Главный » История » 70 лет назад Израиль справился с эпидемией полиомиелита

70 лет назад Израиль справился с эпидемией полиомиелита

6 июля 1949 года в газете "ХаАрец" появилось сообщение: "В Петах-Тикве циркулируют слухи об эпидемии полиомиелита. Источником заболевания якобы являются городские бассейны. Государственное управление здравоохранения совместно с отделом здравоохранения муниципалитета Петах-Тиквы и местным отделением профсоюза врачей провели расследование и пришли к следующим выводам: а) никакой эпидемии полиомиелита не существует; б) единственный человек, у которого были обнаружены симптомы этого заболевания, полностью вылечился; в) все бассейны в Петах-Тикве находятся в удовлетворительном санитарном состоянии и не могут быть источником распространения болезней. Возможно, хлорированная вода вызвала раздражение слизистой оболочки у некоторых людей, что и послужило поводом для возникновения слухов".

Карантин в Рош ха-Аине и "Микве Исраэль"

Несмотря на подчеркнуто спокойный тон этого заявления, люди, знакомые с истинным положением дел, понимали: Израилю действительно угрожает эпидемия. Наверное, бассейны Петах-Тиквы и не имели прямого отношения к ее распространению, однако количество больных в те дни неуклонно увеличивалось. В 1949 году в Израиле было зарегистрировано 128 случаев заболевания полиомиелитом – довольно много, учитывая, что население страны тогда составляло немногим более миллиона человек.

Опасаясь возникновения паники, власти действовали осторожно. Все слухи о вспышке эпидемии опровергались, и в карантин никого не отправляли. Но в начале 1950 года ситуация начала становиться угрожающей. В этот момент уже было понятно, что без решительных действий – пусть и точечных – уже не обойтись.

В феврале 1950 года в Рош ха-Аине полиомиелитом заболели 5 детей, четверо из которых вскоре скончались. На месте сегодняшнего благополучного города в то время стояло около 1500 палаток и бараков, в которых теснились 35 000 человек. В основном это были репатрианты из Йемена, доставленные в Израиль в ходе операции "Орлиные крылья". Кроме них, в бараках Рош ха-Аина обитали несколько сотен евреев из Джибути и Эритреи.

Санитарные условия в лагере оставляли желать лучшего, продовольственное снабжение было еще более скудным, нежели по всей стране. Запрет на выезд за пределы Рош ха-Аина грозил взрывом недовольства. Но в сложившейся ситуации у властей не оставалось выбора. В середине февраля 1950 года в Рош ха-Аине официально был объявлен карантин. После этого эпидемия полиомиелита в Израиле стала свершившимся фактом.

С началом весны несколько десятков случаев заболевания были зарегистрированы в Западной и Верхней Галилее и сельскохозяйственной школе "Микве Исраэль" возле Тель-Авива. Эта школа была основана еще в 1870 году. Ее первый набор составил 30 учеников, в начале 50-х их было уже несколько сотен. Большинство из них жили в находящемся при школе интернате. После того, как в апреле 1950 года у целой группы учащихся обнаружился полиомиелит, в "Микве Исраэль" был объявлен карантин.

Родители в панике, медсестры жалуются на врачей

В стране начала нарастать паника. Обвинить в этом прессу было невозможно – сообщения о заболевании полиомиелитом даже не попадали на первые полосы. В те дни газетные шапки были посвящены, в основном, международному положению Израиля (готовящемуся к подписанию пакту о ненападении с Трансиорданией), внутриполитическим проблемам (вероятному присоединению к правящей коалиции партии МАПАМ), отношениям между СССР и США (президент Трумэн отказался ехать в Москву, но выразил готовность принять Сталина в Вашингтоне).  Тем не менее, вести о карантине, введенном в Рош ха-Аине и в школе "Микве Исраэль", а также об омраченном эпидемией праздновании Первомая в Западной Галилее, оказались для многих важнее всего. Сотни родителей, схватив в охапку детей, устремились в больницы – делать проверку на полиомиелит.

Система здравоохранения молодого еврейского государства не была готова к такому повороту событий. И не только из-за нехватки медицинского персонала и лабораторного оборудования. Израильские педиатры были плохо знакомы с симптоматикой полиомиелита и не имели опыта борьбы с этой болезнью. Впрочем, в то время и в других странах дело обстояло не многим лучше. Принятого повсеместно метода лечения полиомиелита, не говоря уже о вакцине, в начале 50-х еще не существовало.

Поэтому, когда в Израиле вспыхнула эпидемия, родители жаловались на то, что врачи не предоставляют исчерпывающей информации о состоянии их детей и не сообщают, чего им следует им ожидать в ближайшем будущем. Но и сами медики в те дни пребывали в замешательстве. В мае 1950 года состоялся съезд медсестер, на котором, среди прочего, обсуждался вопрос борьбы с полиомиелитом. Все выступавшие говорили о том, что сложившаяся ситуация является нестерпимой. Медсестры жаловались на отсутствие доверия со стороны родителей заболевших детей – вполне, по их мнению, обоснованное. Они утверждали, что врачи дают им противоречивые указания относительно профилактики полиомиелита и ухода за больными. Присутствовавшие на съезде руководители больниц обещали разобраться в происходящем.

К этому времени – маю 1950-го – в Израиле насчитывался 191 больной полиомиелитом. К концу года их было уже 1621. Это означает, что в среднем на каждую 1000 детей приходилось 12,8 заболевших. Сегодня это считается очень высоким показателем (для сравнения – 18 марта на каждую тысячу жителей Израиля приходится 0,05 больных коронавирусом). 70 лет назад министерство здравоохранения сочло возможным сообщить, что повода для особой тревоги не наблюдается. "Раздувание проблемы и публикации, содержащие преувеличения, наносят обществу ущерб", — говорилось в официальном заявлении минздрава.

На подозрении вода, кефир и новые репатрианты

В то же время инфекционные отделения больниц не справлялись с наплывом поступающих к ним пациентов. А в отсутствие достоверной информации, в стране распространялись разнообразные слухи о путях передачи заболевания. Люди начинали опасаться всего. Многие жители Тель-Авива и Хайфы перестали ходить с детьми на море. Говорили, что вирус полиомиелита содержится в питьевой воде, молочных продуктах и даже овощах и фруктах. В связи с этим генеральный директор министерства здравоохранения Йосеф Меир был вынужден выступить в прессе с разъяснениями. "Распространение заболевания никак не связано с продуктами питания, — подчеркивал он. – Ни вода, ни молоко, ни кефир не содержат вирус полиомиелита. Главное средство борьбы с болезнью – это личная и общественная гигиена. А последствия полиомиелита можно преодолеть с помощью специальной терапии".

Поскольку всем было известно о введенном в Рош ха-Аине карантине, по стране расползлись слухи, что вирус был завезен в Израиль из Йемена. На появлявшихся в городах новых репатриантов многие косились и старались обойти их стороной. Йосеф Меир решительно опроверг эту версию. "Новые репатрианты ни в коем случае не являются источником эпидемии, — заявил он. – Нет никакой необходимости вводить карантин во всех местах проживания новоприбывших". Статистика подтверждает справедливость этого заявления. Уровень заболевания среди детей репатриантов и старожилов Израиля практически все время держался на одном и том же уровне.

Официально отрицая существование серьезной проблемы, власти все же пытались принять оперативные меры для ее решения. В 1950 году были отменены все летние лагеря для отправившихся на каникулы школьников. Муниципалитетам было дано указание ужесточить контроль над соблюдением гигиенических норм. Инфекционная больница "Пардес-Кац" в Бней-Браке была полностью перепрофилирована для госпитализации заболевших полиомиелитом. Дети находились в условиях строгой изоляции, посещения были запрещены. Исключения не делали и для родителей маленьких пациентов, тщетно просивших дать им увидеть своих чад.

Создание собственной вакцины

В начале 1951 года в Тель-Авив прибыл известный американский вирусолог Джон Пол, основатель Центра изучения полиомиелита в Йельском университете. Ознакомившись с ситуацией на месте, он одобрил действия правительства и медицинских учреждений Израиля. В это время эпидемию действительно удалось притормозить. Однако до полной победы над полиомиелитом было еще далеко. С 1950 по 1954 год в Израиле было зафиксировано 4700 случаев заболевания. Более двухсот детей скончались. Болезнь в тяжелой форме перенес и один из внуков Давида Бен-Гуриона, которому удалось спастись.

В 1955 году из Соединенных Штатов пришли долгожданные новости – американским вирусологам во главе с профессором Йоной Сальком удалось создать вакцину от полиомиелита. Сообщение об этом было опубликовано 12 апреля – ровно год спустя после смерти президента Франклина Рузвельта, перенесшего в детстве полиомиелит и навсегда оставшегося прикованным к инвалидной коляске. Через несколько дней министерство здравоохранения Израиля объявило о своем намерении закупить вакцину в США. Однако сделать это не удалось. Вследствие дефицита новой прививки американские власти запретили ее поставки за рубеж.

Используя метод Йоны Салька, израильские вирусологи приступили к созданию вакцины самостоятельно. Группу ученых, бившихся над решением этой задачи, возглавлял Натан Гольдблюм, в течение нескольких лет проходивший стажировку в Йельском университете. Спустя год ученым удалось успешно завершить свою работу. В январе 1957-го впервые в истории в Израиле была сделана прививка от полиомиелита. В течение года ее получили сотни тысяч израильских детей.

Неожиданно побежденная более полувека назад болезнь напомнила о себе летом 2013 года. Тогда в канализации Лода и Рамле были обнаружены следы вируса. Министерство здравоохранения решило не рисковать. Около миллиона детей в возрасте до 9-ти лет получили дополнительную прививку от полиомиелита.

Борис Ентин, "Детали"˜
На фото: профессор Йона Сальк и доктор Натан Гольдблюм
в лаборатории вирусологии в Яффо, 1959. Фото: Фриц Коэн
Фотографии на врезках: Яаков Саар, Давид Эльдан, Мегги Айялон.
Все фотографии: Национальная фотоколлекция, GPO

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend