Жута Хартман: последний солдат Еврейского военного союза

В июле 2015 года в муниципалитете Варшавы ожесточено спорили, выбирая кандидатов в Почетные жители польской столицы. Консервативная партия «Право и справедливость» (PiS), имевшая представителей в городском совете, открыто высказывала свое недовольство левыми, которые решили выдвинуть кандидатуру Александра Квасневского, бывшего президента Польской Республики: этого политика PiS обвиняла в сотрудничестве с былыми властями ПНР.


А вот в отношении гражданки Израиля Жуты Хартман и ультраконсерваторы, и социал-демократы сошлись во мнении. Причем инициаторами вручения ей почетного звания выступили именно польские националисты. «Она чудом пережила восстание и оккупацию. После войны вернулась в Кельце, стала свидетельницей погрома, после которого навсегда уехала из Польши и больше сюда никогда не возвращалась», – так представил награжденную Марек Макух, лидер PiS в городском совете Варшавы.

Члены городского совета надеялись, что Жута Хартман впервые за долгие годы все же приедет в Польшу, чтобы принять участие в торжествах. Но ехать она отказалась, поскольку поклялась никогда не возвращаться в «это проклятое место». В итоге сертификат Почетной гражданки города Варшавы вручили сыновьям героини – Хаиму и Иегуде.

В Израиле о героизме Жуты Хартман не знали, поэтому польские исследователи изучали только материалы в собственных архивах. Все началось с того, что историк Август Грабский решил написать о Еврейском воинском союзе (ЕВС, польск. – Żydowski Związek Wojskowy, ŻZW‏‎) – подпольной вооруженной организации польских евреев, действовавшей во время Второй мировой войны.

Если сформированная из коммунистов, сторонников «Поалей Цион», бундовцев и членов других левых движений Еврейская боевая организация (ЕБО, польск. – Żydowska Organizacja Bojowa, ŻOB‏‎) была овеяна славой как в послевоенной Польше, так и в Израиле, то про Еврейский воинский союз, поддерживаемый еврейскими правыми организациями, старались не говорить. Вмешалась политика: ядро ЕВС составили члены трех организаций, связанных с ревизионистским движением Жаботинского: «Бейтар», «ЭЦЕЛь» и «Брит ха-Хаял», что очень не нравилось ни руководству «народной» Польши, ни функционерам МАПАЙ во главе с Давидом Бен-Гурионом.


Правду о том, что на руинах Варшавы в составе Еврейского воинского союза храбро сражались «ревизионисты», а вместе с ними и бывшие военнослужащие-евреи, годами тщетно пыталась донести до общественности непосредственная участница тех событий – Жута Хартман.

Когда нечего больше терять

Урожденная Ротенберг, Жута принадлежала к поколению появившихся на свет вскоре после восстановления независимости Польши и выросших во Второй Речи Посполитой. Она родилась 5 октября 1922 года в городе Кельце, расположенном у подножия Свентокшиских гор. Жута жила там на улице Млынарской в престижном «польском» районе города.

Начало Второй мировой войны помешало девушке сдать выпускные экзамены в частной еврейской гимназии для девочек. Узнав, что немцы сгоняют евреев-мужчин в рабочие лагеря, семья решила срочно отправить отца Жуты Иегуду Ротенберга в Советский Союз, куда устремились тысячи беженцев. Прочие члены семьи понадеялись на благоразумие оккупантов и остались – но эти люди в стальных касках очень отличались от обычных немцев, которых хватало в Кельцах. И в апреле 1941 года всех евреев, включая Ротенбергов, отправили в местное гетто.

Условия там были кошмарные. Жуте приходилось выбираться за колючую проволоку в поисках еды для себя, матери и младшего брата. Однажды она попалась: проходящий мимо поляк подбежал к солдату и с возмущением сообщил, что еврейская девушка вышла за территорию гетто без повязки со «звездой Давида». Немец подошел к Жуте и потребовал документы, но помогло чудо – солдата что-то отвлекло, и Жута быстро свернула за угол и растворилась в плотной толпе.

Девушка купила билет на поезд из Кельце в Радом, находящийся на полпути от Варшавы. В столицу без подготовки ехать было опасно: везде посты и проверки документов… Она добралась до столицы лишь в начале 1942 года. По подземному ходу сумела попасть на территорию Варшавского гетто, где уже находились некоторые ее родственники. И там встретила одноклассника Авраама Родаля – брата Леона Родаля, известного журналиста изданий «Момент» и Di Tat на идише, активиста партии сионистов-ревизионистов.

Одноклассник улыбнулся: «Зюта, идем со мной!» – «Ладно». Терять девушке, находящейся в Варшавском гетто нелегально, было абсолютно нечего. Вместе с Авраамом они пришли прямо в штаб Еврейского воинского союза, где Жуту сразу же определили в одну из боевых ячеек. Ее научили пользоваться оружием, сделали новые документы, и она смогла устроиться на текстильно-меховую фабрику Тебенса-Шульца под управлением немца, который нанимал евреев.

После того как летом 1942 года гитлеровцы ликвидировали в лагере смерти Треблинка 300 тысяч обитателей Варшавского гетто, группа молодых еврейских подпольщиков собрала две боевые организации для борьбы с немцами. Еврейский воинский союз создали врач Иосиф Цельмайстер, журналист Калмен Мендельсон, адвокат Мечислав Эттингер, журналист Леон Родаль, психиатр Давид Вдовинский, бейтаровец Павел Френкель и офицер Мечислав Апфельбаум – все они придерживались в основном ревизионистских взглядов.

Жута не состояла ни в одной политической организации, но выполняла самые ответственные задания. Вначале подпольщица выходила из гетто с пустыми ведрами, на дне которых лежали перевернутые глубокие миски. Передвигалась она в основном по канализационным коллекторам, идущим через весь город. Придя в условленное место, она встречалась со связными, которые клали в ведра записки, патроны, оружие и накрывали их заготовленными мисками. Сверху насыпали гнилую салаку, источавшую ужасный запах.

Выйдя в гетто на поверхность и наткнувшись на патруль, Хартман снимала крышки ведер и спокойно предъявляла содержимое. Картина всегда была одной и той же: учуяв невыносимый смрад, нацисты, чертыхаясь и махая руками, сразу же отпускали девушку: «Закрой немедленно! Ступай!» Как офицер связи Жута по несколько раз в неделю переходила из гетто на арийскую сторону, чтобы обеспечить бойцов оружием, корреспонденцией и провизией.

Вооружение они в основном получали от небольшой малоизвестной подпольной организации «Польское народное движение за независимость», которую возглавлял Цезарий Шемлей. Павел Френкель приобретал у него даже пулеметы – редкость для повстанцев, часто вынужденных довольствоваться самодельным оружием.

Страшно не было, ведь все понимали, что ликвидация гетто не за горами, а значит, днем раньше или днем позже – это ничего не меняло. Молодую девушку больше пугало, что она не выдержит пыток и сдаст товарищей. Поэтому на случай поимки Жута при себе всегда имела таблетку цианида.

Как позже вспоминала Жута, действительность была не такой красивой, как пишут в книгах. Никто о героизме не думал, ведь времени на такие рассуждения просто не было.

18 января 1943 года немцы начали очередную депортацию обитателей гетто в концлагеря. Полностью вывезти евреев они не смогли, и руководство еврейского подполья стало усиленно готовиться к последнему бою. Территорией обороны Еврейского воинского союза были окрестности Мурановской площади в варшавском районе Муранув. Бойцы прорыли под домами два тоннеля, подготовили позиции, укрепили огневые точки и оборудовали отходы.

18 апреля 1943 года Павел Френкель получил секретное донесение о скором начале германской операции и сообщил об этом Мордехаю Анилевичу, коменданту ЕБО.

На следующее утро большое количество сотрудников CC и украинских полицейских под общим командованием группенфюрера СС Юргена Штропа зашли в гетто со стороны улицы Налевки – и рядом со штаб-квартирой Еврейского воинского союза завязался жестокий бой. Повстанцы засели на чердаках и бросали оттуда гранаты, отвечали винтовочным и пулеметным огнем.

Хартман и ее отряд держали оборону на Швентоерской. Жуте дали винтовку и отправили на одну из точек на крыше. Завидев немецких солдат, девушка начала стрелять – командир приказал ей стоять до последнего. Немцы открыли шквальный огонь в ответ, поэтому постоянно приходилось менять позицию. На третий день боев, 21 апреля 1943 года, Хартман приказали спуститься в бункер под домом № 36 и оказывать медицинскую помощь раненым.

Подпольщики понимали, что всех ожидает смерть. В плен сдаваться никто не планировал. Во время боев на Мурановской площади кто-то из бойцов на крыше дома № 7-9 вывесил бело-голубое полотнище и польский национальный флаг, хорошо обозреваемые со всех сторон. «Мы ликовали несколько минут. Наконец-то мы свободны!» – вспоминала Жута. Флаги развевались четыре дня, о чем не забыл с нескрываемым раздражением написать в своем рапорте палач Варшавского гетто Штроп.

А бойцы держались на руинах сожженных немцами домов еще два дня. После подавления восстания Жута с другими бойцами укрылась в хорошо замаскированном бункере. Некоторые из них время от времени выходили ночью из укрытия, чтобы принести еду и оружие или напасть на немецкие патрули. Но примерно 6 мая укрытие, в котором находилась Хартман, было обнаружено и взорвано немецкими саперами. Девушку взяли в плен и вскоре отправили в лагерь в Понятовой под Люблином, а оттуда в числе немногих выживших – в концлагерь Майданек.

Жута Хартман
Проект «Еврейские герои»

В Майданеке Жуту Хартман наказали 25 ударами плетью за то, что не стояла «смирно» во время поверки. По ее признанию, в лагере ее больше били польские капо, чем немки. Ее отправили на принудительные работы на фабрику немецкого концерна вооружений Hugo Schneider AG в лагере Скаржиско-Каменна. Оттуда она в 1944 году была переведена на оружейный завод в филиале Бухенвальда в Лейпциге.

После войны Жута вернулась с транспортом раненых солдат в Кельце, где узнала о смерти отца в Узбекистане и гибели матери и младшего брата в Треблинке. В родном городе она работала в местном еврейском комитете, собирая информацию у переживших Холокост, но спустя четыре месяца, еще до печально известного погрома, произошедшего в ее городе, вместе с мужем Моше Хартманом, с которым познакомилась в одном из концлагерей, уехала из Польши сначала в Германию, а затем – во Францию, где жили тетки Жуты.

Сломать стену забвения

Жута Хартман репатриировалась в Израиль вместе с мужем и трехлетним сыном Иегудой в 1952 году. Она устала от войны и согласилась на алию только после того, как боевые действия в Израиле подошли к концу. Сначала поселились в Бат-Яме, затем переехали в Холон.

Когда после репатриации Жута попыталась рассказать правду про героизм «ревизионистов» Еврейского воинского союза наряду с бойцами Еврейской боевой организации, ее родной дядя строго-настрого предупредил, что из-за «альтернативной» информации у мужа Хартман могут возникнуть проблемы на работе.

В 1961 году Хартман должна была дать показания на процессе Эйхмана. Прямо перед судебным заседанием ей сказали, что она не сможет выступить. По мнению Хартман, ей было отказано, чтобы замолчать историю о правых сионистах, участвовавших в боях.

Жута тяжело переживала этот инцидент, но не сдалась. «Трудно противу рожна прати», но не было ни одного государственного учреждения или официального органа, в двери которого бы Хартман не постучалась, требуя признать Еврейский воинский союз и его заслуги.

Десятилетиями Жуте Хартман систематически отказывали в этом. А в справочнике, изданном музеем «Лохамей ха-Гетаот» («Бойцы гетто»), было указано, что она погибла в концлагере.

На 60-ю годовщину создания Государства Израиль брешь была пробита. В 2008 году в День памяти Катастрофы и героизма именно Жута Хартман зажгла факел в ходе церемонии. Затем последовало всеобщее признание на родине. В 2011 году она участвовала в официальной церемонии в кибуце Лохамей ха-Гетаот, основанном в 1949 году бывшими партизанами и бойцами еврейского сопротивления фашистам в Польше и Литве.

Последний солдат Еврейского военного союза Жута Хартман скончалась в Тель-Авиве 19 мая 2015 года, на 92-м году жизни, выполнив поставленную задачу. У Жуты остались два сына, пять внуков и шесть правнуков. О ее жизни рассказывает документальный фильм Юваля Хаймовича и Симона Шехтера «Никто не забыт?», снятый в 2017 году.

«Детали» в сотрудничестве с проектом «Еврейские герои»


Сотрудники проекта «Еврейские герои» работают в архивах стран, находящихся на территории бывшего Советского Союза. Их цель – увековечить имена евреев, чьи поступки незаслуженно стерты из человеческой памяти. В этой рубрике «Детали» продолжат публиковать рассказы о жизни евреев, чей вклад в цивилизацию и борьбу с различными формами тоталитаризма стал фактом истории.

Для контакта с проектом вы можете обратиться на страницу «Еврейские герои» в Facebook или отправить письмо на электронную почту 

Популярное

Жителям обстреливаемого юга предлагают бесплатно отдохнуть за границей — и в Израиле

Израильская авиакомпания «Аркиа» 6 августа предложила жителям приграничных с Газой населенных пунктов...

«Битуах леуми» выплатит по 1046 шекелей на подготовку детей в школе: кому положено пособие

В пятницу, 12 августа, Служба национального страхования («Битуах леуми») выплатит годовое пособие на...

МНЕНИЯ