Лапид, Нетаниягу и любовь к Израилю

Лапид, Нетаниягу и любовь к Израилю

Примерно два с половиной года назад Гидеон Леви написал, что, в отличие от Яира Лапида, Биньямин Нетаниягу никогда не стал бы кричать на Центральной площади Стокгольма: «We love Israel!»

Леви имел в виду речь Лапида, произнесенную им летом 2016 года на митинге сторонников Израиля в шведской столице. Тогда он призвал всех собравшихся в полный голос скандировать вслед за ним: «Мы любим Израиль!» В той речи Лапид подверг критике тогдашнее шведское правительство за осуждение политики Израиля на оккупированных территориях, что вызвало оправданное недовольство нашего левого лагеря.

Однако сейчас, когда Лапид представляет очевидную альтернативу власти «каханобибизма», израильским левым стоит по-новому взглянуть на Лапида в сравнении с Нетаниягу – и увидеть ситуацию глубже, не ограничиваясь критикой лапидовской речевки «We love Israel». Ведь всем и так понятно, что это поверхностный и слишком мало значащий лозунг.

Оглядываясь на десятилетнее пребывание Лапида в большой политике, следует признать, что воодушевленный возглас «Мы любим Израиль» отражает подлинный смысл и мотивацию всей его общественной деятельности. В самом деле, все выступления и высказывания Лапида преисполнены неподдельной любви к Израилю – той самой, которую он с юношеским задором продемонстрировал в Стокгольме в 2016 году.

Из любви к Израилю Лапид создавал правоцентристскую партию «Еш атид», подвергал необоснованной, разнузданной критике правозащитную организацию «Шоврим штика» и без всяких на то оснований призывал к единству между поселенцем из Отниэля, ультраортодоксом из Бней-Брака и светским жителем Тель-Авива.

Именно любовь к Израилю привела его к выводу о невозможности единения с разрушающими все на своем пути националистами и расистами. После этого Лапид преобразовал свою правоцентристскую партию в ярко выраженную центристскую и публично принял принцип «два государства для двух народов», признав таким образом, что умеренная и рациональная политическая парадигма может принести пользу еврейскому государству.

В отличие от Лапида, у Нетаниягу, постоянно повторяющего демагогическую мантру о собственном предназначении спасти еврейский народ от встающих против него врагов, нет ни капли любви к Израилю. При этом он не враг Израиля (мы не будем здесь устраивать политическое подстрекательство, характерное для бибистов). Просто Нетаниягу абсолютно равнодушен по отношению к конкретному еврейскому народу, живущему в Израиле. Только тот, кто испытывает к этому народу преступное равнодушие, может с нескрываемым цинизмом методично рвать его на куски и безжалостно сталкивать его расколотые части друг с другом. Именно так ведет себя Нетаниягу по отношению к израильтянам.

Только тот, кто возвел непроходимую стену отчуждения между собой и собственным народом, может сеять в нем раздор и токсичную ненависть – так, как это делает Нетаниягу с израильским обществом.

Можно спросить, какое значение имеет эта разница между Лапидом и Нетаниягу для левого лагеря? Разве любовь к Израилю не проявление националистического этноцентризма? История идеологии современного сионизма говорит о другом.

Например, выдающиеся идеологи раннего сионизма, в первую очередь австро-венгерские, привыкшие к жизни в конфликтующем между собой многонациональном окружении, такие как Макс Брод и Мартин Бубер, Шмуэль-Хуго Бергман и раби Биньямин, считали, что именно острое чувство любви к своему народу таит в себе ключ к пониманию аналогичных чувств нееврейских соседей.

В соответствии с этой концепцией, известной под названием национальный гуманизм, национальные сантименты и любовь к своему народу – универсальные чувства, которые способен испытывать каждый человек, однако их универсализм не может быть истолкован абстрактно, а только в эмоциональной связи со своим национальным «я». Только так можно верно понять сущность и мощь этих чувств у других народов.

Исходя из этой концепции, люди, подобные Нетаниягу, равнодушие которого по отношению к еврейско-израильскому народу как к социальной единице очевидно и вопиюще, будут полностью недоступны для понимания чувств, мечтаний и устремлений других народов. Не стоит удивляться тому, что человек, беспрестанно изгаляющийся над собственным народом и раз за разом ведущий его на бесконечные выборы только для того, чтобы увильнуть от суда, будет издеваться над другим народом еще изощреннее.

В то же время есть шанс, что Лапид, исходя из глубокой любви к Израилю, встанет на путь желанного национального гуманизма и проявит подлинную национальную эмпатию по отношению к палестинцам, демонстрируя неподдельное понимание того, что палестинский народ хочет добиться того же уважения и национальной свободы, как и еврейский. Захочет ли и сможет ли Лапид воспользоваться этим шансом? Вопрос станет актуальным только при одном условии – предотвращении возврата к власти Биньямина Нетаниягу и его полном устранении из политической жизни.

Дмитрий Шумский, «ХаАрец», Б.Е. Фото: Моти Мильрод √

Новости

Профессор-израильтянин, изгнанный из кампуса Колумбийского университета, угрожает подать в суд
В Тель-Авиве проходит акция "200 дней без свободы"
ЦАХАЛ нанес ответный удар по шахтам, из которых обстреляли Сдерот

Популярное

Гендиректор «Авиационной промышленности»: «Такой эффективности ПВО мы даже не обещали покупателям»

Успешным отражением иранской атаки Израиль в первую очередь обязан противоракетному комплексу «Хец»...

Протест таксистов «Бен-Гуриона» принес результаты: стоимость междугородних поездок на такси вырастет примерно на 20%

Проблема огромных очередей на такси в международном аэропорту «Бен-Гурион», возникшая из-за нежелания...

МНЕНИЯ