Thursday 26.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Иерусалим-Храмовая-гора-Рамадан-палестинцы-флаг-мечеть-Аль-Акца
    AP Photo/Mahmoud Illean

    Жесткая риторика – меньшее из зол: от короля Абдаллы требуют разорвать отношения с Израилем

    Как и в Израиле, в Иордании тема Храмовой горы касается не только свободы вероисповедания, но и служит политическим оппонентам нынешней власти, стремящимся ее свергнуть. Глава иорданского правительства резко высказался в адрес Израиля – но сделал это вместо разрыва дипломатических отношений, чего требовали парламентарии этой страны.


    «Предательство Иордании в большей степени, чем нормализация отношений с Израилем, является причиной и поражения в 1967 году, и продолжения сионистской оккупации Палестины по сей день», – пишет пользователь одной из социальных сетей, которые в эти дни переполнены оскорблениями и обвинениями в адрес короля Иордании Абдаллы Второго. Петиция, под которой подписались 86 депутатов иорданского парламента, призывает к разрыву дипломатических отношений с Израилем и аннулированию мирного договора между нашими государствами.

    Резким нападкам подвергается также король Марокко Мохаммед Шестой. Его с издевкой называют «королем нормализации» с Израилем. Король возглавляет Комитет по Иерусалиму, который был создан в 1975 году при Организации исламского сотрудничества.

    Король Абдалла, который в Германии недавно перенес операцию на позвоночнике, еще до начала Рамадана знал, что Храмовая гора вновь ожидаемо станет очагом беспорядков. Теперь ему приходится справляться с бурей, пришедшей из Иерусалима, все еще оставаясь на больничной койке. Король переговорил с палестинским раисом Махмудом Аббасом и с израильским министром обороны Бени Ганцем, а его представители общались с главой ШАБАКа и его помощниками. По словам высокопоставленного иорданского источника, эти разговоры породили предположение, что Израиль воздержится от ввода своих сил на Храмовую гору, а Иордания вместе с ПА сделают все, чтобы предотвратить беспорядки. «Ввод израильских сил на Храмовую гору загнал короля в тупик, – говорит источник. – Критика в его адрес в нашей стране усилилась, есть впечатление, что Израиль не выполнил своих обязательств».


    Три дня назад король Абдалла дал главе своего правительства Бишару аль-Хасуне действовать на международном и всеарабском уровне, чтобы «остановить израильские атаки на Храмовой горе ради успокоения обстановки». В последние два дня министр иностранных дел Иордании Айман Сафди вел переговоры с высокопоставленными представителями американской администрации, с Европейским союзом, с представителями Египта, Марокко и ОАЭ, требуя от них вмешаться и оказать давление на Израиль, чтобы вооруженные силы не были введены на территорию комплекса мечетей. Заодно Иордания потребовала созвать Совет Безопасности ООН и обсудить события, а также ужесточила риторику, говоря об «израильской агрессии», которая наносит ущерб святости этого места.

    Есть опасения, что протесты могут вспыхнуть и в Иордании, и в других арабских и мусульманских странах – вслед за бурей, уже бушующей в соцсетях. Любой инцидент на Храмовой горе воспринимается как неспособность короля Абдаллы реализовывать свою власть и протекторат над святыми местами – который согласован между Израилем и Иорданией. Мирное соглашение, подписанное в 1994 году, предоставило Иордании особый статус в управлении святыми местами.

    В 2015 году Биньямин Нетаниягу принял «соглашения Керри», которые были сформулированы главой Государственного департамента США Джоном Керри. В них указано среди прочего, что мусульмане могут молиться на Храмовой горе, а немусульмане могут ее посещать, но не молиться. Именно этот принцип, действующий по сей день, побуждает праворадикальные движения в Израиле прорываться на Храмовую гору в попытках изменить установленный здесь статус-кво и «распространить суверенитет Израиля» на нее. Государство Израиль менять статус-кво не намерено, но ввод сюда солдат и полицейских интерпретируется в Палестине и Иордании не только как нарушение действующих соглашений, но и как намерение захватить Храмовую гору и сделать ее еврейской «во время каденции» короля Абдаллы.

    Другая скрытая угроза для Абдаллы – это стремление Саудовской Аравии перехватить контроль над святыми местами в Иерусалиме и отстранить короля Абдаллу от этой роли. Из-за этого два года назад между двумя государствами возникло напряжение, когда Абдалла заподозрил, что Дональд Трамп может удовлетворить амбиции КСА в обмен на ее поддержку его «сделки века». Исходя их этих подозрений, любой событие на Храмовой горе может дать саудитам повод потребовать передать им протекторат, что будет истолковано как слабость Абдаллы в отношениях с Израилем.


    Чтобы и отбить внутреннюю критику, и лишить саудитов желания надавить извне, и в то же время сохранить нормальные отношения с Израилем, король пошел на ужесточение риторики, к которой прибегают сейчас его люди. Но и такой путь не лишен опасностей. Вчера, 18 апреля, премьер-министр Иордании совершил беспрецедентный шаг: поддержал тех, кто бросал камни [в израильтян] на Храмовой горе – и получил сердитый ответ Нафтали Беннета. Израильский премьер сказал, что крайне негативно относится «к обвинениям Израиля в насилии, направленном против нас… Мы считаем это неприемлемым. Это – награда подстрекателям во главе с ХАМАСом, которые пытаются разжечь пожар насилия в Иерусалиме».

    Но Беннет воздержался от прямого обвинения иорданского премьера. Очевидно, что он понимает: когда аль-Хасуна говорит такие вещи перед парламентом, большинство депутатов которого требуют разорвать отношения с Израилем, жесткая риторика применяется им вместо ответа на это требование. Ни аль-Хасуна, ни король не намерены ни закрывать посольство, ни разрывать отношения с Израилем. У двух государств есть стратегические военные и экономические интересы, которыми они не хотят поступаться из-за экстремистов на Храмовой горе.

    Но было бы ошибкой видеть в обмене обвинениями одну только ролевую игру. Ситуация на Храмовой горе серьезно влияет на внутреннюю политику. В последние годы в Иордании усилились политические блоки и движения, выступающие за свержение короля и смену режима. Важно упомянуть в этой связи и протесты против безработицы с митингами, которые много недель продолжались у стен президентского дворца; и недовольство глав кланов, обитающих на юге страны; и неустанную деятельность религиозных движений; и попытку государственного переворота, предпринятую принцем Хамзой, сводным братом короля Абдаллы, в прошлом году.


    Экономические неурядицы, высокая безработица, огромное социально-экономическое расслоение общества – обычные причины протестов и акций гражданского неповиновения. Но столь сильный мобилизующий фактор, как нанесение ущерба святым для ислама местам, способен объединить и мобилизовать все классы и все кланы, делая угрозу власти сильнее и ближе. На этой основе и строят свою стратегию противники иорданского короля – чем несильно отличаются от противников израильского правительства.

    Жесткая риторика, в которую как в пинг-понг играют Иордания и Израиль, не сможет полностью скрыть ту реальную опасность, которая исходит для обеих правительств с вершины Храмовой горе. Израиль может, конечно, напоминать, что имеет право применять здесь силу – но после того, как он сам в рамках соглашения отказался от полного своего суверенитета здесь, любое проявление силы, хотя и не изменит статуса, может разорвать тонкую ткань израильско-иорданских отношений.

    Цви Барэль, «ХаАрец». Фото: AP Photo/Mahmoud Illean √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend