Friday 27.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    AP Photo/Daniel Cole
    AP Photo/Daniel Cole

    «Наше будущее в опасности»: евреи Франции против Марин Ле Пен

    Результаты первого тура президентских выборов во Франции вызвали неоднозначные реакции еврейских лидеров. 


    Действующий президент и центрист Эммануэль Макрон занял первое место с 27,6%. «Это обнадеживающая новость, – сказал Эли Корчиа, глава Центральной консистории израильтян Франции. – Но ультраправые находятся на грани достижения власти. С 23,4% Марин Ле Пен находится в лучшем положении, чем когда она противостояла Макрону в 2017 году, – отметил он, имея в виду первый тур последних президентских выборов. – Традиционные партии мейнстрима потерпели крах».

    Франсис Калифат, глава еврейской зонтичной группы Crif, выразился еще более резко. «Примерно 50% людей проголосовали за экстремистскую партию, либо крайне правую, либо крайне левую, – сказал он. – Нет абсолютно никакой гарантии, что Макрон победит во втором туре». 

    «Наша организация беспартийная, но Марин Ле Пен – ультраправая. На карту поставлено будущее Франции, поэтому мы призываем голосовать за Эммануэля Макрона», – сказал Калифат.


    Несколько кандидатов, выбывших из президентской гонки по результатам первого тура, призвали своих сторонников предотвратить победу Ле Пен, проголосовав за Макрона. Однако лидер «Национального объединения» Ле Пен получила поддержку своего коллеги, лидера ультраправых Эрика Земмура, который призвал своих сторонников голосовать за нее.

    «Марин Ле Пен хочет запретить кипу, запретить кошерное мясо – как произведенное во Франции, так и импортное. У нее и Земмура, как и у крайне левого Жан-Люка Меленшона, экстремистская повестка», – сказал Самуэль Лежо, глава еврейского студенческого движения UEJF.

    Во время предвыборной кампании и Земмур, и Ле Пен обещали ограничить иммиграцию, штрафовать мусульманок, носящих головные платки на публике, и депортировать иностранцев, которые были осуждены, подозреваются в связях с радикальным исламом или являются безработными. Земмур также предложил запретить называть детей нефранцузскими именами.

    Земмур стал большим сюрпризом кампании. После первоначального взлета в опросах, когда он был вторым после Макрона, он в конце концов пошел на спад и получил около 7% голосов. Несмотря на то, что он ежедневно вступал в полемику, в том числе заявляя, что введет уголовную ответственность за ношение кипы в общественных местах, ряд евреев проводили кампанию в его поддержку. Они считали, что он покончит с иммиграцией и будет гораздо жестче относиться к преступникам, чем нынешнее правительство.


    Глава Crif заявил в начале кампании, что «ни один еврейский голос не должен достаться Земмуру» после неоднозначных заявлений последнего о том, что глава правительства Виши, маршал Филипп Петен, защищал евреев во время Второй мировой войны, что он сомневается в невиновности капитана Альфреда Дрейфуса, и после его уничижительных комментариях о жертвах террористического нападения на еврейскую школу в 2012 году. Главный раввин Франции Хаим Корсиа дошел до того, что назвал Земмура «антисемитом».

    Оба еврейских лидера подверглись критике в социальных сетях со стороны сторонников Земмура, в том числе евреев, за свои высказывания. «Земмур привнес в кампанию крайне агрессивный тон, и я был одной из его мишеней, – сказал Калифат. – Эта напряженность должна быть устранена. Хотя я считаю, что евреев, которые приняли такой подход и словесно нападали на еврейские учреждения, меньшинство, мы должны понять, как это произошло и почему они поддержали Земмура. Я считаю, что нам нужен большой разговор о наших учреждениях и необходимо задать вопросы о нашей собственной работе».

    «Макрон должен решить проблемы»


    Евреи пока не списывают Земмура и его партию «Реконкиста» со счетов, поскольку он намерен восстановить французских правых и объединить националистические и более умеренные фракции после краха правоцентристской партии «Республиканцы».

    «Партия “Реконкиста” заявляет, что у нее 110 000 членов, и она может стать мощным инструментом в будущем для Марион Марешаль, племянницы Ле Пен. Она очень амбициозна и может баллотироваться на пост президента через пять лет», – сказал Калифат. В прошлом месяце стало известно, что Марешаль вступила в партию Земмура.

    Многие из общественных лидеров высказывают одну и ту же мысль: Макрон должен решить проблемы, которые заставили многих голосовать за экстремистских кандидатов.

    «Когда ультраправые и ультралевые получают столько голосов, ясно, что это происходит от разочарования избирателей в умеренных лидерах, которые правили страной десятилетиями, – сказал Корчиа из Центральной консистории израильтян Франции. – Необходимы решительные и целенаправленные действия по борьбе с преступностью посредством образования, обеспечения безопасности и адекватных наказаний».

    Студенческий лидер Лежойе отметил проблему безопасности, с которой сталкиваются молодые французские евреи. «Очевидно, что существует страх перед будущим, и с этим нужно что-то делать, – сказал он. – Хорошо известно, что еврейские дети вынуждены менять школы из-за антисемитизма. А теперь и еврейские студенты вынуждены покидать университеты».

    Растущее неравенство между богатыми и бедными во французском обществе также было ключевой темой кампании, и многие избиратели обратились к Ле Пен и Меленшону в связи с их политикой социальной защиты. Первый срок Макрона был отмечен историческими социальными протестами, преимущественно движением «желтых жилетов», которые были приглушены лишь пандемией коронавируса.

    Автор и религиозный активист Марек Хальтер предупредил, что статус-кво во французской политике находится под угрозой. «Я считаю, что наша политическая сцена мутирует: традиционные левые и правые партии рушатся, и появляется раскол между прогрессивным и интернационалистским подходом с одной стороны и националистическим и консервативным – с другой».

    «Я хочу сказать Эммануэлю Макрону: “Вам нужно по-настоящему слушать народ”. Франция немного похожа на монархию, где президент обладает всей полнотой власти. Если Макрон не будет действовать быстро, он столкнется с массовыми протестами – возможно, даже большими, чем в случае с движением “желтых жилетов”».

    Ширли Ситбон, «ХаАрец», А.А. AP Photo/Daniel Cole⊥

    Читайте также:

    Главная тема президентских выборов во Франции – война

    Первая женщина-президент Франции? Две кандидатки готовы побороться за этот пост

     

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend