Главный » Общество » «Золотой век» израильских банков подошел к концу

«Золотой век» израильских банков подошел к концу

Редкое совпадение: директора сразу трех крупнейших банков решили уйти в отставку. Чтобы отвергнуть подозрения на этот счет, надо сразу сказать: во-первых, нет никакой связи между их уходом и ограничением верхнего предела зарплат топ-менеджеров в финансовом секторе суммой в 2.5-3.5 млн. шекелей в год. Во-вторых, их уход не помешает банкам и дальше функционировать, взимая с нас проценты и комиссионные.

Да, в один и тот же год Арик Пинто из банка «Хапоалим», Лилах Ашер Тупильски из банка «Дисконт» и Ракефет Росек Аминах из банка «Леуми» решили уволиться. Но заметим, что каждый руководил довольно долго: Пинто – три года, Ашер Тупильски – пять, Росек Аминах – семь лет. Это весьма и весьма состоятельные люди, успевшие сделать за свои каденции многомиллионные накопления. Например, совокупная компенсация главе банка «Леуми» за период 2012-2018 гг. составила 31.5 миллиона шекелей. А с учетом 2019 года компенсация ей достигнет 35 миллионов. А с учетом еще и того факта, что она на протяжении 8 лет была членом правления и руководителем бизнес-подразделения банка, общая компенсация окажется еще большей: 45-50 миллионов шекелей.

Так что, поверьте, никто из этих менеджеров не оставил свой пост, приговаривая: «на 3.5 миллиона в год просто невозможно прожить!» К этому решению их побудили разные другие соображения. Предполагается, что новым местом работы Росек Аминах станет компания Team8, которая занимается инвестициями в новые высокотехнологические стартапы. Она призвана помочь ей привлечь инвесторов – видимо, из числа крупных клиентов банка «Леуми». Руководит Team8 Надав Цафрир, в прошлом – командир подразделения 8200 радиоэлектронной разведки ЦАХАЛа.

То, что эти трое в свое время заняли посты генеральных директоров, отражало уважение, которого они достигли в системе, признание их способностей управлять. Но это уважение было подорвано в последние годы. Все началось с социальных протестов 2011 года и с «крушения титанов». Потери таких магнатов, как Нохи Данкнер, Элиезер Фишман, Шауль Алович и Моти Зисер, не были стандартными кредитными убытками, к которым банки привыкли. Их топ-менеджеры вдруг предстали перед обществом во всей своей наготе – как люди, которые оказались подвержены явлению, названному потом чиновниками из Банка Израиля «эффектом ореола». Кредиты давались без залога и покрытия просто потому, что заемщиков звали Данкнер или Фишман. Эта ситуация высветила разницу в отношении банков к получателям их кредитов: очень жесткое – к простым людям, излишне мягкое – к крупным заемщикам.

Позднее банкирам пришлось предстать перед парламентской следственной комиссией, возглавленной Эйтаном Кабелем, и отвечать на непростые вопросы. И это тоже было чем-то новым для них. Это совпало по времени с еще одним значимым процессом - отделения кредитных компаний от двух крупных банков. Они со времени своего основания в 70-х годах принадлежали банкам, которые использовали их в качестве дополнительного канала выдачи кредитов и взимания комиссионных. Как только банки были вынуждены продать кредитные компании, они не только утратили источник дохода, но и оказались с ними в состоянии прямой конкуренции в наиболее востребованной в Израиле отрасли банкинга – кредитовании частных потребителей.

Добавим к этому еще несколько новых мер – например, упрощение перевода счета из банка в банк, или принятие закона о сборе данных о финансовом положении человека для финансовых учреждений (с созданием базы, позволяющей банкам точнее прогнозировать риски при кредитовании). Все это создает трудности для получения прибыли. Измельчение прибыли побудило банки сокращать и расходы, но даже это недешево, ведь когда банк хочет уволить сотрудника – он должен делать это в сотрудничестве с рабочим комитетом, и компенсация может составлять миллион шекелей, в дополнение к накопленным им фондам и к стандартной выплате за выработку лет.

И сверх этого – огромные штрафы, которые банки выплатили за то, что помогали своим клиентам уклоняться от налогов в США. Все это превратило жизнь банков в постоянную оборону от разных кризисных ситуаций. Им еще повезло, что это происходило, когда экономическая ситуация была относительно хороша. И тем не менее, появляется вопрос – стоит ли овчинка выделки? Действительно ли такая уж большая честь - быть генеральным директором банка? Обладает ли этот человек столь же огромными возможностями, как и в прошлом? Стоит ли ему идти на риск испортить отношения с Минюстом США?

Эти риски уже превратились в реальность – но есть ведь еще те, которые впереди. Кибератаки на базы данных – банкиры признают, что сегодня это угроза номер один. Кибервалюты тоже опасны. Facebook объявил о запуске цифровой валюты Libra и глобального платежного сервиса, другие могут пойти тем же путем, это изменит все правила игры и бизнес-модели банковского сектора. Конкурируя с новыми игроками, им придется еще активнее закрывать филиалы и увольнять работников, а если экономический рост замедляется – тем более…

Сложно прогнозировать с точностью, как именно все будет развиваться, но абсолютно ясно одно: райских условий, которые еще совсем недавно позволяли банкам «Хапоалим», «Леуми» и «Дисконт» с легкостью зарабатывать огромные суммы, больше не будет. Причем, все это происходит, когда ни один из этих банков не имеет явного акционера, владеющего контрольным пакетом акций.

Значит, им требуются менеджеры определенного типа: умеющие работать без контрольного акционера; понимающих новые проблемы, ориентирующиеся в возможностях и угрозах нового, цифрового века – и не боящиеся их. Это будут такие менеджеры, которым годовая зарплата в 3.5 миллиона шекелей не покажется ударом по собственному достоинству или недостаточной причиной каждое утро отправляться в свой офис.

Сами Перец, Рути Леви, TheMarker. К.В.
На фото: дигитальное отделение  банка "Хапоалим" в Тель-Авиве. Фото: Офер Вакнин.


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend