Женщины идут в большую политику

Даже записные циники, для которых муниципальные выборы –  синоним скучной коррупции или коррумпированной скуки, не могли не увлечься той лихо закрученной интригой, которая сопровождала предвыборную гонку в Бейт-Шемеше. Впрочем, не только для них победа Ализы Блох, ставшей мэром, была неожиданностью. Равно как и победа доктора Эйнат Калиш-Ротем, избранной мэром Хайфы, третьего по величине города Израиля после Иерусалима и Тель-Авива. Эти две женщины, проявившие истинные лидерские качества, присоединились к девяти другим, которые возглавляют либо мэрию, либо местный совет. Кроме того, еще пять женщин-кандидатов примут участие во втором туре выборов, который пройдет в нескольких городах 13 ноября.

Следует отметить, что прошедшие выборы характеризовались увеличением числа женщин, баллотировавшихся в местные органы власти – 58 кандидаток на посты мэров или глав местных советов, а всего в различных предвыборных списках фигурировало более 4 тысяч женщин, что составляет четверть всех кандидатов. Рост числа женщин, борющихся за право участвовать в работе местных властей, связан, в частности, с поправкой к закону о муниципальных выборах 2014 года, где предусматривалось 15-процентое увеличение финансирования тех фракций, у которых  в случае победы, как минимум, треть депутатов составляют женщины.

Не все, конечно, соблазнились столь привлекательным стимулом, но – тем не менее, можно сказать, что изменения налицо. И коснулись они даже арабского сектора: здесь в результате выборов в местные советы прошло 26 женщин, баллотировавшихся в различных предвыборных списках. Как и в еврейском секторе, в арабском секторе также проводилась специальная кампания, призывавшая женщин выдвигать свои кандидатуры, а избирателей – поддержать кандидатов-женщин на выборах.

А в друзской деревне Усафия вообще произошла сенсация: «Новая Усафия», независимый феминистский список — первый в арабском секторе, принял участие в выборах и провел своего представителя в местный совет.

В целом по всей стране число женщин, ставших мэрами или главами местных советом, фактически удвоилось. Вообще, перед всеми этими женщинами хочется снять шляпу, поскольку они, словно в омут, кидаются с головой в мутную воду политики в надежде навести там хоть какой-то порядок. Они сражаются с мелкими, мелочными политиками и их «комбинациями», отфильтровывают всю эту муть, поднявшуюся с политического дна, и непонятно даже, как они все это выдерживают.

Но самую элегантную шляпу с выходом и поклоном хочется снять все-таки перед Ализой Блох. Ее триумфальная история победы, видимо, родилась в голове какого-то блестящего сценариста. Точнее, сценаристки.

Уникальность нового мэра Бейт-Шемеша лучше всего иллюстрируют первые часы после объявления результатов выборов, когда все еще был неясен результат поединка между Блох и уходящим мэром Моше Абутбулем, представителем партии ШАС. Город пребывал в напряженном ожидании, все решили голоса солдат. Возможно, некоторые из них были учениками Ализы Блох, прекрасного педагога. В любом случае, это была та соломинка, которая переломила спину верблюду — Абутбуль был свергнут.

Поверьте, это — сценарий, достойный крутого блокбастера, где разворачивается сюжет о городе с репутацией затяжных конфликтов и мрачной мужской, подавляющей системой управления, которой противостоит талантливая и высокопрофессиональная женщина.

К сожалению, вряд ли она сможет в полную силу работать на благо города, ее ждет ожесточенное сопротивление, жесткая интрига местной, удручающей политики. Однако в целом победа Ализы Блох – это проблеск надежды, символ возможных перемен. Прежде всего, это ломает многолетние стереотипы: здесь, в Бейт-Шемеше, где ультраортодоксы выступают против религиозных сионистов, не говоря уже о светских, в это трудно поверить: избрана женщина. Тель-Авив и другие светские города могут только смотреть и завидовать. Религиозная женщина творит историю. Не говоря уже о том, что в истории ее победы есть еще один аспект: он отражает анахронизм восприятия «правый-левый» в Израиле.

Блох пришла из партии «Еврейский дом». Нафтали Беннет, правда, отвернулся от нее на предыдущих выборах, но теперь, конечно, он и его партия приветствовали и поздравили победителя. И то, что она олицетворяет, неизмеримо превосходит то, что воплощают собой другие политики.

Мы знаем, что нет большой связи между декларациями и учеными мнениями и тем, что происходит на самом деле. Те, кто по-прежнему хочет верить, что «ультраортодоксы плюют в девочек», а, с другой стороны, «светские насилуют девушек в клубах», вероятно, не отступятся от своих воззрений, но реальность намного сложнее. И Блох с ее ненасильственной практикой рисует горизонт, который начинает приближаться и оказывается вполне достижимым. Как мне кажется, это горизонт национального согласия.

В любом случае, если речь идет о национальной арене, я вовсе не уверена, что так называемые «левые» или то, что от них осталось, смогут распутать давно существующий клубок.
На мой взгляд, участие в политических и государственных процессах и переговорах таких женщин, как Ализа Блох, Адина Бар-Шалом и другие, — вместе с арабскими женщинами, — будет намного продуктивнее, даст намного больше, чем провальная политика мужчин, управляющих страной и манипулирующих общественным сознанием.

Цафи Саар, «ХаАрец» М.К.

Эйнат Калиш-Ротем. Фото: Офер Вакнин

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend