Запрет молиться на Храмовой горе – унижение всего еврейского народа

В конце Второй мировой войны главный раввин Эрец Исраэль, рав Ицхак Айзек Халеви Герцог, отправился в долины смерти – на освобожденные от гитлеровцев территории, чтобы утешить выживших евреев и вернуть семьям детей, которых спрятали в монастырях. Но в одном монастыре отрицали, что у них живут дети евреев.  Раввин настаивал, и тогда всех детей вывели во двор. «Кто из вас еврей?» – спросил он, но ни один не поднял вверх палец.


Тогда раввин закрыл глаза и воззвал: «Слушай Израиль, Господь Бог наш, Господь единый» («Шма Исраэль, Адонай Элоэйну, Адонай эхад»).  И тогда некоторые дети непроизвольно подняли руки, чтобы прикрыть ими глаза, как положено при чтении этой молитвы. «Вот евреи» – сказал раввин служителям монастыря.

Среди всех молитв нет молитвы, более рвущей сердце, нежели «Шма Исраэль». Ее чтение сопровождает еврея от рождения до ухода его из этого мира. Она – крик, и она исповедь, во всех поколениях. Эта молитва – и символ святости Имени Его, и еврейского героизма. «Шма Исраэль» становились последними словами как убиваемых, так и героев, павших от меча. И в наши дни – тоже.

Но когда примерно за две недели до Дня Иерусалима, который отмечают сегодня, 29 мая, трое подростков поднялись на Храмовую гору, поклонились там и пропели «Шма Исраэль», полиция напала на этих преступников и утащила их с этого места.

Судья мирового суда Цион Сахарай, рассматривавший их дело, вынес решение, взволновавшее многих. Согласно его постановлению, сынам Израиля разрешено читать молитву «Шма Исраэль» на Храмовой горе. И даже, вы не поверите, молиться там. «Нет никаких подозрений, – написал судья, – что в обстоятельствах, при которых произошло это действо, оно нарушило общественный порядок или поставило под угрозу общественную безопасность».

Дрожь охватила от этого и полицию, и правительство Израиля. В качестве превентивной меры, стремясь опередить угрозы извне, из канцелярии премьер-министра известили: «Нет, и не планируется, никакого изменения статуса-кво на Храмовой горе, а по данному судебному решению государство подаст апелляцию в окружной суд».

Хашимитское королевство, которому государство Израиль подарило право последнего слова по вопросам Храмовой горы, опередило окружной суд: «Решение упразднено и не имеет никакой юридической силы». И 26 мая окружной суд подтвердил иорданский диктант с запретом евреям молиться на святом для них месте. А судья Эйнат Авман-Мюллер добавила: «Нет нужны вновь говорить о том, насколько чувствительны вопросы, связанные с Храмовой горой».

Итак, судебная власть Израиль вновь продемонстрировала свою «особую чувствительность» к мусульманам – при нулевой чувствительности к евреям. Ведь один из самых известных предрассудков гласит, что иудеи не имеют никакого отношения к месту, на котором стоял их Храм, и к которому они возносили молитвы на протяжении тысячелетий жизни в изгнании.

Спустя 55 лет после того, как бойцы 55-й десантной штурмовой бригады отдавали свои жизни ради освобождения Храмовой горы, Государство Израиль не позволяет евреям произнести на ней самые священные слова, определяющие их идентичность и наследие, отражающие их страдания и героизм. Нет большего унижения, чем это. В обществе накапливается глубокое чувство обиды от травмы, наносимой суверенитету евреев в еврейском государстве. Она – и на Храмовой горе, и в кампусах, где гордо реют флаги врага (с разрешения судов и при поддержке руководства университетов), и в насильственных акциях на националистической почве в городах со смешанным населением, и на дорогах. Если правительство и суды продолжат игнорировать это чувство унижения, недалек тот день, когда оскорбленные люди массово выйдут на улицы. Предупреждениями об этом уже исписаны стены.

Исраэль Харэль, «ХаАрец». Фото: Эмиль Сальман⊥

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ