«Мой муж был бы жив, если бы меня не задержали здесь»

«Мой муж был бы жив, если бы меня не задержали здесь»

Ночь, я сижу за компьютером дома, в Кфар-Сабе, а моя знакомая Светлана Вахби, которая когда-то вместе с мужем принимала нас, израильскую делегацию, в Рамалле, ходит по номеру своей гостиницы в Аммане.

Вот уже две недели она ждет в Иордании разрешения израильской службы безопасности въехать домой, в Рамаллу. И неизвестно, когда ей разрешат это сделать. В Иордании она оказалась после долгой дороги, навещала тяжело заболевшую маму в воюющей Украине, в Черновцах. Все лето Светлана выхаживала ее и наконец может вернуться. Как всегда, через Иорданию, по согласованию с Израилем. Обычно такие разрешения приходили за два дня. Но не сейчас.

Две недели отчаяния

После двух недель ожидания в гостинице вечером 11 сентября родственники сообщили Светлане, что ее муж Мухаммед Вахби, который все эти дни волновался, успокаивал и поддерживал ее как мог, скончался в больнице.

«Вы же видели его, Алла, он был очень добрый и внимательный ко всем людям… Я думаю, что он бы был жив, если бы меня не держали здесь столько времени, – говорит Светлана. – Он, конечно, не был совсем здоров, когда-то, много лет назад, у него была травма после автомобильной аварии. А сейчас он меня все успокаивал, говорил «не бери близко к сердцу, тебя скоро пропустят». Еще говорил, что у него как камень на груди. Он с утра не отвечал на звонки, и я попросила племянницу мужа проверить, что с ним. Позже она мне перезвонила и сказала, что отвезла его в больницу. Он пришел в себя, но вскоре умер. Не смогли спасти…»



Светлана родилась в Украине, в Кировограде. О том, как она переехала в Ташкент, встретила там своего будущего мужа Мухаммеда (он из Ливана, из семьи палестинских беженцев), я писала в статье о женах палестинцев, которые живут сейчас на Западном берегу. У Светланы судьба не самая простая. В 1996 году, после соглашений в Осло, она оказалась в Газе, где муж начал работать в министерстве энергетики, а Светлана преподавала в американской школе.

Когда выезжать из Газы стало практически невозможно, а находиться там – опасно, пережив военные операции в 2006, 2008, 2012 годах, семья решила бежать из Газы, и это произошло во время операции 2014 года «Нерушимая скала». Так семья оказалась в Рамалле.

Ее муж – крупный специалист в области энергетики, она тоже всегда работала, и познакомились мы, когда эта красивая пара вместе с другими представителями Палестинской администрации принимала израильских гостей в Рамалле. Они возили нас по городу, показывали, рассказывали, и так жизнь по ту сторону «зеленой черты» становилась нам более понятной.

Большой проблемой на Западном берегу вот уже много лет было то, что статус 4 тысяч жителей ПА оказался не определен. Из них около 3 тысяч человек уехали из Газы, но место их регистрации по-прежнему оставалось там, что создавало кучу дополнительных проблем. И у Светланы место израильской регистрации по-прежнему – сектор Газа, хотя она уже много лет живет в Рамалле.

В 2021 году Израиль решил удовлетворить требования ПА упорядочить статус этих людей.  Тогда все СМИ написали о том, что министр обороны Бени Ганц принял такое решение в рамках нового курса «гражданских и экономических шагов» в Иудее и Самарии. Однако документы сделали не всем, кто пытался изменить свой статус. Процесс остановился. Можно только догадываться, почему это произошло.

Светлана с мужем в это окно не попали. Возможно, с их статусом и связано нынешнее неопределенно долгое ожидание разрешений, но кто виноват в ужесточении условий для обычных людей, которые не имеют свободы передвижения в стране, где живут много лет?

«Мы все сделали по правилам, мой муж за две недели до моего приезда отправил запрос, потом еще раз – нет ответа. Сейчас родственники пытаются через администрацию Махмуда Аббаса помочь мне вернуться. На похороны», – пишет мне Светлана.

Если политика Израиля по отношению к жителям ПА, неспособность никак урегулировать даже то, что вполне можно сделать, если все эти проблемы в 15 километрах от Иерусалима по-прежнему далеки от вас, то вот они, во всей красе.

Это лицо женщины, которая не может вернуться домой на похороны мужа.

«Мой муж был бы жив, если бы меня не задержали здесь»
Светлана Вахби. Фото из семейного архива.

Никаких сдвигов

«Решение об изменении статуса тех, кто живет на Западном берегу, было принято ровно два года назад, но там было и правда очень маленькое окно: не все знали, не все успели, кто-то был за границей, – комментирует ситуацию арабистка Ксения Светлова. – Очень многие бежали из Газы, когда ХАМАС пришел к власти. Да, Израиль не приветствовал их перерегистрацию и пытался проводить политику «разделяй и властвуй». Есть и сейчас попытка сдержать этот натиск. У меня нет данных, кто сейчас хотел бы переехать из Газы на Западный берег, но в любом случае такая политика сдерживания проводится.

– И это все тянется без всяких сдвигов много лет?

– В целом Израиль сейчас пытается делать все возможное, чтобы все процессы были осложнены, например воссоединения семей. С 2003 года есть особое законодательство на этот счет, которое продлевается кнессетом, и получить такое разрешение практически невозможно. Каждый раз говорится, что это длительный процесс, нужны проверки безопасности и так далее. Вся эта ситуация связана с тем, что палестинскими внутренними делами продолжает управлять Израиль.

Это все результат того, что соглашения в Осло (мы как раз сейчас отмечаем их 30-летие) должны были действовать в течение пяти лет. Предполагалось проверить, как это все должно работать, отрегулировать и так далее. Но поскольку прогресса в переговорах не было, все замерло, и в результате есть палестинская бюрократия, сверх нее израильская бюрократия и в целом нежелание упрощать процессы.

– Что касается прав человека, все остается по-прежнему. Жители Западного берега по-прежнему должны претерпевать все эти трудности при въезде и выезде?

– Разумеется, у ПА нет международной границы, это не самостоятельная единица, как считают некоторые. Ничего подобного, и вот такие случаи, конечно, показывают в очередной раз, что ни о какой независимости сейчас речь не идет и что любое решение (не важно, о ввозе помидоров или об изменении статуса человека, который много лет не живет в Газе) – все это проходит через Израиль. То, что было создано на испытательный срок в 1990-х, осталось на десятилетия. Никакого другого механизма нет, и сейчас нет никаких предпосылок и возможностей улучшить существующее положение, потому что в Израиле боятся, что, если изменишь одно, придется изменить и другое… Это касается и экономики, и того, что касается личного статуса.

Каждый палестинец, когда рождается, вписывается через соответствующие инстанции в израильские реестры не как израильский гражданин, а как палестинец, и вся его жизнь регулируется решениями Израиля.

– Как и судьба той, кто связывает с ним жизнь…

Алла Борисова, «Детали». Фото: семейный архив √

Будьте всегда в курсе главных событий:

Подписывайтесь на ТГ-канал "Детали: Новости Израиля"

Новости

Подозрение на теракт: в палестинской деревне под Хевроном ранен израильтянин. Первые сообщения
"Сионисты наслаждаются убийствами". Арабы вышли на первую общеизраильскую демонстрацию против войны
Египет: "Переговоры об освобождении заложников возобновятся в Каире 3 марта"

Популярное

Все остается в семье: как сыновья Либермана стали богатыми людьми

Сыновья Авигдора Либермана разменяли лишь четвертый десяток лет, но уже успели делать бизнес с Россией...

Самолет компании «Эль Аль» попытались отклонить с маршрута, взломав сеть связи

18 февраля серьезный инцидент произошел на рейсе израильской авиакомпании «Эль Аль» с острова Пхукет в...

МНЕНИЯ