Фото: Maxim Shemetov, Reuters

Психология последнего «большого хапка»

В своей автобиографии Путин вспоминает эпизод с крысой, которую он загнал в угол, а она на него напала. «Лучше никогда никого в угол не загонять», — комментирует эту историю Путин.

Этот факт в биографии президента России, видимо, столь важен для него, что он из его биографии перекочевал в несколько пропагандистских фильмов, в том числе и в тот, что был показан перед выборами в 2018 году.

Сегодня для путинской России все отчетливее просматривается «угол», в который она себя загоняет своей собственной конструкцией власти. Этот тип власти можно назвать «немонархическим самодержавием», то есть самодержавием, в котором не установлены династические или какие-то иные правила перехода власти. Как будет выглядеть власть в России после 2024 года, когда истечет формально второй и последний, а на деле пятый срок Путина, не знает никто. Если исходить из тезиса спикера Госдумы Володина, что «Путин – это Россия, а Россия – это Путин», то в 2024 году у России есть все формальные основания исчезнуть.

Ситуация неопределенности и отсутствие горизонта планирования порождает у властной и околовластной публики психологию «последнего большого хапка». Бесстрастным барометром, демонстрирующим стремительный рост этой психологии, могут служить данные Центробанка о динамике чистого оттока капитала. Первый квартал 2019 года — $ 25,2 миллиарда, что в 1,6 раз больше чистого оттока капитала за первый квартал 2018 — $ 16,1 миллиарда. Отток капитала за 2018 – 67,5 миллиардов долларов США — в 2,6 раз превышает объем «убежавших» из России денег в 2017 году (25,1 миллиардов долларов).

В еще большей степени психология «последнего большого хапка» проявляется в поведении одного из главных бенефициаров путинского режима, Игоря Сечина и его компании. Михаил Ходорковский, комментируя грандиозный скандал с перекрытием нефтепровода «Дружба» и отказом Польши и Беларуси принимать «грязную» российскую нефть, выдвигает гипотезу о том, что причина попадания в экспортируемую нефть вредных примесей связана со стремлением управляемой Сечиным компании «Роснефть» наращивать нефтедобычу без затрат и без оглядки на возможные международные последствия. В условиях «последнего большого хапка» о долговременных, в том числе — репутационных последствиях не думают.

Если поведение бенефициаров путинского режима разрушительно для экономики России и представляет опасность прежде всего для ее граждан, то поведение российской власти и лично Путина, которые озабочены решением проблемы 2024 года, создают серьезные угрозы всему миру и прежде всего ближнему окружению России.

Самый простой способ продлить путинское именное самодержавие после 2024 года – радикально изменить границы России путем поглощения другой страны. Роль жертвы в последнее время политологи отводят Беларуси, с которой у России уже создано т.н. «союзное государство». Осталось провести процедуру, обратную той, которая была совершена 28 лет назад в Беловежской пуще. Тогда вместо государства СССР была создана пустая форма – СНГ. Теперь ставится задача наполнить пустую форму «союзного государства» реальным содержанием: ввести единую валюту, объединить силовые структуры, создать единые центры власти. Однако, этот, весьма соблазнительный для Кремля вариант, имеет близкие к нулю шансы, поскольку для «последнего диктатора Европы», Лукашенко последствия потери власти столь же катастрофичны, как и для Путина, а посему он будет за нее биться до последнего.

В этой связи последнее заявление Путина о предоставлении российского гражданства всем гражданам Украины выглядит как угроза тотального поглощения Украины путинской Россией. Вопрос о том, будет ли предпринята попытка «проглотить» Украину целиком или оккупировать несколько ее восточных и южных областей, может быть решен Кремлем после того как станет ясно сколько граждан Украины и в каких областях изъявят желание получить российский паспорт.

Выбор в качестве объекта для поглощения именно Украины, а не Беларуси может быть связан с картиной мира в голове нынешнего хозяина Кремля и его обслуги. В их системе ценностных координат минский авторитарный режим  стоит выше киевского с его демократией, плюрализмом, свободой слова и разделением властей. Все это в глазах обитателей Кремля и Старой площади не что иное, как слабость.

Призывы к разделу Украины и ее частичному поглощению уже несколько лет постоянно звучат по государственным телеканалам России. Призыв к паспортному поглощению Украины, прозвучавший от президента России – это следующий уровень угрозы. Опыт Южной Осетии и Абхазии свидетельствует, что переход на уровень военного вторжения и оккупации сегодняшняя Россия совершает довольно легко. Шансы такого перехода и вероятность решения «проблемы – 2024» путем попытки полной или частичной оккупации Украины резко увеличивает ощущение безнаказанности.

Вторжение в Грузию в 2008 году не привело для Кремля ни к каким негативным последствиям. Ни к малейшим. Кроме позорнейшего доклада Тальявини, в котором вина за начало войны была возложена на Грузию, в эскалации конфликта были обвинены в равной мере Грузия и России. Как будто мир потерял глобус и не смог понять, чьи войска на чьей территории воевали, и какая страна потеряла часть своей территории. (Хайди Тальявини была главой комиссии ЕС по расследованию причин вооруженного конфликта в Южной Осетии. Ранее работала в представительстве ООН в Грузии, — прим. «Детали»)

Оккупацию Крыма и развязывание агрессивной войны против Украины мировая общественность безоговорочно осудила. И что? Мировые лидеры продолжают принимать Путина, главы государств продолжают ездить в Москву и Сочи. Продолжают общаться с ним, как будто это глава государства, признающий международное право, а не главный международный агрессор, поддерживающий террор, организующий и поддерживающий очаги нестабильности во всем мире, ведущий две агрессивные войны и оккупировавший часть территории суверенного государства.

Фултонская речь Уинстона Черчилля, прозвучавшая 73 года назад, сплотила свободный мир перед угрозой сталинской экспансии и позволила ее осознать и сыграла свою роль в том, что угроза распространения коммунистических режимов и их влияния не приобрела характер эпидемии. Сегодня такую речь произнести некому.

Измельчание мировых лидеров стало одним из условий того, что Путин свободно гуляет по «мировому буфету». Роль Черчилля могла бы сыграть, например, группа европейских интеллектуалов, которые недавно призвали бороться за Европу против популизма. Важно, чтобы сами европейские интеллектуалы поняли, что угроза европейской цивилизации исходит сегодня прежде всего из Кремля…

Игорь Яковенко, «Детали». К.В. Фото: Maxim Shemetov, Reuters


тэги

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend