Защита Нетаниягу. Полный текст речи премьер-министра

Граждане Израиля. Я хочу этим вечером сказать вам кое-то от чистого сердца. Я посвятил всю свою жизнь одной цели: обеспечению безопасности и будущего Государства Израиль. Будучи офицером спецназа генштаба, я думал только об этом, когда мы с товарищами ворвались в захваченный самолет «Сабена», чтобы освободить заложников. Будучи послом Израиля в ООН, я думал только об этом, когда раз за разом представлял нашу правду Объединенным нациям. Я думал только об этом, когда был министром финансов и проводил долгосрочные реформы, приведшие к взлету нашей экономики к невиданным высотам. Эта сила всегда побуждает меня, премьер-министра, заниматься строительством нашей страны, развивать ее и, прежде всего, защищать ее.

Я чувствую глубокую приверженность тому, чтобы продолжать вести Израиль по пути, который обеспечит наше будущее, пути, в который верит большинство общества. Потому я работаю круглосуточно, зачастую глубокой ночью и рано утром, когда звонит красный телефон — в нашей стране это происходит очень часто. Так я поступал до этой минуты, и так продолжу действовать, ответственно, взвешенно и преданно.

Ощущение этой миссии — причина, по которой я нахожусь здесь, и также причина, по которой вы, граждане Израиля, даете мне снова и снова мандат доверия. Вы знаете, что я делаю все, ради единственной вещи — благополучия Израиля. Не ради сигар от приятеля, не ради освещения в прессе, не ради чего-то еще — только для пользы Израиля. И ничто не отвлекало и не отвлечет меня от этого священного труда, даже непрестанные нападки на меня. Ведь действительно, этот день ничем не отличается от многих других, которые пережиты мной за последние 20 лет. С того момента, как я был избран главой правительства, не было ни дня, когда я не подвергался бы нападкам и клевете. И нападают не только на меня, нападают жестоко и зло и на мою жену, и на моих детей — чтобы навредить мне. Это доставляет мне боль, потому что я очень люблю их.

Все эти годы оказывалось огромное давление, чтобы начать не менее 15 проверок и расследований с целью отстранить меня от власти. Все они начинались с громких заголовков, прямой телетрансляции, а некоторые были с рекомендациями полиции — такими же громкими, как сейчас. Все эти попытки, без исключения, закончились ничем. И поскольку мне известна правда, я говорю вам: и в этот раз все закончится ничем. Рекомендации, которые мы слышали сегодня, были опубликованы еще более года назад, в самом начале следствия, и с тех пор их повторяли вновь и вновь, бесчисленное количество раз.

Я повторяю и подчеркиваю: у этих рекомендаций нет основания в демократическом режиме. Я не говорю об этом вызывающе, я говорю это, оценивая базовый факт нашей демократии. Израиль — государство закона. И по закону, решения выносит не полиция, но только уполномоченные на то судебные органы. Было бы плохо, если бы это было не так. Статистика столь же очевидна: более половины полицейских рекомендаций судебные органы не принимают, и они заканчиваются ничем.

Это обычная практика в Израиле. Но в дополнение к этому на рекомендациях, опубликованных этим вечером, лежит тяжелая тень. Невозможно избавиться от ощущения, что они составлены под влиянием необоснованных чувств следователей, которые полагают, будто я действовал против них, будто подослал женщину-полицейскую, чтобы пожаловаться на сексуальные домогательства со стороны начальника отдела, который вел расследование против меня, будто установил слежку за следователями, что задействовал кого-то в Лондоне против следователей. Друзья мои, разумеется, эти утверждения ложны, абсолютно ложны.

Я прошу, подумайте, что это говорит о следствии и рекомендациях, если тот, кто расследует ваше дело, говорит, что вы пришили ему дело. Как он вообще может объективно вести следствие? И как он может дать объективные рекомендации? Поэтому не удивляет, что рекомендации оказались таковы. Я уверен, что когда в компетентных судебных органах проверят все эти материалы, они убедятся, до какой степени необоснованы все эти рекомендации.

Вот лишь несколько примеров, чтобы продемонстрировать, что они не только безосновательны, но и возмутительны. Как можно серьезно относиться к утверждению, что ради сигар я действовал на благо Арнона Мильчена, когда в действительности все было наоборот. Я намеревался закрыть 10 канал, который частично ему принадлежал. Если бы не было распоряжения юридического советника правительства Вайнштейна, канал был бы закрыт, и акции Мильчена обнулились бы. Как можно говорить, что ради сигар я действовал на благо Мильчена, если одним из моих шагов на посту министра финансов было упразднение монополии Мильчена на рынке запчастей для автомобилей в Израиле, в полном противоречии его интересам.

Касательно так называемого «закона Мильчена», речь идет о беспочвенном обвинении. Этот закон проведен правительством Ольмерта. Так он был назван ими. Его продвигало Министерство абсорбции, им занимался Минфин во главе с Яиром Лапидом, кстати, хорошим другом Мильчена, который работал прежде у него. Этот, закон поддерживал министр юстиции Яаков Неэман и многие другие министры, чтобы поощрять инвестиции в Израиль. Об этом меня спрашивали считаные разы, это говорит о многом. Я ответил, что никогда не действовал в пользу Арнона Мильчена ни в этом вопросе, ни в каком-либо другом, кроме визы. Теперь, как можно утверждать, что ради сигар я обратился к американцам, чтобы Мильчену вернули визу? Почему его лишили ее? Потому что в СМИ опубликовали очень важные вещи, которые он сделал для Государства Израиль.

Основная обязанность каждого премьер-министра Израиля помогать тем, кто пострадал из-за того, что он сделал ради Государства Израиль. Так действовал Шимон Перес: будучи главой правительства, он помог Арнону Мильчену, когда его хотели судить в США за эти же дела. Так действовал и я, когда американцы лишили Мильчена визы по тем же причинам. Как можно говорить, что я делал это ради сигар? Ни я, ни Шимон Перес не могли даже подумать, что глава правительства может оставить в беде того, кто помог Государству Израиль, только потому что он — его друг. Пусть у вас не будет сомнения, я тоже обращался к другим правительствам, чтобы помочь другим людям, оказавшим помощь Государству Израиля, и им была нужна моя помощь.

Второй вопрос, как можно утверждать, что я хотел сделать что-либо для Нони Мозеса с помощью проведения закона о закрытии «Исраэль ха-йом», когда и здесь мои действия были противоположными? Я противился закону и голосовал против него. Более того, я распустил кнессет, рисковал своим политическим будущим, поэтому закон не был принят. В отличии от меня, 43 министра и депутата действовали на благо Мозеса. Они продвигали его законопроект, многие из них заслужили хвалебной прессы в «Йедиот ахронот». Как такое возможно, что большинство из них не были даже допрошены? Против них нет рекомендаций? Как такое возможно, что именно против меня, возглавлявшего борьбу с этим законом, есть рекомендации, а против инициаторов закона, которые получили его формулировку от Нони Мозеса, ничего нет? Кривое зеркало.

Граждане Израиля, я не нахожусь на своем посту, чтоб зарабатывать. Если бы мной двигала эта цель, я давно был бы в ином месте. Мной движет лишь одна цель: гарантировать будущее нашего государства. Поэтому я говорю вам: наше правительство проработает полный срок. Вместе со всеми министрами мы продолжим превращать Израиль в восходящую мировую силу, в технологическую, военную и экономическую державу, способную добиться мирового признания, которого ранее никогда не было. Я с ответственностью и верностью продолжу вести вперед Государство Израиль пока вы, граждане Израиля, выбираете меня. Я уверен, что правда выплывет на свет. Я уверен, что и на следующих выборах, которые состоятся в положенный срок, я заслужу ваше доверие, с помощью Всевышнего. Спасибо вам.

Фото: Оливье Фитуси

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend