Главный » В Мире » Запад » От СМИ тоже можно заболеть
Фото: China Daily via Reuters

От СМИ тоже можно заболеть

Освещение вспышки коронавируса в СМИ должно прежде всего ставить перед собой задачу информировать общественность. Но падкие на сенсации СМИ в погоне за рейтингами сеют панику. А как освещали СМИ вспышки Эболы, САРС и свиного гриппа?

Новые инфекционные заболевания страшны. Они пугают нас неизвестностью, неизученностью и неожиданностью. Продолжающаяся вспышка нового коронавируса получает широкое освещение в СМИ, и мы можем наблюдать, как неопределенность перед лицом такой эпидемии может слишком легко вызвать панику.

В течение десяти лет я исследовала роль эмоций в прессе, в том числе при освещении стихийных бедствий и кризисов. Освещение в СМИ имеет важное значение для общественной полемики, оно играет ключевую роль в регулировании наших эмоций, в том числе страха.

Хотя страх — это личная эмоция, которую мы испытываем довольно часто, но страх также может быть общей и социальной эмоцией, которая циркулирует между группами и сообществами, формируя нашу реакцию на происходящие события. Как и другие эмоции, страх заразителен и может быстро распространяться.

Освещение в СМИ определяет повестку дня общественной полемики. Хотя новости не обязательно говорят нам, что думать, они говорят нам, о чем думать. При этом именно выпуски новостей отмечают, какие вопросы заслуживают нашего внимания. Исследования последовательно показывают, что, когда проблемы широко освещаются и становятся заметными в новостных заголовках, они также воспринимаются публикой, как более важные.

Нынешняя вспышка коронавируса стала гораздо более заметной в СМИ по сравнению с недавними эпидемиями, включая Эболу. Например, исследование «Time Magazine» показало, что в англоязычной печатной прессе было в 23 раза больше сообщений о вспышке коронавируса в первый месяц с начала эпидемии, чем за первый месяц после вспышки Эболы в 2018 году.

«Вирус-убийца»

Мои исследования показывают, что страх сыграл особенно важную роль в освещении коронавируса. С начала сообщений о новой загадочной болезни 12 января и до 13 февраля 2020 года я отслеживала сообщения в крупнейших англоязычных газетах по всему миру, используя базу данных LexisNexis UK. Она включает в себя около 100 газет с высоким тиражом со всего мира, которые вместе опубликовали 9 387 историй об эпидемии. Из них в 1066 статьях используется слово «страх» или эмоционально близкие слова.

В таких историях часто упоминались и другие страшные слова. Например, в 50 статьях использовалось словосочетание «вирус-убийца». А вот пример из газеты «Телеграф», типичный в плане использования этого запугивающего языка, которая описывает картины происходящего в городе Ухань, что потом было растиражировано в соцсетях:

«Пациенты в масках теряют сознание прямо на улице. Сотни напуганных обывателей толпятся, рискуя заразить друг друга, в узких коридорах больницы, ожидая помощи от медперсонала в устрашающих стерильно- белых костюмах. Фельдшер кричит от боли».

Такие таблоиды, как «Sun» и «Daily mail», чаще использовали язык, вызывающий страх. Например, «Sun» открыла отдельный блог, посвященный коронавирусу, который постоянно называют «смертельной болезнью».

Многие истории показывают проблему под определенным углом: что происходит в местах, где распространилась эпидемия. Вототрывок из публикации «Times»:

«Флаконы с антибактериальным дезинфицирующим средством, как правило, не являются темой обсуждения среди посетителей паба «Гренадер». Однако страх заражения настолько велик, что завсегдатаи паба признаются: они стали чаще дезинфицировать руки».

Другие репортажи превратили эту историю в местный новостной повод, обсуждая влияние эпидемии на китайские бизнесы. Например, «Manchester Evening News» сообщает: «Страх перед коронавирусом наносит серьезный ущерб бизнесам китайцев в Манчестере, некоторые сообщают о сокращении доходов в 50 раз. Китайцы говорят, что страдают от расизма гораздо больше, чем от коронавируса».

Некоторые публикации, наоборот, использовали успокоительную лексику, но она лишь добавила страха и паники. Например, очень широко цитировали премьер-министр Сингапура Ли Сянь Луна, который призывал не поддаваться панике:

«Страх может перерасти в панику, которая приведет к тому, что проблемы только усугубятся. Например, уже распространяются слухи в социальных сетях, что нужно запасаться продуктами, медикаментами и марлевыми повязками, или возлагается вина за распространение эпидемии на отдельные группы населения».

Страх может быть заразным

Исследования предыдущих вспышек заболеваний тоже показывают силу страха. В случае эпидемии САРС (атипичной пневмонии) 2003 года исследование, проведенное историком Патриком Уоллисом и лингвистом Бриджит Нарлих, показало, что «основной концептуальной метафорой было «вирус-убийца».

Аналогичным образом исследователи СМИ Питер Вестерман и Нел Рейгрок изучили освещение эпидемии H1N1 (свиного гриппа) в Нидерландах и обнаружили, что оно характеризуется «тревожным тоном». Подобно коронавирусу, эти ушедшие в историю эпидемии также характеризовались неопределенностью, вызывая страх и панику.

Чтобы поставить эти диагнозы в перспективе, полезно взглянуть на освещение обычной сезонной эпидемии гриппа, который, по оценкам Всемирной организации здравоохранения, приводит к гибели от 290 до 650 тысяч человек во всем мире каждый год. С 12 января 2020 года мировые газеты опубликовали только 488 статей о сезонном гриппе без упоминания коронавируса.

В отличие от освещения нового коронавируса, менее десяти процентов публикаций о гриппе (37 из 488) упоминали страх или подобные эмоции. Выражение страха в сообщениях о коронавирусе свидетельствует о том, что значительная часть публикаций об эпидемии является скорее отражением общественного страха, чем информативным освещением фактов распространения вируса.

Бывший президент США Франклин Д. Рузвельт, по-видимому, преувеличивал, когда произнес свои знаменитые слова: «Единственное, чего нам нужно бояться, это сам страх». Тем не менее, перед лицом обилия дезинформации, фальшивых новостей и теорий заговора, стоит остерегаться опасностей этой заразной эмоции – страха – перед лицом неопределенности.

Карин Воль-Йоргенсен, «Итонут», Ц.З. Автор – профессор, директор по исследованиям в Школе журналистики при Кардиффском университете.

Фото: China Daily via Reuters

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend