Friday 21.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Офер Вакнин
    Фото: Офер Вакнин

    Бизнес братьев Дери: элитная недвижимость и высокие должности для «своих людей»

    Шломо Дери – брат Арье Дери, министра внутренних дел – является сопредседателем Еврейского Национального Фонда и на протяжении многих лет занимается вопросами недвижимости ЕНФ. Но в то же время он является застройщиком; к тому же, ему принадлежит частная адвокатская контора. Шломо Дери приложил немало усилий, чтобы список его активов не был разглашен. Но расследование газеты TheMarker выявило у него проекты и активы на сотни миллионов шекелей. Часть из них были получены в результате сделок с церквями, государством Израиль и Гистадрутом. Сам Дери назвал разглашение данных о его объектах незаконным.


    Через несколько месяцев после того, как Шломо Дери в конце 2015 года получил должность зампреда ЕНФ, от него потребовали предоставить отчет о принадлежащих ему активах во избежание конфликта интересов. И в марте 2016-го он отправил юристам ЕНФ письмо, на двух страницах которого были изложены данные о клиентах, а также объектах и фирмах, которыми он владел. Но в действительности тот список почти ничего не раскрыл.

    «Большая часть этого документа похожа на шараду, – сказал высокопоставленный чиновник ЕНФ, от которого в 2017 году требовали дать об этом показания в полиции. – Там есть имена компаний и клиентов, но не указаны ни их активы, ни чем они занимаются. На расшифровку этой бумаги ушло бы несколько недель, и никто этого так и не сделал».

    Но одно из этого запутанного документа понять можно: основной бизнес Шломо Дери – предпринимательство в сфере недвижимости. Как же можно было дать застройщику место в правлении Фонда, который контролирует миллионы дунамов земли – даже не поняв, где именно есть его проекты, и какие именно?


    В то время ЕНФ нанял в аутсорсинг группу юристов, которые должны были проверить и исключить конфликты интересов в назначениях членов руководства. Группу возглавляла адвокат Нога Рубинштейн. В 2016 году она позвонила Дери и попросила прояснить данные, изложенные в письме. Но тот отмахнулся от ее просьбы. Потрясенная таким отношением новоиспеченного зампреда Фонда, адвокат записала: «Дери отказывается встречаться, передал нам, что если мы интересуемся, в каких фирмах он участвует и какими активами располагает, то можем обратиться к регистратору компаний. В таких обстоятельствах нам будет трудно составить подробное соглашение о конфликте интересов». Этот документ был изъят следователями примерно через год, когда они заинтересовались делами Дери.

    В дни, когда это случилось, юридический консультант ЕНФ Надав Асаэль только начинал там работать. Асаэль раньше служил помощником юридического советника Михи Линденштрауса, а до и после этого работал… на семью Дери. В адвокатской конторе Шломо Дери в Иерусалиме он сначала был наемным работником, а потом – внештатным адвокатом. Он много лет был доверенным лицом, державшим акции Шломо Дери в компаниях недвижимости, и был даже юрсоветником партии ШАС под руководством Арье Дери. Даже начав уже работать в ЕНФ в 2016 году, Асаэль представлял интересы министра внутренних дел Арье Дери в спорах с комиссией по разрешениям офиса государственного контролера.

    Вскоре после резкого разговора, который случился между Ногой Рубинштейн и Шломо Дери, Надав Асаэль возмутился гонорарами, которые ЕНФ ей платил: они показались ему слишком высокими. А через несколько недель он сообщил ей, что в ее услугах Фонд более не нуждается.

    Хотя полиция расследовала потом обстоятельства увольнения Рубинштейн, этот нюанс в список подозрений против юрконсульта ЕНФ включен не был. Через какое-то время дело против Надава Асаэля было закрыто за отсутствием вины. Между тем, члены совета директоров ЕНФ так и не знают по сей день, какие же именно проекты в сфере недвижимости осуществляет предприниматель, уже пять лет занимающийся также и вопросами недвижимости их Фонда!

    Расследование TheMarker лишь частично приоткрывает завесу тайны над этим вопросом. Фирмам из списка, который он предоставил, принадлежит коммерческая и офисная недвижимость на нескольких дунамах, большие участки под застройку в самом сердце Иерусалима, частные жилые здания. Некоторые активы были куплены у компании "Безек", Армянской церкви и Гистадрута. Вся коммерческая недвижимость сдана в аренду государству. Также удалось обнаружить, что подставное лицо из дела, по которому в 1990-е годы был обвинен и осужден Арье Дери, по сей день владеет акциями одной из компаний Шломо Дери. А два человека, участвовавших в сделках по недвижимости Шломо Дери, были устроены его братом на государственные должности.

    Успешная покупка


    В начале 2006 года Шломо Дери с несколькими его партнерами купили 60 дунамов земли между районами Кирьят Йовель и Эйн Керем в Иерусалиме. Раньше здесь был молодежный пансионат Кармит, а в будущем, если все пойдет по плану Дери, возведут микрорайон на 1500 единиц жилья. Землю приобрели за 70 млн шекелей у компании МАШАН (которая обеспечивает жильем, «диюр муган», пожилых людей – прим. «Детали»), подконтрольной Гистадруту. Доля Дери составляет 15 процентов. На его дочь также записан 1 процент в компании «Маалот Кармит», которой принадлежит две трети от 53 дунамов этого же участка. Прочие владельцы – длинный список юридических и физических лиц, в том числе иностранных…

    Причем сразу выяснилось, что Гистадрут запросил за участок недорого. Когда что-то хотят продать по максимальной цене, о товаре оповещают максимально широко. Но здесь Гистадрут поступил наоборот: запросил ценовые предложения у ограниченного числа потенциальных покупателей. Например, компания «Ювалим», которая владеет соседним участком земли, оповещена не была, хотя ранее тоже проявляла интерес к покупке. В ней о тендере узнали всего за день до того, как он уже заканчивался. Ей продлили срок участия, но предложенная второпях цена оказалась ниже предложения Дери. Потом «Ювалим» была готова платить больше, чем конкуренты – но Гистадрут отказал, заявив, что предложение Дери уже утверждено.

    В суде, в котором «Ювалим» пыталась оспорить результаты тендера, ее представители утверждали, что существует личная связь между Шломо Дери и генеральным директором компании «Гистадрут нехасим» Гади Альфаси. В 2007 году Альфаси прекратил работать в Гистадруте. Через 10 лет Арье Дери назначил его на должность генерального директора промышленного совета Неот Ховав. Комитету по отбору кандидатов Альфаси заявил, что не связан с Дери.


    В телефонной беседе с TheMarker Альфаси подтвердил, что приятельствует со Шломо Дери, но подчеркнул, что подружились они уже после упомянутой продажи земли в Эйн Керем. На вопрос, приложил ли Шломо Дери руку к его назначению главой промышленного совета, Альфаси сначала сказал «я не обязан вам отвечать», несколько секунд спустя сказал: «нет», и еще через некоторое время изменил свой ответ на «не знаю». А Шломо Дери объяснил, что брат назначил Альфаси на этот пост без связи с упомянутой сделкой.

    Государство – выгодный арендатор

    Башня «Мигдаль ха-Ир» в Иерусалиме нравится далеко не всем: критики утверждают, что она портит городской пейзаж, и добраться до нее непросто. Но если найти кого-то, кого не волнуют отзывы клиентов, и кто при этом регулярно оплачивает аренду – можно делать неплохой бизнес. Шломо Леви и его партнер по одной из компаний, Джек Балеви, владеют в башне площадью в 750 квадратных метров. И они нашли именно такого арендатора: сдали два этажа государственному Земельному кадастру (ТАБУ). И уже два десятилетия взимают с государства плату за аренду. А в другом месте города 1300 квадратных метров его компания сдает Ведомству национального страхования и муниципалитету Иерусалима.

    Башня «Мигдаль ха-Ир» в Иерусалиме. Фото: Эмиль Сальман

    А в третьем – уже не в Иерусалиме, а в Цфате – его компании принадлежит еще 2700 квадратных метров (доля Дери в ней – 40 процентов): 600 метров он сдал министерству здравоохранения, и еще 1100 – опять же, «Битуах леуми». Контракты с государством на долгосрочную аренду помогли Шломо Дери продать арендованные участки частной компании за 20 млн шекелей. А вторую часть в Цфате, включая право на строительство 4000 квадратных метров, он продал недавно Бар-Иланскому университету. Сумма этой сделки неизвестна.

    Братья Дери на самом деле управляют одним и тем же бизнесом

    Ожидается, что вскоре генеральный прокурор примет решение привлечь Шломо и Арье Дери к ответственности за налоговые нарушения по делам, в части которых замешаны оба брата.

    Одно из дел касается сделки, в рамках которой Арье Дери продал брату Шломо 5 квартир в Иерусалиме по подозрительно низкой цене в 4,2 млн шекелей. Другое дело – о гонорарах в сотни тысяч шекелей, которые Арье Дери получал за консультационные услуги: они были ложно записаны как доход адвокатской фирмы Шломо Дери.

    Если недостаточно было рассказа о назначении Альфаси на высокий пост, то есть еще история адвоката Одеда Флоса. Это один из юристов, который занимался сделками по недвижимости Шломо Дери, имел 5 процентов в объекте в Цфате. Едва вернувшись в политику из «карантина» после того, как он был осужден за взяточничество, Дери назначил Флоса генеральным директором министерства по делам религий, которым управляла партия ШАС. А когда в 2020 году Флос прекратил там работать, Дери запросил разрешения правительства назначить его председателем региональной комиссии по планированию и строительству на юге Израиля.

    Фото: Эмиль Сальман

    Да и сам Шломо Дери не получил бы свой пост в правлении ЕНФ, если бы Арье Дери не требовал себе должности заместителя председателя Фонда в ходе коалиционных переговоров в 2015 году. А недавно стало известно, что и сын Дери, Янке, получил новую должность: он стал главой департамента по мобилизации средств во Всемирной Сионистской Организации, с зарплатой около 50 тысяч шекелей. Это неудивительно для «фабрики джобов», в которую превратилась ВСО. И финансировать новый отдел, включая работу трех его сотрудников, будут из средств ЕНФ: 2,3 млн шекелей в год.

    Акционер, который был лжесвидетелем

    Однако наиболее неприятная смесь бизнеса Шломо Дери с политикой его брата проявляется в отношениях, которые Шломо, согласно поданному им документу, поддерживает с гражданином Бельгии Йосефом Рейцером. Он запомнился, как лжесвидетель и подставное лицо (подписал фальшивые документы организации, подкупившей Арье Дери). Он проходил по делу о коррупции, за которое был осужден Арье Дери. Оказывается, по прошествии двух десятилетий с того суда, Рейцер владеет 100 процентами акций фирмы «Ладерим». Однако в своем письме Шломо Дери указал, что сам является ее владельцем! На запрос TheMarker Шломо Дери ответил, что Рейцер – только его клиент, а сам он включил эту компанию в собственный список активов «по ошибке».

    В любом случае, фирма, записанная на Рейцера, в 2005 году заключила контракт на аренду 1500 квадратных метров и 20 парковочных мест в здании «Ахим Исраэль», что на ул. Шломцион ха-Малька в Иерусалиме. Арендатор – патриархат Армянской церкви в Иерусалиме, и это – продолжение другого контракта, который был подписан Шломо Дери и его партнером Балеви.

    Еще одна фирма, которую Дери указал в списке своих владений – «Эн.Юд.Ахзакот Гова» (N.Y.Hill Holding) – записана на иностранных граждан: Нафтали Штернбуха, гражданина Швейцарии, и Едидию Эйнхорна, гражданина США. Однако сам Дери сообщил изданию TheMarker, что ему принадлежит 50 процентов этой фирмы. Эта компания построила 26-тиэтажный дом в иерусалимском районе Гиват Шауль. 70 процентов здания записаны уже на Балеви, Дери и членов их семей. В этом районе есть и другие здания, к которым он имеет непосредственное отношение. Одно из них – «Мигдаль Шауль». Четверо из семи его акционеров являются также акционерами в проекте Дери в проекте «Кармит» в Эйн Керем. А Мордехай Кройзер, бывший директор «Маалот Кармит» и нынешний директор «Мигдаль Шауль», получил 9 месяцев срока за налоговые преступления: получил 11 млн от продажи квартир и не отчитался о них.

    И другие проекты

    В последние полтора года ЕНФ борется за участие в большом и претенциозном проекте, в рамках которого Фонд произвел обмен земель с Земельным управлением Израиля, Еврейским агентством «Сохнут» и муниципалитетом. ЕНФ получил 44 дунама на участке Зала Конгрессов («Биньяней ха-Ума»), где намерен построить самый большой «Центр Наций» на Ближнем Востоке – и быть бизнес-партнером в его управлении. Новый комплекс будет иметь большой конференц-центр, гостиницы, а также коммерческие, торговые и даже жилые площади.

    Кто выступает ответственным за реализацию этого проекта от имени Еврейского Национального Фонда? Шломо Дери, который несколько месяцев назад был повышен с заместителя – до сопредседателя Фонда.  Еще в 2017 году его уполномочили вести эти переговоры. В процессе, до выхода на пенсию в 2020 году, участвовал и упомянутый выше адвокат Асаэль.

    О конфликте интересов – когда застройщик, имеющий проекты в Иерусалиме, ведет переговоры о застройке с муниципалитетом Иерусалима и агентством «Сохнут» – говорили и его оппоненты в ЕНФ. Один из них – директор Арнон Фельман, представитель «Ликуда». Например, всего в 500 метрах от предполагаемого комплекса другой подрядчик уже строит десятиэтажку на 70 квартир плюс 300 квадратных метров коммерческих площадей, на участке, 15 процентов в котором принадлежит Дери.

    И это – еще не вся их недвижимость.

    Реакции

    Шломо Дери сообщил в ответ: «Публикация сведений о моих клиентах, активах и активах моей семьи, приобретенных за частные средства, незаконна. Большинство тем, изложенных в статье – это переработка слухов, циркулировавших ранее. Все ложные утверждения, касающиеся урегулирования конфликта интересов в ЕНФ, были расследованы, и по результата следствия прокуратура решила закрыть дело против адвоката Надава Асаэля по причине его невиновности, и полиция отказалась от обвинений в моем случае.

    В отношении комплекса «Кармит»: участок был куплен по тендеру, результаты которого утверждены судом. Гади Альфаси не продавал землю. Моя доля в этом участке – только 8 дунамов. Речь идет об участке, который предназначался под жилищное высотное строительство по плану развития города еще в 2000 году, до покупки его у компании «Машан».

    Нет никакой связи между проектом «Центр Наций» и строительством на улице Яффо. Это совершенно разные планы городского строительства. Доля в участке на улице Яффо составляет около 15 процентов и включена в список активов, которые я передал в ЕНФ. В прошлом высказывались ложные и клеветнические утверждения о моей причастности к строительству «Центра Наций». Эти утверждения были тщательно изучены и отклонены отставными судьями Йосефом Алоном и Одедом Модриком, которые постановили, что конфликта интересов в данной моей деятельности нет и не было.

    Я не владею акциями фирмы «Ладерим», который является простым клиентом моего офиса. Попытка установить связь между мной и Рейцером и другими людьми лжива. Я не имел никакого отношения к продаже квартир в «Мигдалей Шауль».

    Надав Асаэль был утвержден на пост советника комитетом по назначениям и одобрен судом по трудовым спорам. Я не являлся членом этого комитета. Любые утверждения о том, что назначение стало частью политического сделки, являются ложными. Адвокат Флос владеет около 5 процентами в компании «Анар», его назначение было грамотным и профессиональным.

    ЕНФ обязан перечислять средства ВСО. Заявление, согласно которому ЕНФ финансирует трудоустройство Янке Дери, возмутительно и является искажением. Другие партии, такие как «Авода», НДИ, МЕРЕЦ, «Еш Атид» и «Ликуд», тоже получили в свои руки отделы, и акцентироваться на отделе, который получил ШАС, также возмутительно и лицемерно. Коалиционные переговоры [здесь] я вел от имени международного движения ШАС, тогда как Арье Дери в них не участвовал.

    Я отдал работе на своей должности тысячи часов труда, свои знания и опыт, и все – ради общественного блага и сионистских побуждений».

    Арье Дери также назвал информацию о назначениях Флоса, Асаэля и Альфаси искаженной и не соответствующей действительности. По его словам, все назначения осуществлены профессионально и оказались успешны. Он отметил, что не участвовал в процессе назначения Асаэля на пост юрсоветника ЕНФ, и что содержание отдела, которым руководит Янке, обходится не дороже, чем других отделов, контроль за которыми осуществляют другие партии.

    Надав Асаэль сказал: «Человек, который передал вам измышления, изложенные в данной статье, передал их четыре года назад в полицию, которая расследовала их, но закрыла дело за отсутствием вины. Жаль заново пережевать измышления, наветы и ложь».

    Одед Флос заявил, что на должность гендиректора министерства по делам религий его рекомендовал бывший глава этого ведомства, министр Давид Азулай, с которым они были знакомы много лет – он работал еще юрсоветником окружного Совета, который тот возглавлял. А на должность председателя региональной комиссии комиссия по отбору претендентов утвердила его единогласно. Связи его со Шломо Дери известны и были отражены в заявлении о конфликте интересов.

    Гади Альфаси ответил: «Компания МАШАН просила компанию, управлявшую активами Гистадрута, опубликовать рекламу земельного участка, [выставляемого на тендер]. Компания опубликовала объявление о продаже участка, а МАШАН вела переговоры о продаже. Не понимаю, как я мог быть вовлечен в конфликт интересов и с кем. По вопросу моего назначения в Совет – не знаю, был ли «причастен» к этому Шломо Дери. Арье Дери видел, как я работал в Гистадруте, когда помог спасти Гистадрут от банкротства. Мои опыт и навыки подходят для моей должности».

    Гур Мегидо, TheMarker. Фото: Офер Вакнин ˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend