Friday 22.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Жертвы “короны”: так умирают магазины

    После того, как было принято решение о снятии карантинных ограничений, владельцы многих магазинов с облегчением вздохнули. Однако прежнее уныние царит среди дизайнеров свадебных платьев: индустрия, которая некогда считалась процветающей, ныне переживает колоссальный упадок.


    17 магазинов свадебных платьев, костюмов для женихов и вечерних платьев расположены на улице Дизенгоф в Тель-Авиве, и все они закрыты из-за отсутствия мероприятий. А на протяжении всей улицы Дизенгоф сдаются в аренду 25 мастерских по пошиву одежды для женихов и свадебных платьев.

    «Мы открылись 8 ноября, но с тех пор у нас не было ни одного покупателя, – говорит дизайнер свадебных платьев Ирена Тауб (50), чей магазин на улице Дизенгоф существует уже 12 лет. – После того, как закончился первый карантин, казалось, наступило хорошее время. Люди думали, что можно снова, как прежде, весело и свободно проводить время, осуществить все задуманное и покупать свадебные платья. В зависимости от ситуации, заказывали платья, может быть, не столь пышные. А теперь ничего нет. Либо сыграли свою роль обстоятельства, и никто не хочет жениться, выходить замуж. Либо свадьбы не предусматривают массовые брачные церемонии. Либо просто у людей нет денег. За время карантина я разработала новую коллекцию, но пока она никому не нужна. Каждый день без покупателей – для меня невосполнимая потеря».

    «Во время первого карантина отменили выплату муниципального налога, во время второго ничего не отменяли, и в результате мы платим кучу денег и за аренду помещения, и муниципалитету. Говорят о некоей ретроактивной компенсации, но я получала от государства 1 500 шекелей в месяц в течение всего этого периода. Но это же смешные деньги. Нет средств к существованию и нет надежды».


    Недалеко от магазина Ирены Тауб находится магазин свадебных платьев  Яакова Дока (58). Десять лет назад он успешно трудился в сфере хайтека, но незадолго до того, как ему исполнилось пятьдесят, решил изучать дизайн одежды. Последние семь лет он держит магазин свадебных платьев, но, в отличие от Тауб, сохраняет оптимизм и считает, что просто-напросто надо переждать, перетерпеть, а успеха он все равно добьется, сократив расходы и взяв кредит.

    «Я здесь по зову сердца, а не по финансовым причинам, – объясняет Док, как ему удается сохранять позитивный настрой, даже когда нет клиентов. – Да, никто ничего не заказывает, если не считать некоторых контактов с еврейскими невестами из Франции: я отправляю им платья без примерок».

    Док надеется, что ему не придется в очередной раз менять профессию: «Чтобы почувствовать себя производителем, я стал работать над значительным количеством коллекций. Понимаю, что это больше делается для души, но невозможно сидеть без дела.  Я взял ссуду в банке, сократил расходы, стараясь минимизировать все, чтобы пережить сложный период».  Он старается не думать о том, что может наступить критический момент, когда магазин придется закрыть, и считает, что массовые свадебные церемонии возобновятся, но, скорее всего, они будут проходить иначе.

    «Все придет к соответствующей пропорции, – сказал Док. – До недавнего времени невеста покупала десять платьев, а в результате вообще могла не прийти на свой собственный праздник. Теперь невеста просто-напросто хочет выйти замуж. Люди потихоньку поймут, что весь этот выпендреж им не нужен».

    Многие из модельеров считают, что предпочтения новобрачных будут постепенно склоняться к «эконом-варианту», чтобы не платить тысячи, а то и десятки тысяч шекелей за свадебный наряд: «Когда свадьбу празднуют во дворике, с небольшим количеством гостей, это больше похоже не на церемонию, а на обычную праздничную трапезу, на которую не нужен какой-то особый наряд или дорогой костюм. Потому жених или невеста должны одеваться так, чтобы чувствовать себя комфортно... »

    У Хелены Колан в самом конце улице Дизенгоф, ближе к порту, находится популярный бутик. Готовясь к открытию после отмены карантинных ограничений, она вложила тысячи шекелей в раскрутку, используя соцсети и Google.


    «В пятницу и субботу, как раз в канун открытия, многие оставили мне свои контакты для связи, – рассказывает она. – А когда в воскресенье утром я стала звонить по указанным номерам, то услышала нечто вроде: «Вы разве не слышали, что идет речь еще об одном карантине?» Или: «Я планировал жениться в марте, но не уверен, что это произойдет даже в мае...» И всю последующую неделю меня ждало сплошное разочарование. Знаете, после того, как закончился первый карантин, казалось, в воздухе витает оптимизм, все выглядело иначе. Я не отправила никого из своих трех сотрудниц в неоплачиваемый отпуск. Мой бизнес существует около десяти лет, и, если бы с подобного рода сложностями мне пришлось столкнуться лет семь назад, мой бизнес просто не выжил бы. Даже сейчас мы отказались от намерения брать ссуды, внесли соответствующие коррективы, чтобы справиться с ситуацией».

    40-летняя Колан из Оранит больше всего боится подойти к той красной черте, за которой ей придется распрощаться со своим бутиком и работать дома: «Я не знаю, как поступить в этом случае – выбросить десять лет на помойку из-за тяжелого года? Конечно, государство может нам сказать: «Ребята, забудьте, до следующего лета свадеб не будет». Хорошо, как скажете, я уберусь отюда и буду работать из дома. Во всяком случае, за аренду платить не придется. Я – оптимист, меня трудно загнать в ловушку пессимизма. Однако, на мой взгляд, до следующего лета действительно ничего не изменится».

    Бар Пелег, «ХаАрец».  М.К. Фото: Эйяль Туэг˜


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend