Рабами мы были — рабами и остались

Как известно, пасхальное сказание — Агада содержит следующее выражение: «Рабами были мы у фараона в Египте, и вывел нас Господь из Египта крепкой рукой». Однако то, что Господь сделал крепкой рукой, похоже, правительство Израиля вместе с  Гистадрутом решили «исправить», торпедировав инициативу министра экономики Эли Коэна, предлагавшего ввести дополнительный выходной день, то есть сократить рабочую неделю.

Отметим, что в свое время это предлагал Натан Щаранский, но не нашел отклика.

Как утверждает Шай Зильбер из газеты «ХаАрец», министр труда и социального обеспечения Хаим Кац, который, казалось бы, должен заботиться об этом самом труде, пошел на поводу у Гистадрута, подписав решение, которое всего навсего говорит о сокращении количества рабочих часов в неделю. Тем самым, Кац проигнорировал межминистерскую комиссию, которая занималась изучением данного вопроса и поддержала Эли Коэна.

Ирония судьбы заключается в том, что Кац принял решение накануне Песаха – того самого праздника свободы, ради которого так старались наши предки, отражая свое стремление в пасхальной Агаде.

Видимо, у Хаима Каца свое понимание свободы.

«Понимает ли Гистадрут, что значат современные реалии, оценивает ли он современные тенденции, касающиеся сферы занятости?» — задается вопросом журналист.

Поставим вопрос иначе: а нужен ли нам Гистадрут, который, подобно любой громоздкой и  неповоротливой  структуре, давно уже работает на себя, а отнюдь не на интересы трудящихся.

Однако это вопрос чисто риторический, потому что на него нет ответа.

Впрочем, вернемся к сути дела.

Ни для кого не секрет, что работа заполняет основную часть нашего времени и пространства. Если в течение рабочей недели нам и удается выкроить несколько часов для себя, то мы либо пытаемся наверстать упущенное в той сфере, в которой работаем, изучая дополнительные материалы или посещая курсы повышения квалификации, либо проводим это ничтожное количество часов с семьей, что на языке психологов называется «нормальной жизнью».

Выходные или отпуска нам нужны, чтобы немного расслабиться, отдохнуть и вернуться на работу. С другой стороны, если вы человек семейный, то партнерские обязательства нередко служат помехой для карьеры, сбивают с рабочего ритма, и потому нередко ими, увы, приходится пренебрегать.

Как верно заметил Шай Зильбер, абсурдность ситуации заключается в том, что доказывают многочисленные исследования: в странах, где рабочая неделя короче, ВВП на душу населения… выше; в качестве определяющего фактора называют удовлетворенность этим обстоятельством рабочих и служащих.

Иначе говоря, «ты – мне, я – тебе»: «ты» мне предоставляешь дополнительный выходной, а я «тебе» за это лучше работаю, производительность труда у меня выше, поскольку я знаю, что на благородный жест отвечают не менее благородным, производительным трудом.

Думаете, что для Гистадрута это – открытие, они впервые об этом слышат? Ничего подобного! Подобные исследования проводились и самим Гистадрутом, и дали тот же результат.

Однако вместо того, чтобы воспользоваться результатами исследований, подтверждающих необходимость дополнительного выходного, Гистадрут, претендующий на то, чтобы защищать интересы чуть ли не большинства трудящихся, почему-то от этой возможности предпочел отказаться.

Заработная плата находится в сердцевине любой профессии, и именно она становится нашим главным объектом внимания в беге по тому кругу, о котором мы знаем, что рано или поздно он закончится.

Журналист из «ХаАрец» приводит в пример радиоинтервью, где выступал директор одного из приютов, рассказывая, о чем сожалели обитатели этого заведения в свои предсмертные часы: кто-то огорчался, что не уделял достаточного внимания семье, кто-то сожалел, что не побывал в какой-то экзотической стране, где мечтал побывать всю жизнь. Однако никто – никто! – не сожалел о том, что оставил свою работу и больше не трудится.

Разумно предположить, что сокращение рабочего времени на четыре часа в месяц может быть восполнено за счет сверхурочных, в пользу, как сказали бы, дальнейшего экономического и профессионального прогресса. Однако это обстоятельство пагубным образом отражается на личности человека. Получается так, что, несмотря на научный, технологический, культурный и социологический прорыв, характерные для нового столетия, только состоятельные люди могут распоряжаться своим временем так, как им заблагорассудится.

По мнению Шая Зильбера, разница в социально-экономическом статусе между человеком, который может использовать свое время по собственному усмотрению, и тем, кто напрочь привязан к работе, напоминает средневековье. Культура – это роскошь для богатых, средство формирования процесса занятости для среднего класса, но это то, что отсутствует в жизни бедных. Когда-то было принято работать до пятнадцать часов в день, и это оправдывалось с утилитарной точки зрения — например, что подобная «потовыжималка» избавляла трудящихся от таких пороков как пьянство.

Фактически сокращение рабочей недели будет способствовать созданию большего числа рабочих мест и снижению уровня безработицы. Это ясно, как дважды два. Но ясно ли это Гистадруту? Понимает ли он, что ситуация, в которой мы находимся, одинаково вредит и самому человеку, и его профессиональному статусу?

С одной стороны, без серьезного умственного напряжения, постоянной работы в Кембриджском университете Исаак Ньютон вряд ли смог бы сформулировать закон всемирного тяготения. С другой стороны, если вы помните, озарение пришло к нему тогда, когда он отдыхал под сенью яблони, и ему на голову свалилось яблоко. Даже если это и выдумка, то в ней содержится недвусмысленный намек.

И последнее. У великого философа Бертрана Рассела есть эссе «Похвала безделью», где он предложил сократить рабочий день до четырех часов. А высвободившееся время, по мнению Рассела, человек должен потратить на воспитание навыков, не связанных с его профессиональной занятостью.

Нельзя не согласиться с Шаем Зильбером, когда он говорит, что это и есть настоящая социальная революция, требующая концептуальных и организационных изменений. Однако даже само появление одного дополнительного выходного дня – воскресенья, пусть даже для начала один раз в месяц, уже само по себе может служить первым шагом к грядущим изменениям.

Марк Котлярский. «Детали», по материалам газеты «ХаАрец» 

Фотоиллюстрация: детский труд в США, 1908. Фото: Wikimedia public domain


Реклама





Send this to a friend