Зарплаты – уменьшить, налоги – повысить: экономическая программа партии «Религиозный сионизм»

Зарплаты – уменьшить, налоги – повысить: экономическая программа партии «Религиозный сионизм»

Экономическая платформа «Религиозного сионизма» не помешала ее политическому успеху на выборах. Но, когда эта партия станет старшим партнером в правительственной коалиции Нетаниягу, игнорировать ее уже не получится. Поэтому лучше загодя предупредить, какой ущерб могут нанести предлагаемые ею меры.

«Религиозный сионизм» хочет национального суверенитета, но готов отказаться от суверенитета экономического как Израиля, так и большинства граждан страны в пользу транснациональных компаний и местных элит. Партия продвигает радикально правую экономическую платформу, полную обвинений в адрес госсектора и профсоюзов, но не предлагает реальных решений основных проблем израильской экономики: дороговизны жизни, слабости общественных служб, глубокого неравенства, которое выражается в большом количестве бедняков и недостаточной интеграции арабов и «харедим» на рынок труда. Вместо этого «Религиозный сионизм» предлагает повышать конкуренцию и проводить сокращения в надежде на то, что это чудесным образом приведет к повышению эффективности и производительности в стране. Неудивительно, что о неравенстве партия в своей платформе не упоминает вовсе: предлагаемые ею меры могут его лишь усугубить за счет снижения зарплат, сокращения бюджетов и приватизации объектов здравоохранения и образования.

Работу госсектора партия предлагает улучшить, сменив модель оплаты труда: вместо выплат за выслугу лет – выплаты по результатам. Там считают, что это повысит качество работ. В то же время «религиозные сионисты» предлагают уменьшить зарплаты в госсекторе, которые, как они утверждают, выше, чем в частном. И принять закон об обязательном арбитраже, цель которого – предотвратить забастовки в наиболее значимых службах.

Однако, согласно последним исследованиям, процессы повышения производительности и снижения зарплат противоречат друг другу. В 2015 году экономисты Уолферс и Злински провели серию исследований, показавших, что, напротив, повышение зарплат работников повышает их мотивацию и производительность труда. А «оплата по результатам» – лозунг, который хорош на бумаге, но трудно реализуем на практике. Особенно если заодно вы хотите срезать зарплаты. Вам нужны грамотные и исполнительные госслужащие? Инвестируйте в создание для них конкурентных, но и достойных условий труда, в дорогостоящие программы обучения. А вознаграждение по результатам при бюджетном голоде – классический образец лицемерия.

Пытаясь обосновать необходимость снизить зарплаты в общественном секторе, их сравнивают с зарплатами в частном секторе, но делают это неверно, игнорируя некоторые параметры. Например, согласно отчету уполномоченного минфина по заработной плате за 2019 год, более 40% работников госсектора имеют степень высшего образования, в то время как в частном секторе таких только 17%. Реальную картину может дать только сравнение групп с сопоставимыми параметрами.

Также это сравнение хромает из-за того, что многие госслужащие трудоустроены через аутсорсинг, а самые незащищенные из них работают через офисы по найму рабочей силы, то есть компании частного сектора. Такая ситуация искажает статистику в пользу бюджетников и скрывает эксплуатацию работников в госсекторе частными подрядчиками. Но в идеологии свободного рынка это и называется «эффективностью».

Впрочем, даже без этих перекосов в данных сам факт, что в частном секторе многие получают меньше, чем в государственном, не означает, что снижение зарплат в госсекторе экономически целесообразно! И кажется, что «Религиозным сионизмом» тут движет скорее неприязнь к госслужащим, нежели экономическая логика.

На самом деле сейчас доля зарплат в экономическом пироге в Израиле достигла исторического минимума. Она ниже, чем в других развитых странах. По данным на 2019 год, в ВНП Израиля доля зарплат – 55%. Для сравнения: в Германии – 64%, в США и Великобритании – по 60%.

Напротив, повышение зарплат малообеспеченных сотрудников имело бы помимо восстановления справедливости еще и экономическую целесообразность: тогда повышаются и производительность, и потребление (а у этой группы на основные потребности уходит большая часть доходов).

Идея снизить зарплаты кажется еще более странной на фоне нехватки работников в общественном секторе. Как «Религиозный сионизм» усилит правоприменение в Негеве без полицейских? Для этого нужно больше полицейских, но нынешние нормы, принятые в полиции, затрудняют набор людей. То же самое относится к медсестрам, учителям, социальным работникам, чьи зарплаты были повышены по итогам ряда соглашений, заключенных в последние два года.

А предложение «религиозных сионистов» упростить процедуру увольнения может быть верным в определенных ситуациях, но не решает актуальных проблем: неясно, как увеличение возможностей увольнять сотрудников поможет государственной системе набирать на их место других.

В этом свете попытки представить профсоюзы источником всех бед тоже несправедливы. Трудно представить, в каком состоянии находилась бы сейчас система образования, если бы объединения учителей не боролись за свои права, зарплаты и условия труда. А ведь от условий работы учителей частично зависят и условия учебы школьников. Вместо того чтобы снижать зарплаты госслужащих и угрожать им увольнениями, правительство должно сотрудничать с профсоюзами в вопросе улучшения условий труда, чтобы государство могло привлекать более талантливых сотрудников, удерживать их на рабочих местах, стимулировать их мотивацию и развитие профессиональных навыков.

Ультраправый экономический подход «Религиозного сионизма» проявляется и в отношении к бюджету: партия предлагает сократить расходную часть за счет сокращения госсектора, исходя из предположения, что он чрезмерно велик.

Чтобы понять, насколько эта идея радикальна, нужно сравнить по этому показателю Израиль с другими странами. У нас госрасходы на гражданские нужды в 2019 году составляли 32,9% от ВВП, это на 6,5% ниже, чем в среднем по странам OECD – а в денежном выражении это более 100 млрд шекелей, которые недополучают общественные структуры, здравоохранение, образование, социальное обеспечение, не вкладываются в инфраструктуру и жилье.

Позиции «Религиозного сионизма» созвучны идеям правых консервативных экономистов. Но даже экономисты OECD, известные своим фискальным консерватизмом, утверждают, что Израиль испытывает серьезную нехватку государственных инвестиций в общественные услуги. А расхожее клише «Мы заботимся о будущих долгах наших детей» не выдерживает критики по нескольким причинам. Прежде всего качественную систему социальных услуг и экономическую мощь страны мы также передадим детям. И экономической силы у Израиля не останется, если его общественные службы потерпят крах. А во-вторых, соотношение долга к ВВП у Израиля – одно из самых низких среди развитых стран, что позволяет осуществлять инвестиции.

Сокращение бюджета они предлагают отложить, провести его только после обуздания кризиса дороговизны жизни. Мысль, хотя и верна, отражает непонимание причин больших масштабов бедности: такими могут считаться в нашей стране около 20% всех семей, по данным Службы национального страхования («Битуах леуми»). Эти люди испытывали финансовые трудности задолго до начала роста цен и продолжат страдать после.

Чтобы быстро сократить дефицит, «Религиозный сионизм» предлагает обложить специальным налогом ​​высокооплачиваемых работников государственного сектора – еще одна идея, в которой очень мало экономической логики, зато абсурдность просто бросается в глаза. Самые высокие зарплаты в госсекторе – у врачей. И зарплаты их выше, чем у коллег в частном секторе. Следовательно, по логике партии, они получают слишком много?

Скорее стоило бы увеличить налогообложение всех высокооплачиваемых сотрудников как в государственном, так и в частном секторе. Тогда правительство сможет инвестировать больше, без значительного наращивания госдолга. Заодно увеличение подоходного налога для высших децилей сократило бы их вложения в инвестиционные квартиры – дикий рынок, которому не хватает государственного регулирования.

В сфере здравоохранения эта партия тоже хочет усилить конкуренцию: предлагает публиковать показатели качества больниц и позволить гражданам выбирать между ними, а заодно чтобы больницы поддерживали сбалансированный бюджет. Начнем с того, что эти показатели минздрав публикует уже несколько лет. Только нужны ли они кому-то, чтобы знать, что больницы в центре страны – «Ихилов» и «Тель-ха-Шомер» – находятся в лучшем состоянии, чем больницы на периферии?

Больницам в финансово сильных городах легче получать высокий доход, как и набирать квалифицированный персонал. Требовать сбалансированного бюджета можно, когда больницы получают от государства поддержку, чтобы оказывать те или иные услуги населению. Как раз правительство Лапида – Беннета сделало шаг в этом направлении и изменило принцип выделения средств больницам так, чтобы вселить в них больше уверенности в своей финансовой состоятельности. Но даже в этом случае от них взамен требуют скидок в пользу больничных касс, а больницы, больше зарабатывающие на частном рынке, находятся в лучшем положении. Если же государство откажется от поддержки здравоохранения, бросив его в волны свободного рынка, то оно поощрит больницы оказывать те услуги, за которые больше платят, а не те, в которых больше нуждаются. Эта динамика наблюдается уже сегодня. Вместо того чтобы давать больше услуг, система сосредотачивается на поиске большего заработка, и в первую очередь страдают от этого жители периферии.

Да и откуда возьмется персонал? Использование врачей, приехавших из бывшего СССР в 1990-е годы, имеет свой «срок годности». А в расширение подготовки новых медиков государство почти не инвестирует. Национальные расходы на здравоохранение в Израиле по-прежнему значительно ниже, чем в развитых странах. Хотя бюджет системы здравоохранения и был увеличен правительством Беннета – Лапида, в целом экономические позиции «Религиозного сионизма» и «правительства перемен» схожи: бюджетные сокращения под красивыми лозунгами «повышения эффективности» и игнорирование шаткости системы государственных услуг.

Партия «Религиозный сионизм» гордится своей бескомпромиссной любовью к стране – однако, когда дело доходит до экономики, идеология свободного рынка берет верх. Любит страну, но не ее учителей, медсестер или других работников. Любит страну, но не ее общественные услуги. Любит страну, но не готова финансировать здравоохранение и образование для ее периферии… Подобная экономическая платформа деструктивна.

Галь Раковер, Davar1. Фото: Охад Цвигенберг √

Новости

Удар по Рафиаху - шестеро погибших
Таинственные взрывы на базе проиранских сил в Ираке, Израиль и США отрицают причастность
Погода в Израиле: преимущественно ясно, небольшое повышение температуры

Популярное

Гендиректор «Авиационной промышленности»: «Такой эффективности ПВО мы даже не обещали покупателям»

Успешным отражением иранской атаки Израиль в первую очередь обязан противоракетному комплексу «Хец»...

«Битуах леуми» досрочно выплатит пособия в апреле: подробности

Служба национального страхования в апреле  досрочно выплатит большинство социальных пособий. По случаю...

МНЕНИЯ