Жители приграничных поселков не знают, когда смогут вернуться в свои дома

Жители приграничных поселков не знают, когда смогут вернуться в свои дома

По шоссе, связывающему кибуцы Мисгав-Ам, Маргалиот и Манара, сейчас не ездит практически никто. Из Маргалиота в Манару можно добраться по другой дороге, которая считается более безопасной. Однако и на ней есть отрезок длиной в несколько сотен метров, простреливаемый с территории Ливана. Те, кто ездят по этой дороге, утешаются мыслью о том, что противотанковой ракетой сложно поразить быстро двигающуюся цель. Поэтому они как можно сильнее жмут на газ и надеются на лучшее.

Военные действия здесь идут практически беспрерывно – за исключением нескольких дней режима прекращения огня в конце ноября. В приграничных районах рвутся ракеты и противотанковые снаряды, в ответ ВВС наносят удары по объектам «Хизбаллы» и палестинских террористических организаций на территории Ливана.

Эти то затухающие, то вспыхивающие с новой силой перестрелки породили на севере страны невообразимую реальность. Уже в день резни 7 октября жители приграничных поселков сами начали покидать свои дома. В последующие дни, по решению правительства, отсюда эвакуировали несколько десятков тысяч человек. Практически полностью обезлюдела Кирьят-Шмона, а эвакуацию жителей Нагарии было решено не проводить. В то же время около 100 тысяч жителей Южного Ливана тоже были вынуждены покинуть свои дома и переместиться от границы с Израилем подальше на север.

Таким образом «Хизбалла» как бы создала «буферную зону» – на территории Израиля, в самом живописном, по мнению многих, районе страны. Сейчас, как обычно в это время года, он утопает в зелени. Но людей здесь практически не осталось. Мисгав-Ам и Манара превратились в кибуцы-призраки.

Помимо солдат-резервистов, в приграничных поселках находятся ответственные за их безопасность и члены местных групп быстрого реагирования. Командный пункт в Мисгав-Ам разместился в старом бомбоубежище, построенном еще в 70-е годы. Один из членов группы быстрого реагирования участвовал в освобождении заложников весной 1980 года, их захватили проникшие в кибуц террористы. Тогда погибли маленький ребенок, секретарь кибуца и солдат ЦАХАЛа.

В приграничных поселках и на ведущих к ним дорогах сразу бросаются в глаза следы разрушений. Большинство домов пострадали от попадания противотанковых ракет «Хизбаллы». Часть разрушений причинена также «катюшами» и минометными снарядами. ЦАХАЛ превратил некогда мирные поселки в импровизированные военные базы. Гусеницы танков и бронетранспортеров разрушили дорожное покрытие, солдаты порой наносят ущерб имуществу местных жителей. Фактически никто не контролирует, как они себя ведут в эвакуированных населенных пунктах, и не несет за это ответственности. В военное время все разбирательства по этому поводу ведутся крайне медленно и неохотно.

На данном этапе «Хизбалла» сосредотачивает свои удары на укрепленных пунктах ЦАХАЛа и прочих армейских объектах. Но когда ничего более удобного им под руку не подворачивается, боевики открывают огонь и по мирным гражданам. Группировка продемонстрировала новые иранские противотанковые ракеты «Алмас», с радиусом действия 10 километров (для сравнения,  радиус действия российских «Корнетов» – 6 километров). Жители севера покинули свои дома, опасаясь вторжения отряда «Радуан» – подобно тому, как это произошло на юге страны 7 октября. Тем, кто видел по телевизору, как бульдозеры ХАМАСа валят пограничный забор в Западном Негеве, нетрудно представить себе то же самое в Верхней Галилее.

Однако из-за методично наносимых ЦАХАЛом ударов боевики «Радуана» были вынуждены отступить от границы. Их укрепленные пункты, расположенные в непосредственной близости от забора, были разрушены. Теперь, однако, опасавшиеся вторжения отряда «Радуан» жители севера не возвращаются в свои дома из-за угрозы противотанковых ракет. Руководители местных советов настаивают на том, чтобы здесь, наконец, навели порядок – если надо, силой.

Кризис доверия

«Государство не с нами на этой войне, – говорит председатель местного совета Верхняя Галилея Гиора Зельц. – Многие расположенные на нашей территории образовательные учреждения не защищены. Мы превратили сотни бомбоубежищ в школы и детские сады. Правительство до сих пор не начало заниматься нашими проблемами. Никто из тех, кто поддерживает с нами связь, не располагает полномочиями в области бюджета».

«Если сейчас нам разрешат вернуться домой, большинство сделает это в течение трех месяцев, – предполагает Зельц. – Но сейчас в кибуцах и мошавах находится армия. Как же будет происходить наше возвращение домой? В Кирьят-Шмоне закрыты все банки, поликлиники, магазины. Вернуться в таких условиях к нормальной жизни просто невозможно. Частные компании с разрешения государства перенесли свою деятельность в центр страны. И мы не знаем, когда они вернутся, даже по окончании войны».

Артур Габриэлов – ответственный за безопасность кибуца Мисгав-Ам. «В начале войны сюда прибыли солдаты срочной службы, не задумывавшиеся о том, что здесь живут люди, которые просто были вынуждены покинуть свои дома как можно быстрее, – рассказывает он. – Некоторые не успевали закрыть за собой двери. Когда на смену этим солдатам прибыли резервисты, мы почувствовали себя гораздо спокойнее».

«До войны здесь был рай, – говорит член группы быстрого реагирования Бени ван ден Ховен. – Север страны процветал, а сейчас все рухнуло. Я родился в кибуце, но моя жена из Ришон ле-Циона. Она не хочет возвращаться сюда с детьми. Когда в 2000 году ЦАХАЛ покидал Южный Ливан, нам говорили, что на каждую провокацию «Хизбаллы» будет следовать мощный ответ. Но со временем армии на границе становилось все меньше, и у групп быстрого реагирования осталось очень мало оружия. Если бы 7 октября сюда вторглись боевики, мы не смогли бы дать им должный отпор. После Второй ливанской войны у нас были 17 лет спокойствия и процветания. Если эта война завершится без однозначного результата и ЦАХАЛ не гарантирует нашу безопасность, люди поостерегутся возвращаться сюда».

Ответственный за безопасность кибуца Манара Шимон Бен-Гида говорит, что половина домов в кибуце пострадали вследствие обстрелов. «Во дворах до сих пор валяются неразорвавшиеся снаряды, и ЦАХАЛ никак не доберется до них, чтобы обезвредить, – рассказывает он. – Вся южная часть кибуца простреливается и потому объявлена закрытой военной зоной. Мы не можем пригласить ремонтников или электриков. Когда у нас вспыхнул пожар, мы тушили его сами, потому что военные сказали, что они за это не отвечают».



«Мы не знаем, что делать дальше, – говорит Бен-Гида. – Армия не предоставляет нам никаких ответов. Нужно сказать правду: после того, что случилось в Западом Негеве, возник серьезный кризис доверия. А «Хизбалла» – это не ХАМАС. Здесь все может закончиться еще более тяжкой катастрофой».

Надежда на урегулирование

Доктор Шимон Шапира, исследующий «Хизбаллу», говорит, что Хасан Насралла напрямую увязывает свою стратегию с происходящим в секторе Газа. «В то же время Израиль стремится к тому, чтобы отделить северный фронт от южного, – подчеркивает Шапира. – Но Насралла четко заявил, что до тех пор, пока продолжается война в Газе, не будет спокойствия и на ливанской границе. Сохранение сдерживающего потенциала «Хизбаллы» Насралла считает государственным интересом Ливана».

Шапира отмечает, что шиитские боевики опасаются массированной атаки Израиля и угрожают дать мощный ответ. «Лидеры «Хизбаллы» уже говорят о высотках Гуш-Дана как о своей потенциальной цели, – рассказывает он. – Ливанские боевики уже продемонстрировали, что они могут наносить прицельные удары – например, по штабу Северного военного округа и по базе ВВС на горе Мерон. Израиль пытается добиться выполнения резолюции Совета безопасности ООН 1701, но у «Хизбаллы» есть свои требования и претензии. В частности, они связаны с прекращением полетов израильских ВВС в воздушном пространстве Ливана».

На нынешней неделе было опубликовано предложение Франции, в соответствии с которым отряд «Радуан» должен быть отведен на 10 километров к северу от израильской границы. Оно также предусматривает создание независимой от ООН контрольной инстанции с участием стран Запада. Рассматривается и возможность дисклокации на юге Ливана нескольких тысяч солдат ливанской армии. Несмотря на громкие угрозы, складывается впечатление, что Израиль предпочитает политическое решение проблемы и прибегнет к военной силе, только если дипломатические усилия не принесут никаких результатов.

Силы безопасности все еще надеются на политическое урегулирование под гарантии стран Запада и на отступление боевиков «Хизбаллы» от пограничного забора. Но и после этого ЦАХАЛ сохранит массовое присутствие на северной границе. Вероятная война может оказаться крайне тяжелой для обеих сторон, но, в конце концов, им все равно придется договариваться. Вопрос заключается в том, насколько приемлемым окажется готовящееся решение для жителей севера – в свете того, что произошло уже и может случиться в будущем.

Амос Харэль, Янив Кубович, «ХаАрец», Б.Е. Фото: Гиль Элиягу ∇

Новости

В Биньямине ранена военнослужащая
Первые итоги: 200 ракет, прилет по базе в Негеве
Самолеты ВВС Иордании сбили десятки иранских беспилотников. Ракета упала в Аммане

Популярное

«Битуах леуми» досрочно выплатит пособия в апреле: подробности

Служба национального страхования в апреле  досрочно выплатит большинство социальных пособий. По случаю...

Раввин, призвавший уклоняться от армии и оскорблявший выходцев из экс-СССР, получит премию Израиля?

Поначалу это звучало как шутка: премию Израиля получит главный  сефардский раввин Израиля Ицхак Йосеф. Этот...

МНЕНИЯ