Thursday 02.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Даниэль Чечик
    Фото: Даниэль Чечик

    За границей – победа, дома – поражение

    Захватывающий и безупречный фильм Рэйчел Ли Джонс и Филиппа Беллэша об адвокате Лее Цемель («Лея Цемель, адвокат») получил в прошлый вторник премию «Эмми». В благодарственном слове после присуждения награды и признания их профессионального достижения создатели упомянули отрывок из фильма, в котором Джуди Нир-Мозес-Шалом берет интервью у Цемель в 1990-х годах. Журналистка говорит: «Я вас не понимаю». А Цемель отвечает: «Тебе стоит попытаться меня понять, ведь я – это будущее». «Выходит, будущее уже наступило, – сказали создатели фильма. – Осталось лишь построить здесь справедливую и равноправную жизнь для всех».


    Вручение международной премии справедливо, ведь фильм о Цемель – документальное произведение высочайшего уровня. Он рисует действительность с помощью конкретных людей и жизненных ситуаций в Восточном Иерусалиме, которые попадают на офисный стол адвокатессе. Это история оккупации. Также фильм показывает ее характер – бескомпромиссный идеализм и стремление к справедливости, в ее понимании, иногда даже за счет ее материальных интересов и прагматичных целей.

    Цемель – удивительная фигура, заплатившая личную цену за свое мнение и деятельность. Однажды, когда она была беременна, толпа протестующих перед зданием суда стала проклинать ее. Ей кричали: «Чтоб у тебя в животе выросло чудовище». Однажды прохожий выхватил пистолет прямо перед ней, когда она шла со своим сыном. В интервью, которое я брала у нее после премьеры фильма, она не смогла назвать точное количество конвертов с угрозами, фекалиями и пистолетными пулями, которые поступали в ее адрес. Только отметила, что сегодня стало гораздо тяжелее, чем в прошлом.


    Вот отрывок из интервью Равит Гехт с Леей Цемель от мая 2019 года:


    – Вы представляли Абд аль-Азиза Салеха, человека, который присутствовал при линче в Рамалле в октябре 2000 года и был сфотографирован размахивающим окровавленными руками у окна полицейского участка. Вы сочувствуете ему? Как вы думаете, он является жертвой в этой ситуации?

    – Это вовсе не вопрос сочувствия. В этом процессе я упомянула все линчи, совершенные израильскими евреями в отношении арабов. Это помогло мне доказать утверждение, что насилие – дрянная природа человека. Просто потому, что я защищаю этого человека, не означает, что я сделала бы то, что он сделал. Я могу только попытаться объяснить суду ситуацию, которая произошла. Этот молодой идиот зашел в участок с палестинскими полицейскими, опьяненными властью, и не контролировал себя.

    – Как человеку, который всегда находился под угрозой и боролся с системой – когда вам было тяжелее, тогда или сейчас?

    – Раньше я боялась больше, но не потому, что ситуация была тяжелее, а потому, что тогда у меня были маленькие дети, которых я должна была защищать. Но правда состоит в том, что сегодня ситуация гораздо сложнее.

    – Вы видите изменения в правовой системе?

    – Да. И в прокуратуре, и среди судей. Я вижу это в суде. В былые годы было стремление понять мнение другого, люди чувствовали некоторый дискомфорт по поводу того, что мы оккупируем другой народ, считали, что у нас есть какой-тот моральный долг перед кем-то. Сегодня этого нет. Никому не дискомфортно из-за оккупации.


    – Закончится ли оккупация?

    – Конечно. Оккупация закончится, потому что такова человеческая природа, а также потому, что в итоге справедливость всегда торжествует. Я убеждена в этом. Когда и как, случится ли это в мои дни или нет, я не знаю. Я только надеюсь, что это не станет ужасной трагедией.


    К сожалению, вопреки утверждениям авторов фильма, будущее еще не наступило. За эти годы распространился подход Джуди Нир-Мозес-Шалом из этой сцены: «Я не понимаю». И хотя фильм купили для показа не менее десяти платформ, причем еще до окончания съемок, в Израиле прошли демонстрации и протесты против управления лотерей «Мифаль ха-паис», которое субсидировало производство этой ленты.


    Давайте отойдем от аллегорий фильма и вернемся к реальности. У народа Израиля была краткая возможность разрешить конфликт после первой интифады. Он согласился воспользоваться моментом, чтобы взглянуть на своих палестинских соседей по-иному. Но эта форточка немедленно захлопнулась, когда начались взрывы автобусов в 1990-е годы, а потом и вторая интифада.

    Когда я все это видела, то думала, как и многие левые в Израиле, что только международное давление может положить конец оккупации. Теперь у нас премьер-министр – бывший генеральный директор Совета поселений, который сформировал правительство при поддержке левых, а основной идеологической линией прошлого президента Ривлина, любимца левых, был тезис о том, что урегулирование с палестинцами невозможно. В свете этого я понимаю, что арена борьбы с оккупацией опустела, почти полностью, если не считать нескольких маргиналов и оторванной от земли «элиты».

    Международное давление – кнут или пряник, санкции или награды – только побуждает большинство израильтян поддерживать военный контроль над палестинским народом, даже если они совсем не придерживаются мессианских идей о Великом Израиле. Когда в мире рукоплещут противникам оккупации или проводят международную обструкцию оккупации, почти все израильтяне обвиняют весь мир в антисемитизме. Многие из них прячутся под завесой племенной идентичности перед лицом того, что они воспринимают как еще одну атаку элит на их суверенитет и политическую силу.

    Каждый раз, когда заканчивается очередной образовательный или журналистский пресс-тур, организованный той или иной НКО, конечной остановкой автобуса неизменно является северный Тель-Авив. Выходя из автобуса, я понимаю, что мир и окончание оккупации далеки как никогда. Истина состоит в том, что колоссальное поражение противников оккупации заключается в их неспособности или нежелании убедить большинство людей в Израиле в том, что мы платим слишком высокую цену.

    Каждый израильский гражданин платит за военный контроль над чужим народом. У меня нет волшебного совета, как приобщить людей к идее, которая по своей сути не чужда и не враждебна многим израильтянам: жить в мире и сотрудничестве с палестинским народом. Я усвоила одну вещь (по крайней мере, в этой области): победы, почести и достижения борцов с оккупацией за границей отражают их поражение дома.

    Равит Гехт, «ХаАрец» Ц.З. На снимке: Лея Цемель, фото: Даниэль Чечик˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend