Запад начинает понимать, кто такой Путин

«Если мы пробудимся от самоуспокоения и научимся приструнивать диктаторов, то сможем изменить курс». Постер во всю стену с этим высказыванием Гарри Каспарова стал фоном встречи участников конференции Putincon, которая прошла 16 марта в Нью-Йорке.

Во время стартовой сессии о восхождении к власти нынешнего российского лидера рассказывали, помимо Каспарова, известные журналисты Евгений Киселев и Аркадий Бабченко. Киселев вспомнил, как новые власти разгромили оппозиционный канал НТВ – вождю не понравилась программа «Куклы», представившая его в роли «крошки Цахеса», хотя, наверное, это было лишь поводом и последней каплей. Бабченко вспомнил войны: чеченскую, на которой он был военным, затем грузинскую, на которую он смотрел уже глазами журналиста. Он говорил с аудиторией о том, как Кремль уже тогда учился, и вполне успешно, демонизировать врага и нагнетать наневисть к нему.

Евгений Киселев: «Санкции против чиновников — за давление на СМИ»

— В США и Европе не считают возможным и правильным наказывать людей за публичное выражение своих взглядов. Какими бы дремучими те не были, — сказал Евгений Киселев, отвечая на вопрос «Деталей» о возможности подвергнуть санкциям медиа-пропагандистов путинского режима. – Что ж, давайте уважать первую поправку к Конституции США. Но, на мой взгляд, есть все основания для того, чтобы ввести санкции против чиновников путинской администрации и депутатов госдумы, которые работают в профильных комитетах, отвечающих за функционирование СМИ.

Сказать председателю комитета, который занимается информационной политикой – «все, ты теперь не въездной» — было бы очень эффективно. Или, например, первый заместитель главы администрации президента Алексей Громов. Он, в рамках своей деятельности, в том числе курирует СМИ. Давайте его санкциями достанем! Есть Роскомнадзор, есть люди в правительстве… В Министерстве связи тоже есть «профильный» заместитель министра, Алексей Волин, курирующий СМИ — он публично призывает журналистов понять и принять, что они должны работать на своего работодателя, считаться с его интересами и позициями. То есть, он призывает журналистов смириться с тем, что они больше не свободны, не вольны выражать свою точку зрения, а должны выражать навязанную точку зрения человека, который платит им зарплату.

Я думаю, там наберется большой список. И я не сомневаюсь, что все эти люди могут иметь за рубежом счета, недвижимость и прочие интересы, которые должны пострадать. Давайте начнем хотя бы с этого.


— А нынешние санкции вы считаете эффективными?

— Серьезные экономисты уже не раз утверждали, что экономические санкции против России работают. И Запад все больше понимает, кто такой Путин.

Я, например, вижу, как ведет себя после отравления двух российских граждан – Сергея Скрипаля и его дочери – премьер-министр Британии Тереза Мэй. Хотя думаю, что лет пять назад в такой же ситуации Тереза Мей ограничилась бы выражением глубокой озабоченности и обещанием все тщательно расследовать, после чего это расследование велось бы медленно и печально много-много лет, как в истории с Литвиненко. Кстати, в бытность министром внутренних дел Великобритании Тереза Мей не демонстрировала никакого энтузиазма по поводу быстрого и эффективного расследования связи между убийством Литвиненко и российскими спецслужбами, российским правительством. А сейчас — смотрите, буквально за несколько дней она выложила и продемонстрировала «граду и миру» результат: установлено, что ядовитое вещество нервно-паралитического действия, которым были отравлены Скрипаль и его дочь, российского происхождения и производства.

И я думаю что эти санкции Британии – только начало, что последуют новые. Она и сказала, что будет ряд санкций, о которых по соображениям национальной безопасности не будет сказано публично. Полагаю, именно эти санкции и будут самыми болезненными.

— А пресса давит достаточно, чтобы политики понимали — если они не примут меры против российских властей, то пострадает их карьера?

— Пресса давит недостаточно. Могла бы и больше. Но ведь в каждой стране есть собственная национальная повестка дня. И как раз задача аналитиков, комментаторов и экспертов, которые собираются на конференции, подобные этой — бить тревогу и объяснять гражданам той или иной страны, что помимо местных проблем, будь то мигранты в Европе, или обвинения в адрес Нетаниягу, или что-то еще — есть угроза, исходящая от Путина, путинской России и путинского режима.

Аркадий Бабченко: «На ближайшие годы Путин нам гарантирован»

— Западная бюрократия – ужасно медленная машина. Она ужасно медленно раскачивается. Но когда она раскачается, остановить ее также тяжело. Вот сейчас она начала раскачиваться. Владимир Путин делает все, чтобы люди поняли, с кем они имеют дело, — сказал «Деталям» Аркадий Бабченко. – Но я согласен, что на данном этапе санкции все еще слабые. Все-таки больше сотрясания воздуха.

Мне нравится, что в Британии пообещали хотя бы расследовать происхождение российских денег. Не являются ли они токсичными. Надеюсь, это только начало. Сложно требовать от Запада, чтобы он так сразу объявил экономическую войну, холодную войну и иные виды блокады и бойкота 140-миллионной стране, обладающей ядерным оружием.


— Персональные санкции заставят ближний круг воздействовать на Путина?

— Нет. На Путина уже никто не может надавить. Путину уже не нужны эти люди. Еще несколько лет назад всем этим олигархам за лояльность разрешалось и грабить, и вообще делать, что угодно. Пару лет назад ту зачистку, которая сейчас произошла в Дагестане, где все правительство пересажали, невозможно было себе представить. А сейчас Владимир Путин выходит на новый уровень. Он все больше и больше чувствует себя фараоном. Ему эти люди ему не нужны, давить на него никто не сможет. Ему нужен теперь только совсем ближний круг – Шойгу, Патрушев, те пять человек, которые принимали решение об аннексии Крыма.

Рейх начинает выкристализовываться. И плохой признак этого — риторика изменилась. Четыре года назад они говорили – «это не мы, нас в Крыму нет, там гражданская война, референдум, и «Боинг» мы не сбивали, пустите нас в G8, мы демократы». А сейчас они говорят: «Да, мы такие – ну и что вы нам сделаете? Мы вам всем по башке дадим».

— Как, по-вашему, будет развиваться ситуация?

— Это односторонняя колея: будет усиливаться изоляция — возможно, до нового «железного занавеса» и холодной войны. Хотя, по-моему новая холодная война уже началась. Россия будет все больше становиться страной-изгоем. И, в конце концов, этот режим рухнет — такие режимы всегда падают, других вариантов нет. Вопрос только в том, сколько это унесет жизней, сколько займет времени.

— И сколько?

— У режима еще есть ресурс прочности. Обрушения экономики не произошло, нефть — по 60, Путину — 65 лет, он в замечательной физической форме. Так что 10-15 лет все это может продолжаться. Я думаю, следующие шесть лет мы проведем с Путиным, это гарантировано. Да и следующие двенадцать, возможно, тоже.

Эмиль Шлеймович, «Детали».

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend