Жены израильских премьеров | detaly.co.il
    Суббота 26.09.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    D72-033_Paula Ben Gurion Hans Pinn GPO

    Жены израильских премьеров

    В прошлом году «Детали» опубликовали серию биографических статей Владимира Лазариса о всех израильских премьер-министрах, своего рода портретную галерею – от Давида Бен-Гуриона до Биньямина Нетаниягу.

    Пришло время узнать, кем были их жены. Девять из одиннадцати были новыми репатриантками из Восточной Европы, а у десяти из одиннадцати это был первый брак. Они были разного возраста и происхождения, отличались по характеру, поведению и отношению к своей роли супруги главы правительства.

    Биографические портреты этих женщин мы будем публиковать ежедневно в 7.00.

    1.Поля Бен-Гурион

    Итак, первой была Поля. Профессиональная операционная медсестра, родившаяся в Минске в 1892 году под именем Полина Мунвейс. Когда они встретились с Бен-Гурионом в Нью-Йорке, им было трудно говорить о политике: Поля знать не хотели ни про какой сионизм, поскольку ее героями были Троцкий и вождь американского анархизма Эмма Гольдман. Тем не менее, со временем Поля стала сионисткой, а все дальнейшее – историей.

    Бен-Гурион, который повелел гебраизировать имена всем израильским политикам и дипломатам, и призвал к тому же всех граждан, неоднократно и безрезультатно добивался того же от собственной жены, предлагая ей стать Пниной («жемчужиной»). Но Поля осталась Полей.

    Поля родила трех детей – двух дочерей и сына. Она занималась всеми финансовыми делами семьи, вела дом, воспитывала детей, заботилась о здоровье мужа и определяла режим Бен-Гуриона – требовала, чтобы он вовремя ел, спал после обеда, и посмеивалась над его увлечением йогой. Когда ей сказали, что Бен-Гурион показал стойку на голове на тель-авивском пляже, Поля сказала: «Пусть идет в цирк и зарабатывает этим деньги». Она не устраивала мужу скандалы и даже закрывала глаза на его романы за границей, где он часто и подолгу бывал по службе.

    Поля не вмешивалась в государственные дела и назначения, но все, кто хотел поговорить с Бен-Гурионом по телефону, знали, что прежде они должны получить ее согласие. Когда посланец МИДа пришел оповестить главу правительства, что президент США Гарри Трумэн признал еврейское государство, Поля отказалась его впустить, потому что Бен-Гурион спал после обеда. А перед любыми официальными приемами Поля просматривала списки гостей и вычеркивала тех, кто ей не нравился.

    Супруги спорили о том, можно ли называть «сионистами» евреев, которые не репатриировались в Израиль, но помогали ему как могли. Бен-Гурион говорил – нет, Поля – да. Он настаивал на том, чтобы все израильские студенты учились только в Израиле. Она требовала, чтобы выбор оставался за молодыми, которые могут уехать из страны и учиться в любом западном университете, если родное государство не обеспечило их необходимым числом высших учебных заведений.

    Для Поли никогда не имели значения политические взгляды и партийная принадлежность ее хороших знакомых. Поэтому она дружила с председателем политической оппозици и партии «Херут» Менахемом Бегиным, которого Бен-Гурион во время выступлений в кнессете даже не называл по имени, а говорил: «Как сказал депутат, сидящий справа от доктора Бадера...» В тех случаях, когда политические противники Бен-Гуриона стояли на своем, Поля  не считала ниже своего достоинства позвонить им, а то и нанести визит, чтобы убедить вести себя так, как казалось ей нужным.

    Впрочем, в отношении бури вокруг соглашений о репарациях из Германии ей это не удалось. 7 января 1952 года Бегин повел распаленную толпу на кнессет, где обсуждалось это соглашение: зазвенели стекла, разбитые камнями, и скоро в здание кнессета стали вносить раненых полицейских и демонстрантов. Профессиональная медсестра, Поля Бен-Гурион быстро помогла оказать им медицинскую помощь и сама бинтовала раненых.

    Примечательно и то, что Поля была известна в народе сама по себе, как общественная деятельница, до такой степени, что даже после ухода Бен-Гуриона в отставку в 1953 году она получила приглашение от дирекции компании торгового флота «Цим» приехать во французский порт Шербур (да, да, зонтики!), чтобы разбить бутылку шампанского о борт спущенного со стапелей израильского флагмана «Шалом».

    Переехав с отставным премьером в кибуц Сде-Бокер, именно Поля позаботилась о том, чтобы у кибуцников появились выписанные из-за границы такие диковинки, как холодильник, стиральная машина и, наконец... первое пианино.

    Стоит особо отметить демократизм Поли Бен-Гурион: когда они с мужем ездили за границу с официальной миссией, она настаивала на том, чтобы охрана и шоферы сидели с ними за одним столом. А в тель-авивском доме или в кибуце она всегда интересовалась у телохранителей, когда и что они ели, и заботилась, чтобы они не оставались голодными, пока их не сменяли.

    Поля умерла в 1968 году от кровоизлияния в мозг, и Бен-Гурион распорядился, чтобы для него приготовили место рядом с ней – на высоком утесе с бесподобным видом на лунный пейзаж долины Цин. Он пережил ее на пять лет.

    Владимир Лазарис, «Детали».˜
    Фото: Hans Pinn, GPO

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend