Wednesday 25.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    AP Photo Vadim Ghirda
    AP Photo/Vadim Ghirda

    Западная разведка доложила Киеву точно

    Не надо недооценивать героическую борьбу Украины, но важным скрытым фактором отпора, который страна дала российскому вторжению являются именно разведданные, предоставленные США, Великобританией и другими членами НАТО.


    Если бы не огромное количество информации, которую они предоставляют (и которая быстро конвертируется в военные успехи), крайне сомнительно, что Украина смогла бы так успешно противостоять огромной силе, вторгнувшейся на ее территорию.

    «Эти качественные разведданные - важный коэффициент умножения силы», — говорит профессор Дмитрий Адамский, преподаватель Школы государственного управления и стратегии университета Райхмана (бывший Междисциплинарный центр в Герцлии) и автор книги «Русское ядерное православие».

    На фоне успехов западной разведки, российская разведка в последний месяц раскрыла всю свою слабость. «Русские не были готовы, ни с точки зрения разведданных, ни доктринально, - говорит бывший посол Израиля в России и Украине Цви Маген, служивший в подразделении 8200 и исследовательском отделе разведуправления генштаба ЦАХАЛа (АМАН), возглавлявший «Натив», а в настоящее время - старший научный сотрудник Института исследований национальной безопасности. - Они не поняли, что украинская армия хорошо подготовилась с помощью США и НАТО по итогам 2014 года. И американская, и британская разведка снова и снова доказывали, что они почти всегда знают о каждом шаге и плане действий России в Украине».


    По словам Магена, Запад использует в этой войне различные средства разведки, в том числе киберсредства: «Помощь очень активная. Есть сотрудники разведки, которые находятся на местах, тайно, конечно. Это в дополнение к разведывательной помощи, оказываемой соседями, в основном Польшей и Румынией».

    Одним из наиболее заметных результатов использования точных разведданных является ликвидация, по опубликованным Украиной данным, семи русских генералов на поле боя. Это конечно моральный и имиджевый удар, но что важнее в данном контексте, так это способность украинской армии подключать разведданные к эффективному использованию оружия на поле боя, в основном противотанковых ракет Javelin и зенитных ракет Stinger.

    На сегодняшний день украинцам поставлено около 2000 ракет Javelin и около тысячи ракет Stinger, еще одна партия находится в пути. Украина утверждает, что ей нужно 500 ракет в день. Это наплечные ракеты, работающие по принципу «выпустил и забыл» с использованием инфракрасной системы наведения, что позволяет оператору пусковой установки укрыться.

    Кроме того, украинцы получили от Великобритании 3000 противотанковых ракет NLAW, около десяти тысяч противотанковых ракет различных типов меньшей дальности поставили Германия, Норвегия и даже нейтральная Швеция.


    На поле боя также эффективно действуют БПЛА TB2 (Bayraktar), атакующие позиции и танки российской армии. Это, вероятно, более сотни БПЛА (созданных на основе версий, произведенных Израилем около 20 лет назад), которые были поставлены Украине Турцией, начиная с 2019 года. США также отправили БПЛА, которые относятся к классу барражирующих боеприпасов («камикадзе») и не менее смертоносны.

    Результаты впечатляют. По оценкам, в результате противотанкового огня и ударов беспилотников было уничтожено более тысячи танков и бронемашин российской армии и многие сотни грузовых машин и другой техники.

    И в уничтожении самолетов украинцы превосходят самих себя. Ракеты Stinger, переданные США афганским моджахедам, прославились в 1980-е годы, эффективно сбивая советские вертолеты и самолеты. С тех пор они прошли очередную модернизацию. Наряду с этими ракетами Украина также имеет зенитно-ракетные комплексы С-300.


    Россия не особенно успешно использует свои ракеты класса «земля-земля». По данным Пентагона, почти 60% всех выпущенных ракет не поразили цели, а некоторые даже рассыпались в воздухе. Особенно это заметно на сверхзвуковых ракетах «Кинжал». Ракета, являющаяся гордостью российской техники, мягко говоря, не впечатляет, поэтому применять ее не торопятся. В настоящее время она используется в основном как средство психологической войны, запугивания и террора, а не причинения ущерба.

    Нет сомнений в том, что данные, предоставленные обеими сторонами, следует принимать с осторожностью, и все же, по консервативной оценке источников в западной разведке, около 120 российских ударных вертолетов (почти четверть их парка) и около 80 боевых самолетов (10%) было сбито.

    По тем же оценкам, к настоящему времени погибло не менее 10 тысяч российских солдат и десятки тысяч получили ранения. Потери с украинской стороны, занимающей оборону, неизмеримо меньше и составляют около 3000 убитых и еще тысячи раненых.

    Кто командует?

    По мнению Магена, президент России Владимир Путин верит в свои слова, когда говорит, что это «специальная военная операция», а не «война». «В этом и его проблема. Он и его генералы считали, что быстро смогут взять под контроль Киев с помощью около десяти тысяч десантников, включая спецназ ГРУ. Они пытались захватить аэропорт в Гостомеле, но украинцы, которые были оснащены соответствующими разведданными, ждали их».

    В результате, по словам Магена, российские военные вынуждены быстро развертывать менее обученные силы — без разведки, заблаговременного планирования или тылового развертывания.

    «Пока мы видели три этапа войны, - говорит Адамский. - На первом этапе Россия пыталась вести блицкриг, опираясь на необоснованные предположения о качестве украинской армии. Примерно через неделю, когда обнаружились масштабы ошибки, она перешла ко второму этапу, в попытке приспособиться к новой ситуации и перестроиться. Она также продемонстрировала множество неожиданных недостатков и провалов с точки зрения командования и управления войсками. На третьем этапе Россия осуществила наземное вторжение в попытке, не особенно успешной, наступать по нескольким направлениям.

    Еще один большой вопрос, сопровождающий эту войну, заключается в том, кто на самом деле руководит кампанией с российской стороны на военном уровне. «У меня нет ответа», — говорит Адамский. Адамский считает, что в течение нескольких недель обе стороны столкнутся с одним из трех вариантов:

    1. Война на истощение,
    2. Прекращение огня, которое приведет к мирному соглашению,
    3. Эскалации со стороны Путина для достижения своих целей.

    По оценке Магена, мяч на стороне США и НАТО: «Украинцы хотят закончить войну, но Запад не хочет, чтобы Путин вышел с из нее с достижением. Поэтому тот, кто будет определять, когда закончится война, будет Джо Байден. Так или иначе, на данном этапе совершенно ясно, что Украина не вступит в НАТО».

    Зеленский также признал это. Вместо этого Украина будет стремиться вступить в Евросоюз, принять нейтральный статус, но ни при каких обстоятельствах не согласится разоружаться.

    Если война продолжится, возможно, что от Украины будут отторгнуты новые территории, но, по оценке Магена, «каковы бы ни были последствия этой трагической войны, Россия выйдет из нее побежденной».

    Йоси Мельман, «ХаАрец», И.Н. AP Photo/Vadim Ghirda

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend