Жизнь и метаморфозы Асмы Асад – возможно, будущего президента Сирии

Жизнь и метаморфозы Асмы Асад – возможно, будущего президента Сирии

Издание The Economist опубликовало подробный рассказ о жизни Асмы Асад – жены сирийского диктатора, которой пришлось пройти через многочисленные перевоплощения: лондонская банкирша; гламурная первая леди, которая считала, что социальная реформа и строгий стиль одежды модернизируют государство-изгой; Мария-Антуанетта из Дамаска, делающая покупки в пылающей стране; мать народа, борющаяся с раком, в то время как войска ее мужа громят повстанцев.

В прошлом году американское правительство охарактеризовало Асму, как одну из «самых известных сирийских спекулянтов на войне». Сейчас ходят слухи, что однажды она сменит мужа на посту президента. 

Казалось бы, ничто не предвещало, что она станет женой диктатора. 

Асма Ахрас родилась в 1975 году в Актоне, невзрачном районе западного Лондона. Ее родители – мусульмане-сунниты, приехали в Лондон в 1970-х годах в поисках лучшей жизни. Семья была религиозной и консервативной в культурном плане – отец ходил на пятничные молитвы, мать почти всю жизнь носила хиджаб – но стремилась к ассимиляции своих детей. 

Подростком Асма училась в одной из старейших частных школ Великобритании для девочек. Она получила степень по информатике в Королевском колледже Лондона, где ее вспоминают как умную и трудолюбивую.

Никто не помнит, чтобы она проявляла интерес к Ближнему Востоку. Во время визитов в Дамаск с родителями она проводила время у бассейна в отеле «Шератон». «Она была совсем англичанкой и, похоже, не хотела иметь ничего общего с Сирией», – сказал друг семьи. Она даже не знала арабского языка.

После колледжа она устроилась на работу в инвестиционный банк J.P. Morgan и несколько лет провела в невыносимом ритме лондонского Сити, с рабочими 48-часовыми марафонами и ночевкой в офисе. Это была работа для смелых и амбициозных, но Асму вспоминают как «скромную, вежливую и покладистую», одетую в строгие черные костюмы. Асма специализировалась на слияниях и поглощениях (опыт, который впоследствии пригодился в Сирии). 

Ее мать, Сахар, строила свои амбициозные планы. Ее двоюродный дедушка помог Хафезу Асаду захватить власть. Сахар использовала эту связь, чтобы свести Асму и Башара. Они встречались несколько раз, когда Башар был долговязым студентом-медиком в Лондоне в 1990-х годах. .

Башар вырос в тени своего властного отца и был единственным из шести братьев и сестер, которые учились за границей. Отвращение Башара к крови заставило его специализироваться на офтальмологии, одной из наименее престижных медицинских дисциплин. 

Старший брат Башара, Басиль, служил в сирийской армии, водил гоночные машины и был окружен женщинами. Башар, напротив, был «трудолюбивым, пунктуальным, каждый день ходил в колледж и избегал развязной жизни», по воспоминаниям знавших его в то время сирийских эмигрантов. Он слушал современную западную музыку, пил зеленый чай и катался по городу на велосипеде. В отличие от своего отца, сохранившего крестьянский акцент, Башар говорил с изысканным произношением дамасской элиты. Меньше всего на свете он собирался становиться президентом – но судьба распорядилась по-другому: Басиль, главный наследник отца, погиб в автокатастрофе в 1994 году и судьба династии Асада внезапно легла на плечи Башара.

В 2000 году Асма оставила работу в банке, отказалась от места, которое  только что получила в Гарвардской школе бизнеса, и уехала в Сирию. Позже интервьюер спросил ее, сожалеет ли она об этом выборе. Ее ответ: «Кто предпочтет Гарвард — любви?»

Асма казалась многообещающей супругой новому сирийскому лидеру. Королева Иордании Рания, эмирша Моза из Катара, даже принцесса Диана в Великобритании – все они служили образцами того, как гламурная первая леди может стать движущей силой реформ. Тем более, что светский режим Сирии допускал более активное участие женщин в политике. 

Однако властная мать Башара не приняла невестку. Ей постоянно говорили, что ее задача – помалкивать и производить потомство. Асма послушно исполнила свою роль: у нее быстро родилось трое детей, двое из них – мальчики. Она все еще одевалась, как скромная служащая банка. 

Но, как это часто бывает, возможности открылись во время кризиса. В Ливане был убит премьер-министр Рафик аль-Харири. 

Многие полагали, что это был приказ Башара. Столкнувшись с угрозой международных санкций и массовых демонстраций в Ливане, Башар моргнул первым. Он вывел сирийские войска из Ливана после 30 лет оккупации, что привело в ярость сирийских сторонников жесткой линии. Тут-то и оказалось, что его жена-англичанка может помочь умиротворить западные правительства. Наконец-то, Асма заняла подобающее место за столом.

Через два месяца после убийства Харири, в апреле 2005 года, Асма стояла рядом со своим мужем на похоронах Папы Иоанна-Павла II. Мало кто хотел пожать руку Башару, но Асма в черной кружевной вуали была более привлекательна. На фотографиях видно, как она общается с мировыми лидерами.

Это был поворотный момент для пары. До сих пор жена-иностранка Асма оставалась в стороне. Теперь она стала играть главную роль в международной реабилитации Башара. 

В интервью западным СМИ она не могла не затмить Башара. Дома Асма тоже смягчала образ президентской четы. Асады продемонстрировали свою скромность. Они избегали гигантского мраморного дворца стоимостью 1 млрд долларов, который саудовцы построили при Хафезе Асаде, и жили в скромном трехэтажном доме неподалеку. Асма каждый день сама забирала своих детей из местной школы. Гости, которые ужинали в их доме, были поражены отсутствием пышности: никаких слуг, Башар и его жена сами накрывают на стол.

В это время Асма начала работать над собственным образом. Появились туфли на шпильках и тщательный маникюр. Наземный персонал Syrian Airlines в Лондоне помнит нескончаемый поток ящиков с одеждой из лучших универмагов Лондона. 

Это сработало. Всего через несколько месяцев после убийства Харири «Нью-Йорк таймс» написала, что пара представляет собой «сущность светского западно-арабского слияния». 

Следующим проектом Асмы была сама Сирия. После десятилетий централизованного планирования и ограничений на импорт она хотела омолодить страну. Асма ослепила своего мужа финансовым жаргоном и подтолкнула банковский сектор к открытию для частных и иностранных компаний. Она хотела превратить Дамаск в Дубай, налоговую гавань, свободную от финансового контроля. Эти инициативы не все встретили с радостью: Рами Махлуф, двоюродный брат Башара и самый влиятельный бизнесмен, которого называли «управляющим Сирии», не позволил ей оспорить его место в экономике страны. 

Но Асма нашла новый способ расширить свое влияние. Она создала Syria Trust for Development и пыталась сделать его основным каналом связи Сирии с миром, вербуя англоязычных сирийцев, проживающих за границей, бывших должностных лиц ООН и даже дочь немецкого дипломата. 

Асма считала, что Сирия с ее суровым ландшафтом и археологическими богатствами должна стать привлекательным местом для туризма. Она наняла кураторов из Лувра и Британского музея, чтобы реконструировать центральный Дамаск. Цементный завод превратится в галерею по образцу лондонской Тейт Модерн. Берега грязной реки, протекающей через город, должны были превратиться в парк. Планировалось построить новую железнодорожную ветку, которая свяжет Дамаск с древними ассирийскими городами на слаборазвитом северо-востоке. В марте 2011 года в Vogue вышла статья, где Асма изображалась как «роза в пустыне», которая была полна решимости превратить Сирию в «бренд».

Но в это время в Тунисе запылала «арабская весна», которая перекинулась на Египет, а затем – на Сирию.

Страна погрузилась в хаос, и воздушные замки Асмы рухнули. Торжественный вечер по случаю открытия национального музея был отменен. Ее проекты культурного возрождения остались на бумаге. 

Асма почти не появлялась на публике с момента начала протестов, что вызвало спекуляции. Была ли она в плену обстоятельств или поддерживала действия мужа? Возможно, она даже сбежала за границу?

Сохраняя молчание на общественной арене, Асма внезапно сосредоточилась на ремонте дома. В первый год восстания она потратила 250 000 фунтов стерлингов на мебель. Чтобы обойти санкции, она отправила своего парикмахера за покупками в Дубай и использовала псевдоним при заказе в Harrods. О покупках Асмы свидетельствуют тысячи электронных писем от ближайшего окружения Асада, которые в 2012 году просочились в «Гардиан». Асма в шутку назвала себя «настоящим диктатором» в семье Асада.

Вскоре после этого Асма сделала свое первое официальное заявление с начала восстания: «Президент является президентом всей Сирии, а не главой сирийской фракции, и первая леди поддерживает его в этой роли». 

Платья и туфли на шпильке не подходят для развалин гражданской войны. Новая реальность Сирии потребовала новой Асмы. Ушли каблуки, маникюр и украшения. Пришли туфли на плоской подошве, футболки и брюки, обнажающие ее исхудавшие руки и миниатюрную фигуру. 

В 2018 году у Асмы диагностировали рак груди. Болезнь не помешала ей тщательно поддерживать свой публичный образ и следить за тем, чтобы все знали, что она осталась в Сирии для лечения. Ее борьба была подробно описана в государственных СМИ и соцсетях президента. Ее даже снимали по пути в операционную.

 

View this post on Instagram

 

A post shared by Syrian Presidency (@syrianpresidency)

Когда у нее выпали волосы, она сфотографировалась в шикарном головном платке, демонстрирующем уязвимость и силу, – неотразимая метафора борьбы ее мужа с повстанцами. «Поздравляю с победой над раком», – начал один телеинтервьюер. «Спасибо, – ответила Асма. – Надеюсь, что мы скоро отпразднуем победу Сирии».

Асма приложила немало усилий, чтобы скрыть свое британское происхождение. Она так усердно работала над своим арабским, что даже сирийцы больше не могли различать английский акцент. Она стала игнорировать запросы западных СМИ об интервью, принимая заявки только от российских и местных СМИ. Хотя Асма отвернулась от Запада, ее организация с международными донорами сохранилась. Доходы ее благотворительной организации Syria Trust иссякли после того, как ЕС ввел санкции в 2012 году. Но теперь траст можно было оживить – чтобы принять хлынувшую в страну международную гуманитарную помощь. Большая часть этих денег скоро досталась Асме.

Для агентств ООН, стремящихся доставить помощь в контролируемые режимом районы, траст был бесценным инструментом: его англоязычные сотрудники были знакомы с международными правилами, Асма могла открывать двери и контрольно-пропускные пункты. К 2017 году через траст поступало больше средств ООН, чем практически через любую другую сирийскую организацию.

В 2016-19 годах Syria Trust ежегодно получала все большие суммы денег от агентств ООН (только агентство ООН по делам беженцев пожертвовало 6,5 млн долларов за первые пять месяцев 2018 года). К 2020 году в трасте работали почти 1 500 сотрудников, а также 5 000 волонтеров.

В качестве главы Syria Trust Асма приобрела больше, чем просто богатство. Пользуясь помощью ООН, она создала обширную сеть покровительства, в которую вошли сирийские полевые командиры. Сообщается, что люди выражали благодарность за ее защиту и доброжелательность в виде чемоданов, полных денег, доставленных организациям, с которыми она была связана.

Бывшие соратники говорят, что Башар доволен финансовым успехом своей жены и благодарен за ее помощь: он устал после десятилетней войны, а экономика никогда не была его сильной стороной. По словам лоббиста Асада в Европе, Асма стала его «главным экономическим советником».

В этом качестве она хладнокровно разделалась со своим давним конкурентом, Рами Махлуфом. Сирийский фонд теперь взял на себя благотворительность, которую Махлуф использовал, чтобы снискать расположение алавитов. Банковские счета Махлуфа были заморожены, а люди Асмы вошли в правления его предприятий. Сейчас Махлуф остается под частичным домашним арестом и, по слухам, его оставили в живых только потому, что он хранит пароли и документы на зарубежные активы на сумму около 10 млрд  долларов.

Государственные СМИ посвящают Асме прайм-тайм. Огромные плакаты с ее изображением появились в родном городе ее родителей Хомсе. Госслужащие вешают ее портреты в своих кабинетах рядом с фотографиями Башара Асада. 

И в Дамаске, и в зарубежных столицах сирийцы открыто размышляют о том, есть ли у нее политические амбиции, чтобы подняться на самую вершину. Если позиция Башара станет несостоятельной, может ли президент Асма оказать подачку суннитскому большинству страны, сохранив при этом преемственность власти? Ходят даже слухи, что член семьи недавно встретился с американскими официальными лицами, чтобы заручиться поддержкой такой схемы. «Башар и Асма думают об этом, – говорит бывший сирийский дипломат. – Она хотела бы стать президентом, и оба рассматривают это как революционное решение для спасения режима».

Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. Фото: Presidencia de Siria, via Facebook

Новости

Родители заложника обратились к сыну: «Будь сильным и выживи»!
Израильский фильм внезапно сняли с кинофестиваля в Пекине
11-й канал: в Израиле пытаются придумать новый план сделки с ХАМАСом

Популярное

Гендиректор «Авиационной промышленности»: «Такой эффективности ПВО мы даже не обещали покупателям»

Успешным отражением иранской атаки Израиль в первую очередь обязан противоракетному комплексу «Хец»...

Израильский международный аэропорт готовится к рекордным нагрузкам

Уже в ближайшее воскресенье израильский аэропорт«Бен-Гурион» обслужит более 50 тысяч пассажиров, а спустя...

МНЕНИЯ