Monday 21.06.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Это ошибка: закон не направлен против арабов

    Адвокат Ави Коэн – начальник отдела контроля над исполнением судебных решений в области планирования и строительства. Он, поселенец с вязанной кипой – «главный  злодей» закона Каменица. Именно он ловит тех, кто ведет незаконное строительство и подписывает ордера на снос возведенных таким образом строений, сопровождаемые гигантскими штрафами. Все это не способствует росту популярности Коэна в арабском секторе.

    Полномочия, предоставленные Коэну в рамках «закона Каменица», сделали его грозной фигурой. Закон, вступивший в силу в 2017 году, был призван раз и навсегда навести порядок на «Диком Западе» незаконного строительства в Израиле. Главными нарушителями всевозможных регуляций в этой области были представители аграрного и арабского секторов.

    До принятия «закона Каменица» для разрушения незаконных строений требовались постановления суда. Рассмотрение этих дел происходило в соответствии с нормами уголовного права и затягивалось на долгое время. «Закон Каменица» отнес незаконное строительство к экономическим преступлениям, и это в корне изменило ситуацию.

    Инспекторы – подчиненные Ави Коэна – получили право самостоятельно выписывать административные штрафы без всяких судебных постановлений. Размер этих штрафов может достигать 300-600 тысяч шекелей. Избежать его уплаты можно, лишь быстро разрушив незаконную постройку – на это отводятся считанные месяцы.

    «Закон Каменица» привел к тому, что Ави Коэна и его подчиненных начали опасаться всерьез. Ежегодный отчет возглавляемого им отдела свидетельствует, что после принятия закона в центре страны было разрушено в 11 раз больше незаконных строений. В большинстве случаев их сносили сами владельцы. Они предпочли не связываться с государством и не искать счастья в апелляционном суде – лишь бы не платить гигантские штрафы.

    «Пятикилограммовая кувалда»

    Трудно оспаривать тот факт, что деятельность Коэна оказалась эффективной. Раньше ежегодно издавалось 650 ордеров на снос незаконных построек, и лишь 130 из них приводились в исполнение.

    После принятия «закона Каменица» число ежегодно выписываемых ордеров увеличилось до 1 700, и только в 2020 году 625 из них было приведено в исполнение. Введение драконовских штрафов достигло своей цели. Показатели незаконного строительства резко сократились. Если в 2017 году было зарегистрировано 1105 новых нелегальных построек, в 2020 – только 253. Большинство из них возводятся на сельскохозяйственных площадях и в них размещаются разнообразные «пиратские» предприятия – например, автомастерские. Таким образом, «закон Каменица» превратился также в эффективное средство борьбы с теневой экономикой.

    Вопрос заключается в том, какой ценой достигается эта эффективность, и в какой степени соблюдается всеобщее равенство перед законом. Иными словами, опускается ли «пятикилограммовая кувалда», как окрестил «закон Каменица» депутат кнессета Ахмед Тиби, исключительно на головы арабских граждан Израиля, или она представляет угрозу для всех вне зависимости от национальности и религиозной принадлежности?

    Отвечая на этот вопрос, трудно полагаться на официальные данные – ими располагает только отдел контроля над исполнением судебных решений в области планирования и строительства. В арабском секторе царит подозрительное отношение к «закону Каменица» и намерениям тех, кто способствовал его продвижению.

    Арабов трудно убедить, что закон не направлен против них. Так или иначе, в арабских населенных пунктах насчитывается около 45 000 незаконных строений. Это вызывает настоящую панику. Арабы считают, что с помощью «закона Каменица» государство планирует разрушить тысячи домов. Это равнозначно объявлению полномасштабной экономической войны.

    По всей видимости, изначальный замысел авторов закона заключался именно в этом. Бывший министр юстиции Айелет Шакед случайно призналась в этом в 2019 году. В своем «Твиттере» она посетовала на то, что «закон Каменица» применяется и для борьбы с законным строительством в сельскохозяйственном секторе, а не только против арабов. «Мы хотели благословения, а получили проклятье, – написала она. – Целью закона было наведение порядка со строительством в нееврейском секторе. К сожалению, он непропорционально используется и против фермеров. Мы вместе решим эту проблему и изменим закон».

    На открытой местности, в особо тяжелых случаях

    Но Коэн и заместитель юридического советника правительства Эрез Камениц, именем которого назван закон, сделали все, чтобы избежать этой ловушки. Осознавая все опасения арабов, они позаботились, чтобы закон применялся пропорционально.

    Поэтому отдел Ави Коэна вообще не занимается незаконным строительством в пределах арабских населенных пунктов. Если кто-то, получив разрешение на возведение одноэтажного дома, построил трехэтажный, государство не будет заниматься этим случаем.

    «Закон Каменица» применяется только против тех, кто возводит незаконные строения на открытой местности, вне пределов населенных пунктов, там, где должны располагаться сельскохозяйственные угодья. Государство занимается особо тяжелыми случаями, когда речь идет о грубом попрании закона. Например, если площадь незаконно построенного здания превышает 100 кв. метров.

    Особо строго соблюдение закона контролируется на открытых пространствах, предназначенных для будущего строительства и расширения арабских населенных пунктов. Арабскому обществу присуще стремление ставить власть перед свершившимися фактами, и новый дом с легкостью может возникнуть на месте, предназначенном, скажем, для школы или прокладки шоссе. Это препятствует созданию новых кварталов и решению жилищной проблемы в арабском секторе.

    Кроме того, «закон Каменица» не применяется по отношению к уже построенным и заселенным домам – за исключением случаев, когда они чрезмерно осложняют ситуацию в своем квартале. В принципе, закон направлен только против нового незаконного строительства, поэтому большинство сносимых домов являются лишь остовами.

    Следовательно, достижение председателя партии РААМ Мансура Аббаса, добившегося заморозки «закона Каменица» до 2023 года, является не столь уж значительным. Это означает, что в течение ближайших двух лет закон не будет применяться против зданий, незаконно построенных ранее 2018 года. По всей видимости, против владельцев этих заселенных зданий в любом случае не приняли бы никаких мер.

    Создается абсурдная ситуация. С одной стороны, арабское общество требует от полиции принять жесткие меры против разгула уголовщины и изъять незаконно хранящееся оружие, а с другой – всячески препятствует борьбе с  экономической преступностью, практически срывая любую возможность планирования у себя жилищного строительства. Поэтому требование Аббаса о заморозке «закона Каменица» вряд ли можно назвать разумным.

    Мейрав Арлозоров, TheMarker, Б.Е. Фотоиллюстрация: Илан Ассаяг˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend