Saturday 19.06.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Лаг ба-Омер – забытая трагедия на горе Мерон

    Праздник Лаг ба-Омер насколько же прекрасен, настолько опасен. По всему Израилю разжигают костры, и ни года не обходится без пожаров и ожогов.

    Лаг ба-Омер празднуют на 33-й день после Песаха, 18-го числа еврейского месяца ияр (эта дата неизменна, в отличие от дат григорианского календаря). В этот день скончался автор книги «Зоар» Шимон Бар-Йохай – и на горе Мерон под Цфатом, у его могилы, собираются сотни тысяч людей. Только Божьей помощью можно объяснить тот факт, что несчастные случаи здесь случаются крайне редко! Но все же случаются. Самая страшная трагедия была на горе Мерон 90 лет назад – 5 мая 1931 года.

    Началом празднования считается момент зажжения первого костра на горе Мерон. Говорят, что летящие от костра искры напоминают об «искрах святости», которые рабби Шимон Бар-Йохай извлек из нечистоты нашего мира. Право зажжения первого костра по традиции принадлежит хасидскому раввину из небольшой буковинской деревни Бояны. Это право в середине XIX века выкупил его предок – ребе Исраэль из Ружина. Ребе жил в Садигоре (пригород Черновиц), и однажды туда забрел посланник, собирающий пожертвования на нужды евреев Цфата. Ребе пожертвовал огромную сумму 100 золотых талеров, но потребовал, чтобы право зажжения первого костра на Мероне навеки принадлежало старшему раввину из семейства Фридманов.

    Потом Бояновский ребе часто перепродавал право на зажжение первого костра, чтобы пополнить казну своего хасидского двора. И в 1931 году это право перекупил раввин Рафаэль Даян.

    Паломников на горе Мерон в наши дни собирается до полумиллиона. В 1931 году их было поменьше, но тоже немало – около 10 тысяч человек. Костер тогда зажигали во дворе здания, возведенного (скорее всего, в средние века) над могилой рабби Шимона. Чтобы наблюдать за волнующей процедурой торгов, а затем – зажжением костра, многие залезли на крышу старинной синагоги, окружающей двор гробницы – на нее взгромоздилось около ста человек.

    И в тот момент, когда начали зажигать костер, ветхая крыша рухнула. Люди попадали внутрь синагоги и на каменные булыжники двора. Крики раненых были слышны по всей округе.

    Верующие тут же бросились разбирать завалы, и увидели страшную картину – среди множества раненых были и погибшие.

    На том празднике в качестве почетного гостя присутствовал староста района Арад Ифандари. В то время на горе Мерон была арабская деревня. Ифандари сразу же послал туда гонцов с поручением сделать из подручных материалов носилки и прислать людей, чтобы переправить раненых в Цфат – за 12 километров от горы Мерон.

    А травмы получили почти все упавшие. В результате катастрофы 40 человек получили серьезные ранения, семеро погибли на месте, и еще один человек, Мордехай Зайдель, умер от полученных травм на другой день.

    Всех погибших похоронили прямо на горе Мерон, устроив там небольшое еврейское кладбище.

    Среди погибших был сын одного из хасидских адморов, реб Цви из Бердичева-Цфата. Йосиф-Дов Розенштейн погиб в возрасте 40 лет, оставив жену и семерых детей. В память о нем и о трагедии 1931 года его потомки установили на кладбище памятную стелу…

    …Существует немало еврейских обычаев, связанных с праздником Лаг ба-Омер. Кто-то в этот день разводит костры, кто-то стреляет из лука. Но, на мой взгляд, лучший способ помянуть рабби Шимона Бар-Йохая – почитать в этот день его книгу «Зоар». Тогда как посещение горы Мерон с сотнями тысяч верующих потенциально небезопасно. Пусть даже последние 90 лет обходилось без происшествий, но этот визит можно перенести на любой другой день.

    Александр Рыбалка, «Детали». Фото: Гиль Элиягу˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend