Фото: Mikhail Palinchak, Ukrainian Presidential Press Service, Reuters 

Зеленский и Порошенко как Эрос и Танатос: выборы-2019 в Украине глазами Фрейда и Фромма

Почти 100 лет назад Зигмунд Фрейд опубликовал фундаментальный труд «По ту сторону принципа удовольствия» (1920). Одним из главных достижений книги стала разработка концепции двух влечений – Эроса как влечения к жизни, и Танатоса как влечения к смерти.

Два влечения

Этим Фрейд развил идеи, впервые озвученные до него молодой ученой Сабиной Шпильрейн, которую впоследствии расстреляли гитлеровцы вместе с остальными евреями Ростова-на-Дону в 1942 году.

Оба влечения в разных долях могут существовать как в отдельном человеке, так и в человеческих коллективах. Ярко выраженных людей Эроса мы знаем как жизнелюбов, строящих новое, умеющих ладить с другими людьми без подавления их, искрящихся оптимизмом и любовью к живому. В отличие от них, ярко выраженные люди Танатоса более склонны к разрушению и саморазрушению, подчинению других и «выжиганию жизни» вокруг себя.

В каждом обществе пропорции Эроса и Танатоса балансируют в зависимости от необходимости момента. В демократических странах и коллективах, где есть опция честного выбора лидеров и путей будущего развития, сами люди могут выбирать между «пакетами идей» Эроса и Танатоса.

Условно говоря, бывают моменты, когда вожак бросает клич: «А давайте высадим аллею и украсим наш город!» И масса его сторонников поддерживает эту программу, хватая лопаты и высаживая тысячу каштанов. Но бывают ситуации, когда другой вожак кричит: «Ни шагу назад! Ляжем в землю, но не пропустим врага!» И те же сажатели каштанов прыгают в окопы или бегут в штыковую атаку с песней «и как один умрем в борьбе за это».

Развивая через полвека идеи Фрейда, его последователь Эрих Фромм противопоставлял некрофилию, трактуемую в широком смысле как любовь к неживому, и биофилию как любовь к жизни и живому.

Если посмотреть на выборы-2019 в Украине сквозь призму Фрейда и Фромма, то основные кандидаты на высший пост четко ассоциируются с упомянутыми двумя влечениями. Зеленский – это Эрос и влечение к Жизни. Порошенко – это Танатос и влечение к Смерти. И вот почему.

Оставив в стороне вопросы «опытный/не опытный» и «кто лучше подходит на высшую должность», давайте просто проанализируем те месседжи и образы, которые оба кандидата транслировали украинцам.

Смерть и Архаика

Петро Порошенко надел на себя образ брутального главкома – снимки в камуфляже на фоне танков, ракет и солдатских шеренг. В речевом арсенале Петра Алексеевича (и многих его ярых сторонников) был словесный набор воинственности и противостояния. Война звучала в каждой второй фразе – ею оправдывали все нерешаемые проблемы, и ею же запугивали избирателей.

Главный лозунг первой фазы кампейна-2019 – «Армiя, мова, вiра». Эти три слова относятся к Войне (то есть к Смерти, вражде и подчинению человека в рамках иерархичной военной системы) и к Архаике (то есть к чему-то пришедшему из глубокой старины).

Эта Архаика для живущего сейчас человека становилась навязанным ему приветом от уже «умершей эпохи». Она возвышалась над избирателем как данность, не выбираемая им, но подавляющая его своей априорной силой. «Ты с этим родился – с этим же и умрешь». В этом лозунге слышалось эхо 80-летнего недоброй памяти лозунга «Blut und Boden» («Кровь и почва»).

Акцент на Страшное Прошлое вместо устремленности в Лучшее Будущее был визитной карточкой президентства Виктора Ющенко в 2005-2009 годах. Его гиперконцентрация на теме Голодомора уводила нацию от созидания к беспросветному оплакиванию и расчесыванию ран.

При Ющенко выстраивалась историческая парадигма, в которой не было место самокритике: «Все ужасы произошли с нами из-за пришлых чужаков, а не из-за нас самих, таких идеальных. Нам должны все вокруг, потому что мы самые гонимые».

Эстафета культа Смерти перешла от Ющенко к Порошенко. Архаика и воспевание героической Götterdämmerung («Гибели богов») времен Гетьманщины, Колиивщины, УНР и ОУН-УПА стали идеологическим фундаментом пятилетия Порошенко.

За бюджетные деньги народу впихивались персонажи прошлого, которые в массе своей 1) совершали насилие, воевали и убивали; 2) провалились в своих главных замыслах, планах и мечтах.

Героями и примерами для подражания назначались личности агрессивно-милитарного склада – типичные Танатосы, которые в разные эпохи убивали «во имя высших целей» борьбы за независимость. Из-за реальной войны с пророссийскими сепаратистами на Донбассе, многие СМИ Украины охотно подхватывали и транслировали в массы эти идейные конструкции.

Культ павших героев прошлого должен был, по замыслу идеологов эпохи Порошенко, стать фактором мобилизации для текущей войны.

Логика пропаганды 2014-2019 годов звучала так: «Мы воспеваем всех резавших и нажимавших на курок во имя Украины, и призывавших к этому же в текстах – чтобы светлые образы этих павших героев мотивировали сегодняшних парней из Ковеля и Запорожья на борьбу с московскими оккупантами».

Культ не-Жизни

 Вместо великих изобретателей и успешных созидателей, вместо гигантов милосердия и толерантности (например, митрополита Андрея Шептицкого), культивировались разрушители-Танатосы – резавшие, стрелявшие, ненавидевшие чужих и своих, или призывавшие к этому в стихах и статьях.

Украина не получала историй успеха – ей насаждались истории неудач и героических поражений.

Те, кто в истории Украины спасал жизни других людей, кто проявлял гуманизм, кто открывал новое и достигал успехов в науке, искусстве и бизнесе – все эти символы Жизни были не нужны и не востребованы в 2014-2019 годах.

Бюджеты национальной памяти не тратились на рекламу этих биофилов – ибо от них не было никакой практической пользы для «партии войны» с улицы Банковой. Ибо власть хотела обильно зарабатывать - под фанфары о павших мучениках и от их имени.

В итоге вместо образов успешной страны и успешного народа моделировался и навязывался обществу образ Украины вечного кровопролития, постоянной неудачи, насилия, гонимости, страдания, вынужденной жертвенности и героической Смерти всех борцов за эту самую Украину.

На этом фоне - повышение тарифов, сокращение медицинского обслуживания и массовый выезд трудовых мигрантов за рубеж воспринимались населением как часть более широкой картины страданий, которые спускались народу с высот власти.

На языке подсознания, Украина из страны Жизни-в-ней превращалась в страну, требующую Смерти-за-нее. И главным пропагандистом и олицетворением этой не-Жизни для миллионов украинских избирателей стал именно действующий президент Порошенко.

Пьемонт изгоев

Результатом такого насилия над архетипами «основной» Украины стало резкое сужение электоральной базы Порошенко: не случайно из всех областей Украины он победил лишь в одной Львовщине – именно в том регионе, чьи идеологи и «инженеры человеческих душ» создавали весь этот пафосный культ.

Львовская интеллектуальная среда десятилетиями считала себя «Пьемонтом Украины» - по аналогии с горным регионом Италии, ставшим цитаделью национального возрождения и объединения страны в 19-м веке.

Но львовское так и не стало – и не могло стать, - общеукраинским. Навязывание регионального нарратива Галичины было воспринято остальной Украиной как насилие и издевательство над матричными кодами подсознания – и 21 апреля 2019 года «материковая» Украина превратила Львовщину в «Пьемонт изгоев».

Запущенный Галичиной бумеранг вернулся в виде цунами бюллетеней против Порошенко по всей стране.

Когда прифронтовая Харьковская область - один из крупнейших и самых развитых регионов Украины, отдала 89 процентов голосов за Зеленского, это был не просто электоральный разгром Порошенко. Это было категорическое неприятие всей пятилетки насилия Львова/Киева над ментальными кодами и архетипами подсознания Харькова.

Миллионы жителей Харькова и Днепра, Одессы и Херсона не хотят в Россию и не ждут Путина. Но они хотят другую модель Украины – ту, в которой потомки украинских фронтовиков-красноармейцев могут гордиться своими предками, разбившими Гитлера. Ту Украину, в которой курс на Европу означает пресечение казнокрадства, хорошие дороги и качественную медицину.

Ушедший президент может поблагодарить за свой позорный результат всю пятилетнюю политику памяти под его чутким руководством. Проституирование Истории ради текущих задач мобилизации не смогло прикрыть бизнесовый «дерибан» псевдопатриотическим шумом.

Избиратель четко понял, что шаманские танцы с бубнами и воскурениями в честь ОУН являются лишь отвлекающей дымовой завесой для мародерства «свинарчуков» - ближайших друзей Порошенко.

Язык страха

Основной месседж второй части кампейна Порошенко уже полностью базировался на языке ненависти и натаскивании людей на образ Врага. Требование выбирать «Или я, или Путин» не только раскалывало и оскорбляло граждан Украины - оно было призвано запугать. Банально посеять страх.

«Избирайте меня – или Путин нападет. Только я смогу защитить вас от полчищ восточных варваров, которые уже базируют свои орды вдоль нашей границы!» - это все риторика Танатоса в чистом виде.

Порошенко и обслуживавшая его интеллектуальная тусовка пять лет выстраивали образ Украины как последнего оплота Западной цивилизации на пути московских варваров. «Дайте нам оружие и кредиты, потому что именно мы защищаем вас от угрозы с Востока!» - стало лейтмотивом общения Киева с Западом.

Образ постоянно сражающейся Украины-Воительницы спускался с Банковой и со страниц патриотических СМИ и блогов в массы простого украинского населения. Но вдруг по итогам выборов-2019 оказалось, что широкие слои украинских граждан почему-то не принимают эти месседжи Порошенко. Украинцев пугали Путиным – но им не стало страшно.

Продажа будущего

Любые выборы – это продажа символов и пакетов желаемого избирателями будущего.

Но продаваемый пакет от Порошенко вообще не содержал Будущего – он включал пафосную героику страдальческого Прошлого, милитарно-агрессивное и коррумпированное Настоящее, плюс уходящую за горизонт бесконечности перспективу вступления в ЕС и НАТО.

В президентском пакете избирателям предлагалась война без обозримого конца, прославляемая гибель смелых неудачников разных эпох, архаика Томоса, стилистика запугивания и ненависти с языковым и политическим разделением граждан Украины на правильных и неправильных. И продолжение коррупции – то есть разложение системы еще в течение пяти последующих лет.

Порошенко нагнетал страх и транслировал неприятные для людей угрозы, а Зеленский ассоциировался с юмором, смехом и эмоциями радости. "Пакет будущего» от Зеленского содержал позитив и оптимизм. Команда Зе «зеркалила» весь негатив, исходивший от По.

Порошенко – продолжение войны, Зеленский – курс на установление мира. Порошенко запугивает, Зеленский по-доброму дарит надежду.

Порошенко –скучный официоз и сгон бюджетников на митинги в областных центрах. Зеленский – неформальное общение, сотни тысяч волонтеров не за оплату, а за идею. По: старый стиль предвыборных газет и громоздкие бигборды с угрозами. Зе: легкий новаторский стиль социальных медиа и вирусная раскрутка в Сети.

Зе выпускает ролик, в котором украинцы Запада и Востока страны объединяются после проезда кортежа с мигалками. Сторонники По отвечают смертью как типичные Танатосы – клипом, где Зеленского сбивает грузовик.

Даже неофициальное сокращение фамилии Порошенко – «Порох», несло в себе опять войну и потенциальную Смерть. А из фамилии Зеленского лилась «зелень» - цвет Жизни.

Против Порошенко был даже календарь: весь промежуток от февраля к апрелю – это уход зимы и приход тепла, пробуждение природы и весенний рост травы, цветов и надежд на лучшее будущее. Запугивать по методике Порошенко было бы успешнее осенью, когда все вокруг сжимается, холодеет и мрачнеет. Но на выборах-2019 сама весна работала на Зеленского.

Иудейский праздник Песах и католическая Пасха в день второго тура 21-го апреля (и вслед за ней православная Пасха), - тоже сыграли против Порошенко на уровне подсознания избирателей. Ибо Песах транслирует идею выхода из рабства на свободу, от Фараона к Земле Обетованной, а христианская Пасха несет идею победы Жизни над Смертью.

На фоне этих религиозных праздников, отмечающих в целом победу био- над некро-, у лозунгов Танатоса-Порошенко не было никаких шансов.

Биофилия украинцев

Кто бы мог подумать, но украинцы, оказывается, не горят желанием умирать. И их не тянет в окопы. И им иногда просто хочется жить и радоваться жизни в кафе и ресторанах. Особенно, когда люди видят, что элита наслаждается Жизнью – для себя, пропагандируя Смерть – для других.

Выборы-2019 показали, что украинцам совсем не хочется быть в состоянии бесконечной войны. Желание получать достойные заработки, иметь справедливую судебную систему, возводить свой дом с садом, рожать детей, ездить по хорошим дорогам (пусть на подержанной иномарке, но растаможенной не с заоблачными пошлинами), – вдруг выяснилось, что все эти биофильские желания важны украинцам гораздо сильнее, чем рекламируемая Петром Порошенко перспектива вечного противостояния с Россией. Хотя общество простило бы Петру Порошенко многое – и постоянные сводки о потерях на фронте, и призывы затянуть пояса по новым тарифам за отопление, – если бы он сам являл собой пример скромности, справедливости и честности.

Если бы Петро Порошенко сказал украинцам: «Я не могу предложить вам ничего, кроме крови, тяжелого труда, слез и пота», - то из его уст даже эта цитата из 1940-го года великого Уинстона Черчилля прозвучала бы как лживая и злая насмешка над усталым и обнищавшим обществом. Ибо коррупция, безудержное и наглое обогащение власть имущих вместе с параличом расследований всех резонансных дел стали маркерами президентской пятилетки Порошенко.

Воровство и безнаказанность коррупционеров во власти – это те же символы разложения и гниения, которые являются синонимами Смерти системы.

Как говорил мудрый царь Соломон, «время рождаться и время умирать». А до него эта мысль в еще более заостренной форме прозвучала в Пятикнижии Моисея, когда Творец обращается к Своему народу со словами: «Жизнь и смерть предложил я вам, благословение и проклятие. Избери жизнь, чтобы жил ты и потомство твое». Как видим, главный текст иудео-христианской цивилизации в паре Эроса и Танатоса явно советует людям выбирать первое – Эрос/Жизнь.

Разгромный счет поражения Порошенко четко показал: миллионы украинцев на уровне подсознания потянулись к Жизни, а не к Смерти. Выяснилось, что биофилов среди них в разы больше, чем сторонников не-живого. Это многое говорит о жизнеспособности украинской нации: пережив за последние сто лет страшные войны и геноциды, украинцы не впали в национальную депрессию, не поддались запугиванию и выбрали Жизнь.

Шимон Бриман – специально для сайта «Детали» К.В.
Фото: Mikhail Palinchak, Ukrainian Presidential Press Service, Reuters

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend