Tuesday 07.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    «Защита от осколков»: изобретение, от которого отказался Израиль

    «Вместо того, чтобы стараться удешевить разработанную мною конструкцию, создать опытный образец, а потом работать над внедрением, я был вынужден сражаться с патентным ведомством Израиля. Бюрократов не волнует, что на кону – жизни людей, которых это изобретение может спасти во время ракетного обстрела», – сказал «Деталям» Давид Файнгольд.


    В 1997 году, после теракта на рынке Маханей Иегуда в Иерусалиме, в котором погибло четыре человека, он начал работать над системой с рабочим названием «Защита от осколков». «Нередко люди гибли или получали тяжелые ранения именно от осколков или срикошетивших пуль. Я подумал, что надо организовать защиту от них», – рассказывает Файнгольд. Тогда он не предполагал, что почти четверть века потратит на то, чтобы доказать необходимость своей идеи в Израиле: участие в восемнадцати научных конференциях, дискуссии на научных семинарах, сбор отзывов ученых и экспертов, общение с политиками разного уровня и обивание порогов различных министерств и ведомств не принесли плодов.

    Давид Файнгольд

    Из пояснительной записки к системе «Защита от осколков»: «Проект представляет собой составные элементы полевой и городской заградительной фортификации и является фундаментом многофункциональных, разнослойных заградительных секций поглощающего типа, на основе теории направленного смещения вектора энергетического потока, вместе с наполнителями, оказывающими сопротивление и поглощающими энергию поражающего потока и поражающих элементов на участке поражения».


    Эту конструкцию можно замаскировать даже под обычную клумбу – она нисколько не нарушит обычный городской ландшафт, но в экстренной ситуации в ней можно укрыться.

    – Я репатриировался в Израиль в декабре 1990 года, и сразу угодил в войну в Заливе. Жил я тогда в пригороде Хайфы, куда и попала первая ракета. С того времени мне знакомо ощущение, когда на тебя летит ракета, а тебе негде спрятаться, – рассказывает Давид Файнгольд. – Позже, с середины девяностых, пошла череда терактов: взрывались автобусы, гибли люди... Тогда я стал всерьез размышлять над тем, как защитить себя, своих друзей и близких.

    Идея «Защиты от осколков» родилась не на пустом месте, в ее основе – фортификационный опыт прошлого. Брустверы и окопы уменьшали потери. Отличие в наполнителе: пространство между двумя стенками заполняется специальным материалом, который поглощает осколки.

    – Давайте начнем с главного: ваше изобретение запатентовано?

    – У меня три патента, в том числе на дизайн конструкции и на промышленный образец укрытия от ракетных обстрелов. А вот саму технологию, как ни странно, мне запатентовать не дали. К тому же патентное ведомство сделало все, чтобы я не смог оформить международный патент, ограничился израильским.

    – Каким образом?


    – На документ был наложен гриф «секретно», и начались странные бюрократические игры: всячески затягивали оформление. Обычно в течение года с момента подачи патентной заявки автор изобретения имеет право перевести ее в международную. Через год это право теряется. И в патентном ведомстве долго тянули, а затем, буквально за неделю до окончания срока, сообщили, что готовы снять гриф секретности. Но сообщили в устной форме! Для оформления международного патента этого недостаточно. На бумаге гриф остается, и мне не позволили бы сменить статус на международный.

    – Сколько времени длилась вся эта история?

    – Я начал разработку в 1997 году, официально подал патентную заявку в 2009. За 12 лет с того времени можно было обезопасить весь Израиль.


    Люди, которые во время обстрела остаются на открытой местности, согласно директиве Службы тыла, должны просто лечь на землю, прикрыв голову руками. При попадании осколка такой человек обречен. Моя конструкция резко повышает шанс его спасения. Осколки, пули и прочие пробивающие элементы, попадая в конструкцию, не рикошетят, а застревают в ней, остаются внутри оболочки. А защитные стенки с двух сторон позволяют людям укрыться между ними. Легкость монтирования конструкции – она модульная – позволяет варьировать размер, маскировать ее под клумбы или под любое обрамление на улицах, устанавливать у входов или даже внутри зданий.

    Кроме того, следует учитывать и психологический аспект. Обратите внимание, как ведут себя люди, когда звучит сигнал тревоги. Паникуют, суетятся, бросаются врассыпную, стремятся найти хоть какое-то укрытие – и далеко не всегда его находят. Представьте, какой колоссальный стресс они при этом испытывают. Но если установить конструкции в разных местах, сопроводив их соответствующими указателями и заранее оповестив всех, как себя вести, паники будет куда меньше.

    Это как дорожные знаки. Водитель на дороге внимательно за ними следит и прекрасно знает, что обозначает каждый знак: куда можно свернуть, где грозит опасность, где следует притормозить.

    Один из вариантов модуля «Защита от осколков», замаскированный под городскую клумбу

    – Проект так и остался незавершенным?

    – В патентном ведомстве мне сказали, что объем поданной мною информации превышает объем одного патента, и мне нужен, дескать, не один патент, а много, чтобы уместить все содержимое. Далее без финансирования я не смог довести изобретение до опытного образца, так что все осталось на уровне макета. Макет-то я соорудил фактически из мусора, найдя в нем нужные детали, а чтобы двигаться дальше, необходимо специальное оборудование. Теоретически, если конструкцию поставить на промышленный поток, то можно обезопасить весь Израиль за месяц-два.

    – Но ведь нет гарантии, что макет окажется успешен на практике?

    – Прием, использующий поглощение, не нов. Более того, патентный поиск привел нас к американскому аналогу, который успешно работает и взят на вооружение американской армией. Но есть несколько отличий. Во-первых, у американцев данная конструкция используется исключительно военными. Во-вторых, она не столь эффективна, как моя. В-третьих, она довольно громоздкая, и установка на улицах испортила бы вид всему ландшафту. В-четвертых, я использую другие крепления, позволяющие менять модуль конструкции.

    У американцев в конструкции используется так называемая «сетка Рабица». Она присутствовала и в моей конструкции, но я сказал патентоведам, что могу ее убрать, если она мешает утверждению патента, ее функции в моем изобретении – вспомогательные.

    Один из патентов, полученных Давидом Файнгольдом

    – Как дорого это может стоить?

    – Сегодня сооружение одного бетонного бомбоубежища обходится примерно в сто тысяч шекелей, иногда больше. Себестоимость моей конструкции – менее тысячи. Я обращался в министерство обороны, в Службу тыла, в концерн «Аэрокосмическая промышленность»… Безрезультатно. Хотя есть и патенты, и заключения экспертов, дальше разговоров дело не идет, – признает Давид Файнгольд.


    Выписка из протоколов научной конференции Ассоциации «Ученые юга» от 3 февраля 2012 года: «На секции выступил Давид Файнгольд (г. Ашкелон), ознакомивший присутствовавших с конструкцией, названной им «Защита от осколков». Отличительной особенностью этой конструкции является простота и дешевизна. Предложенная конструкция вызвала серьезный интерес ученых».

    Жители Ашкелона знают, что такое жизнь под обстрелами.Таких отзывов Файнгольд накопил много. И что?

    И ничего.

    Марк Котлярский, «Детали». Фото: Офер Вакнин,  Михаил Сапрун˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend