Никто не может призвать ультраортодоксов в ЦАХАЛ против их воли. Я предлагаю другой план

Никто не может призвать ультраортодоксов в ЦАХАЛ против их воли. Я предлагаю другой план

Никто не может призвать в ЦАХАЛ израильских евреев-ультраортодоксов против их воли – независимо от того, что постановит БАГАЦ или кнессет. Однако мужчины-ультраортодоксы могли бы проходить альтернативную или военную службу во время длинных каникул между семестрами.

Ситуация с национальной безопасностью Израиля резко ухудшилась. В следующее десятилетие потребуется дополнительно призывать в боевые части еще по меньшей мере 7 тысяч солдат в год. Но ультраортодоксальных израильских евреев нельзя призвать в армию против их воли – независимо от того, какие решения примет БАГАЦ и какие законы утвердит кнессет.

Всем понятно, что быстро растущая и политически сильная ультраортодоксальная община в Израиле больше не может избегать военной или альтернативной службы. При этом лидеры ультраортодоксов не откажутся от своей жесткой общинной структуры, основанной на изучении Торы на протяжении всей жизни

За последние 30 лет предпринималось множество попыток найти решение этого затянувшегося глубокого идеологического и социального кризиса. И все они потерпели неудачу.

Попытки варьировались от масштабной государственной поддержки интеграции «харедим» в университеты и на рынок труда (как пути к военной службе) – до почти полного прекращения государственного финансирования. От убеждения – до принуждения. От пряника – до кнута.



Существовали план комиссии Таля и стратегия комиссии Шакед (оба были закреплены в законах), план Плеснера, план Пери и план Стерна. Комиссии годами обсуждали, как добиться изменений в этом вопросе.

Грандиозные попытки социальной инженерии и компромисса были пресечены нетерпеливыми судьями и политиками – или с самого начала проигнорированы непримиримыми лидерами ультраортодоксов. Они потерпели неудачу, потому что узкие и краткосрочные интересы взяли верх над долгосрочным мышлением и чувством всеобъемлющего национального единства.

Предпринимались и попытки внутрирелигиозного диалога. Он шел между раввинским руководством религиозных сионистов (которое поощряет военную службу) и верхушкой ультраортодоксальных раввинов (которая решительно борется с призывом). Диалог закончился ничем.

Одна группа раввинов цитирует религиозные тексты о важности совмещения национальной службы с изучением Торы (или оплачиваемой работы с изучением Торы). Другая группа раввинов опровергает их, цитируя тексты о первостепенной важности одного только изучения Торы. И желательно – в стороне от светского общества и сионистского государства.

Даже сейчас, когда самые удивительные, глубоко религиозные молодые люди, сионисты, жертвуют собой на поле боя в таких масштабах, как никогда раньше, а их героические истории потрясают сердца «харедим» даже в самых закрытых ультраортодоксальных кругах, лидеры ультраортодоксов не сдвигаются с места.

«Мы уедем за границу, если кто-нибудь осмелится попробовать призвать нас в армию», –пригрозил недавно главный сефардский раввин Ицхак Йосеф.

Йосефа, безусловно, стоит заставить посмотреть на YouTube, что ответил на его возмутительные высказывания глава тель-авивской йешивы раввин Тамир Гранот, чей сын – студент йешивы Амитай – был убит в боях в секторе Газа.

Но большинство израильтян не хотят, чтобы ультраортодоксы бежали из Израиля. И я не верю, что большинство «харедим» сделали бы это, – нет, ни при каких обстоятельствах. Нашей общей национальной целью остается построение лучшего будущего для Израиля.

Хороших решений по вопросу освобождения ультраортодоксов от призыва в ЦАХАЛ пока что нет. Все знают, что дальше так продолжаться не может. Мы застряли в ситуации, когда призыв ультраортодоксальной молодежи необходим – но невозможен, давно назрел – но маловероятен.

Пришло время применить новый подход. Его можно назвать «службой на каникулах». Она позволит ультраортодоксальным мужчинам продолжать изучать Тору – и в то же время проходить военную или альтернативную службу во время каникул между семестрами, десять недель в году.

По моему плану, ни один юноша-ультраортодокс или женатый студент колеля не должен пропускать ни одного дня изучения Торы. Они будут служить только тогда, когда не учатся.

Для светского или современного ортодоксального израильтянина это не будет реальным решением. Они не получат достаточно отпуска на работе, чтобы посвятить себя другому важному делу. Большинство сотрудников (даже руководителей высшего звена) могут брать в лучшем случае две-три недели отпуска в год. Этого недостаточно для регулярной службы в армии. Времени едва хватает на ежегодную резервистскую службу.

Но почти каждая йешива и колель в этой стране работают по одному и тому же академическому календарю – с десятью неделями каникул каждый год.

Учеба в них начинается в еврейском месяце элул (август или сентябрь) и заканчивается через шесть недель – перед Йом Кипуром. Затем студенты отправляются на каникулы до начала месяца хешван. Общая продолжительность каникул – три недели.

Пятимесячный зимний учебный семестр завершается в конце месяца адар (февраль-март). Йешивы закрываются на весь месяц нисан, включая Песах. Продолжительность каникул – еще четыре недели.

Трехмесячный летний семестр заканчивается в начале месяца ав (в июле) – и начинаются еще одни каникулы длиной в три недели.

Итого у всех учащихся и преподавателей йешив и колелей есть десять недель ежегодного отпуска. Ультраортодоксальное общество называет это время «бейн ха-зманим» («между семестрами»).

В эти каникулы вы можете встретить молодых ультраортодоксов и целые семьи, путешествующие по стране, гуляющие по торговым центрам и даже выезжающие за границу. И да, они изучают Тору и в эти перерывы – в неформальной обстановке.

Я считаю, что люди, у которых есть столько возможностей для отдыха, обязаны хотя бы часть своего времени «вне шатров Торы» посвятить тому, чтобы разделить национальное бремя.

Это могло бы работать так. Скажем, в течение пяти из десяти недель каникул каждый год ультраортодоксальные мужчины будут призываться на службу в специально адаптированные для них структуры. Начиная от спасательных служб и отрядов быстрого реагирования в их собственных сообществах – и заканчивая военными подразделениями поддержки (низко- и высокотехнологическими) и даже пехотой.

Они будут служить, не пропуская ни минуты учебного времени, ни одного урока или экзамена, не нарушая своих долгосрочных планов по изучению Талмуда или Торы. Не покидая йешивы (именно этого директора йешив боятся больше всего). И они смогут оставаться в йешивах и колелях столько, сколько захотят – 20, 30, 40 лет или даже всю жизнь, если они этого желают и могут себе позволить.

Некоторым мужчинам-«харедим», возможно, придется отказаться от роскоши провести седер Песаха дома. Им придется провести Йом Кипур в армии или в военном госпитале, катая инвалидные коляски, а их жены в одиночку будут готовиться к празднику. Но это небольшая цена за национальную ответственность и единство. Цена, которую неультраортодоксальные израильтяне давно уже заплатили.

Назовем это «призывом на каникулах». Даже посвятив армии пять или шесть недель в году (в течение нескольких лет) «харедим» в среднем все равно будут иметь дополнительные четыре-пять недель ежегодного отпуска. Это гораздо больше, чем получают светские и соблюдающие традиции израильтяне.

Примечание: мой план не требует от ультраортодоксальных политиков или раввинов отказа от своих высоких принципов. Мое решение не потребует от полиции силой вытаскивать молодых людей из йешивы или из дома.

Точно так же мое решение не потребует от светских израильтян отказаться от своей националистической этики или своих ценностей (например, «один человек, один голос, один солдат – никаких исключений»).

Никому не придется мириться с несправедливостью, отправляя своего сына на войну и слушая разговоры о том, что ультраортодоксы «в равной степени» рискуют своими жизнями.

Мое решение охватывает противоположные друг другу основные принципы – как для ультраортодоксального, так и для неультраотртодоксального лагеря.

Оно одновременно поддерживает и идею, что миру изучения Торы надо позволить процветать в Израиле без ограничений, и убеждение, что морально неприемлемо освобождать целый класс израильских граждан от обязанности (и привилегии!) по защите страны.

Я не умаляю духовного значения, которое ультраортодоксальное сообщество придает постоянному изучению Торы. Но я утверждаю, что у мужчин-«харедим» есть время и возможность служить в армии, не отказываясь от своего уникального образа жизни. Если они на самом деле хотят разделить это бремя – а не только прикрываться проржавевшими идеологическими лозунгами.

Со своей стороны большая часть израильского общества может способствовать более активной интеграции ультраортодоксов в армию (и, соответственно, в социум в целом), принимая хитрые и не представляющие угрозы компромиссные решения – такие как это предложение.

Дэвид Уайнберг для института «Мисгав», «Детали», Д.Г. Фото: Оливье Фитусси √

Об авторе: Дэвид Уайнберг – основатель и координатор Глобального форума против антисемитизма при канцелярии премьер-министра Израиля. В прошлом – старший советник заместителя главы правительства Натана Щаранского.

Новости

Опубликованы кадры похищения Ярдена Бибаса: он избит и весь в крови
СМИ: Израиль рассматривал возможность атаковать Иран 15 апреля
В прошлом году в Израиль не пустили 4 612 россиян

Популярное

Гендиректор «Авиационной промышленности»: «Такой эффективности ПВО мы даже не обещали покупателям»

Успешным отражением иранской атаки Израиль в первую очередь обязан противоракетному комплексу «Хец»...

«Битуах леуми» досрочно выплатит пособия в апреле: подробности

Служба национального страхования в апреле  досрочно выплатит большинство социальных пособий. По случаю...

МНЕНИЯ