Суббота 16.01.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    559366_Government_Emil_Salman

    Клопы не умирают – они только меняются

    Когда клоп залезает наверх, что-то дурное происходит внизу. «Как этот клоп залез наверх?» спросили 50 лет назад участники квартета театрального клуба. Они имели в виду министров в правительстве. Сегодня клопы по-прежнему ползут наверх, потому что клопы не умирают – они только меняются.

    Верно, что в западных демократиях они тоже ползут наверх, но там есть конституция, которая их ограничивает, и парламент, который их контролирует. У нас же они ползают совершенно свободно – без конституции и без ограничений. Хватаются за кого-нибудь и вместе с ним лезут наверх. Бац – и они уже в правительстве!

    У нас их распознают, только когда слишком поздно, когда они уже прилипли к своим креслам, и нам не остается ничего иного, как молиться, чтобы они не были такими лжецами, как Биньямин Нетаниягу и Арье Дери.

    Есть что-то порочное в той системе, где назначают министров. Пришла «корона» и научила нас, что обычного подлизывания, связей и интриг уже недостаточно. Мы поняли, с кем имеем дело: с перепуганными клопами, онемевшими от страха и неспособными объяснить, почему надо открывать парихмахерские и закрывать бассейны.

    Нет ни одного клопа, который захочет заниматься «короной». Каждый клоп хочет министерство обороны, МИД, минфин или хотя бы министерство по вопросам социального равенства, чтобы ездить по всему миру. Но министерство регионального сотрудничества тоже будет принято с благодарностью.

    Еше не родился клоп, который скажет: нет, спасибо – даже клоп по вопросам водных ресурсов. Все скажут: если Кац может, я тоже могу. И тогда философа делают министром энергетики, программистку – министром юстиции, а министром образования – отставного генерала, чей мир состоит из батальонов и полков, и у него нет ни малейшего представления, что делать с «короной», учителями, родителями и школьниками.

    Клопы амбициозны и манипулятивны – отличные качества для праймериз, но не для управления бюджетами и контроля над тысячами работников. Они могли воспользоваться помощью тех, кто умеет управлять и контролировать, но прыжок на вершину вызывает у них сильнейшее головокружение (ведь до недавнего времени они лишь подавали чай старшим чиновникам). Они уверены, что могут руководить в одиночку – без генинспектора или замгендиректора, или главного аудитора.

    Уже в первый день в министерстве они опознают врага. Это – профессионалы, те, кто раскрывает невежество клопов, их полную немощь. Профессионалы – это чиновники в целом и «чиновники минфина», в частности. Это те, о ком говорят, что они хотят сменить власть и подрывают ее (никогда не мог понять, зачем). Чиновники – это те, кто не дает клопам влезть на крыши и оттуда разбрасывать нам миллионы шекелей, чтобы «потрафить народу».

    Комиссия по расследованию провалов в борьбе с «короной» будет поджаривать на медленном огне не чиновников, а клопов. Эта комиссия вызывает у них ужас. Они не принимают ни одного решения, в котором не было бы мыслей об этой комиссии. Ни одного предложения – без того, чтобы подумать, а что скажет о нем эта комиссия. Они не перестают спрашивать себя, как им избежать ее с миром, когда провал так очевиден.

    В таком положении они готовы на все. Они не рухнут в одиночку. Они утащат за собой всех. Они будут тыкать пальцем друг в друга и верещать: это – не я, это – он!

    Похоже, Юлию Эдельштейну предпочтительно, чтобы миллионы потеряли заработок, только бы не обвинили его в том, что они подхватили «корону».

    Похоже, Кац думает, что если они перемрут, то лучше от «короны», чем от голода.

    Они перепуганы, но не до такой степени, чтобы забыть засекретить протоколы заседаний на 30 лет.

    В деловом мире эту компанию клопов уничтожили бы в одну минуту сильным нажатием на кнопку распылителя. С такими результатами акционеры фабрики по изготовлению зонтиков выкинули бы ко всем чертям провалившегося гендиректора, который скажет: что вы хотите – это же не я, я же передал полномочия, и вообще я все время только и думал о вас и о вашем благе, когда занимался эмиратами.

    А где же ультраортодоксы во всей этой истории? Ультраортодоксы – это слон в комнате. Огромный слон, не оставляющий места для дыхания. Все – клопы, полицейские, судьи Верховного суда – прижаты к стене только из-за него. Задыхаются, но молчат. Не говорят о слоне в комнате.

    Последнее, чего хочет клоп – это разозлить слона. Слон – это слон. Слон не различает между «красными» и «зелеными» городами. Клопы молчат. Они знают, почему. Слоны закипают от злости, когда их рассовывают по «красным» и «зеленым» клеткам. А тот, кто видел разозленного слона, дважды подумает перед тем, как спросить, почему их дети учатся, а наши – нет.

    Йоси Клайн, «ХаАрец». Р.Р.Фото: Эмиль Сальман˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend