Saturday 22.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Jose Luis Magana
    AP Photo/Jose Luis Magana

    Заставь дурака Богу молиться. Политкорректность на марше

    Революции, как правило, носят повальный характер, и вопрос заключается в том, как не впасть в безумие вместе с ними.  Как не разрушить, например, основы западной культуры – свободу слова, творчества, мысли – в ходе нынешней революции, преследующей абсолютно оправданные цели: прекращение ущемления прав женщин и агрессии по отношению к ним, прекращение  дискриминации чернокожих и преследования других расовых, гендерных и прочих меньшинств.


    Вопрос заключается в том, как вести беспощадную борьбу с оскорблением достоинства женщин и проявлениями расизма, не пользуясь лицемерным и опасным лексиконом  революции, политической корректности и ее главного орудия – «культуры отмены», продолжения того, что мы когда-то называли просто «цензурой».

    Широко использующая средства массовой информации и социальные сети революция сегодня эффективна, как никогда, но ей также присущи ложь, невежество и агрессия.

    Вот потрясающий пример «литературной отмены», случившейся в 90-е годы. Он наглядно иллюстрирует, какого уровня стремящееся упрощать все ханжество достигло уже в то время. Мой друг Менахем Бен, написавший сборник стихов по мотивам книжки «Доктор Дулиттл», пролистывал новое американское издание этой популярной детской серии.


    Оно вышло в свет в издательстве Кристофера Лофтинга (родственника автора «Доктора Дулиттла»  Хью Лофтинга). К своему изумлению Бен обнаружил, что из книги, описывающей визит белого доктора в Черную Африку, изъяты все упоминания о цвете кожи ее персонажей. Все предложения, в которых содержались слова «белый» и «черный», были вычеркнуты из ее текста.

    Чернокожий принц Бампо, который в книге хочет стать белым, становится просто принцем. «С политически корректной точки зрения редакторов американского издательства, – писал Бен в своей колонке в газете «Тель-Авив», – чернокожий принц не может хотеть стать белым. Этого не существует в природе или нельзя допустить, чтобы оно существовало. Во имя священного баланса (который, по сути дела, является естественным внутренним балансом антирасистского произведения Лофтинга) из  книги были вычеркнуты реплики короля страны Джоллигуинки, осуждающие поведение белого человека, который раскопал всю его землю в поисках золота и убил нескольких слонов, чтобы сделать украшения из слоновой кости. Как будто не было таких людей, опорочивших имя «белого человека».

    «Вполне возможно, что история черного принца, желающего стать белым, может обидеть чернокожих и других людей с темным цветом кожи, – подытоживал Бен. – Однако избежать этой обиды можно и нужно, не нанося ущерб тексту. Это можно сделать с помощью предисловия или комментариев. Но ни в коем случае нельзя трогать сам текст. Потому что любой вид подобной цензуры представляет собой подлинную угрозу для культуры. Если мы позволим адептам политической корректности слишком много, они подвергнут цензуре и ТАНАХ».

    Сейчас в Соединенных Штатах зачищают историю, разрушая памятники Колумбу и лидерам конфедератов (в Лондоне осквернили статую «расиста» Черчилля). Точно так же талибы в Афганистане разрушали памятники Будде. К этому добавляется самоцензура – практически неуловимая, а оттого еще более опасная.

    В 2017 году в «Нью-Йорк таймс» была опубликована статья «Как написать книгу, никого не разозлив». В ней рассказывалось о писателях и издательствах, нанимающих на работу «инспекторов чувствительных моментов». Кайри Дрейк вычеркнула из своей книги, написанной в жанре фэнтези, «оскорбительные описания»: например, про представителей одного племени было сказано, что они являются обладателями «красно-коричневой кожи». Черным быть можно, красно-коричневым – нет.

    Научно-фантастическая книга Лоры Морарти оказалась на архивной полке из-за обвинений в продвижении «нарратива белого спасителя». А третья писательница сменила определение «приемные родители» на просто «родители». «Мне страшно писать о том, что я сама не пережила», – объяснила неудочеренная писательница.


    В опубликованной в «Нью-Йорк таймс» статье отмечалось, что на прицеле адептов политической корректности находятся роман Харпер Ли «Убить пересмешника» и «Гекельберри Финн» Марка Твена. Эти белые писатели описывали чернокожих, присваивая себе их культуру.

    В последнее время угроза нависла и над Дж.К. Роулинг, которую обвинили в фобии по отношению к трансгендерам. Это произошло после того, как она выступила против «отмены концепции пола» и выступила в защиту университетской преподавательницы, заявившей, что операции, которые проходят трансгендеры, не могут изменить их пол.

    Салман Рушди в июле 2020 года сменил борьбу с цензурой хомейнизма на борьбу с цензурой Нового Запада. Вместе с Дж.К. Роулинг и Маргарет Этвуд он подписал письмо, исполненное тревогой в связи с «сокращающейся с каждым днем свободой мнений».


    Это лишь немногие примеры глупости и душевной глухоты, проявляющихся, главным образом, в США. Израилю пока удается сохранять относительную нормальность, но как знать, мы еще не закончили открывать Америку.  Здесь можно вспомнить песню Меира Ариэля, в которой есть такие слова: «Пришло время вынуть ваш длинный язык из культуры Запада».

    Дорон Корен, «ХаАрец», Б.Е. AP Photo/Jose Luis Magana˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend