Thursday 26.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    война-в-Украине-российская-агрессия-полк-Азов-заместитель-командира-Святослав-Паламарь
    Святослав Паламарь. Фото: снимок экрана/Facebook

    Огнеметы в городе: офицер полка «Азов» — об ужасах битвы за Мариуполь

    Утром в среду, 13 апреля, советник главы Офиса президента Украины Алексей Арестович сообщил о соединении подразделений 36-й бригады морских пехотинцев ВСУ с бойцами полка «Азов» в Мариуполе, который частично контролируют российские военные.


    Примерно в это же время российское новостное агентство ТАСС опубликовало сообщение министерства обороны РФ о том, что 1026 военнослужащих 36-й бригады морской пехоты «добровольно сложили оружие и сдались в плен». Ранее они удерживали позиции в районе Мариупольского металлургического комбината имени Ильича. Если эти два сообщения соответствуют истине, по всей видимости, часть морских пехотинцев, заблокированных в районе комбината, прекратили сопротивление, остальные передислоцировались на позиции полка «Азов».

    Оборона блокированного Мариуполя, который иногда называют «украинским Сталинградом», уже вошла в историю. За боями за этот портовый город на берегу Азовского моря напряженно следит вся Украина. Внимательно отслеживают ситуацию и в Москве.


    «Деталям» удалось связаться со Святославом Паламарем (позывной «Калина»), заместителем командира полка «Азов» – подразделения, которое наряду с украинскими морскими пехотинцами защищает блокированный Мариуполь.

    - Арестович сообщил, что к вам смогли пробиться морпехи. Минобороны РФ говорит, что группа морпехов сдалась. Кто говорит правду?

    - Правда в том, что часть морских пехотинцев воссоединилась с нами.

    - Но другая часть из них все-таки сложила оружие, да?


    - Да.

    Святослав Паламарь, фото из личного архива

    – Как вам удается быть на связи? Насколько мне известно, в городе больше месяца нет сотовой связи...


    – Действительно, мобильной связи нет со 2 марта, но у нас есть интернет, и это позволяет нам делать звонки, передавать новости и сообщения, публиковать обращения, рассказывать о ситуации в городе.

    Противостояние в Мариуполе продолжается с начала марта, и в последние дни этот город снова попал в заголовки мировых СМИ. На этот раз после сообщений о том, что российские военные могли распылить там с беспилотника отравляющее вещество неизвестного происхождения. Несколькими часами ранее представитель «народной милиции ДНР» Эдуард Басурин заявил в эфире телеканала «Россия 1», что против защитников Мариуполя следует применить химическое оружие. Он рассказал, что украинские военные обороняются на заводе «Азовсталь», а его сложно взять штурмом.

    – Вечером 11 апреля появилось сообщение о распылении какого-то вещества в Мариуполе. Что это было?

    – В Telegram-канале полка мы разместили видеозапись об этом. Специально побегали по позициям, искали пострадавших, чтобы они сами все рассказали. Чтобы это не было просто громкое заявление с нашей стороны. Мы собираем доказательства. Попытались зайти и на ту позицию, где все произошло, но она интенсивно обстреливается врагом. Хочу подчеркнуть – мы не говорили и не говорим, что это химическое оружие. Это какое-то ядовитое вещество, но что именно, в наших условиях определить невозможно. Мы в блокаде, и у нас нет средств, чтобы уверенно идентифицировать его. Есть симптоматика у наших, пострадали гражданские. Ни те ни другие не попали непосредственно под облако, но они находились поблизости. И у них возникли симптомы: гиперемия (чрезмерное снабжение кровью сосудов того или иного участка тела), повышенное артериальное давление, сухость и воспаление ротоглотки, судороги, в целом плохое самочувствие.

    – Сколько пострадавших?

    – Четверо гражданских, трое военных. Их состояние стабильное. Никто не погиб. Мы не знаем, что это за вещество, но пострадавшие, к счастью, не были в эпицентре этого белого облака.

    – Какова обстановка в городе? Из сообщений не очень понятно, где именно ведутся бои и кто контролирует какие территории.

    – С военной точки зрения, я по понятным причинам не могу сообщить о конкретных местах. К тому же есть районы и улицы, которые переходят из рук в руки, идут городские бои. Российские военные, коллаборанты из Донецка, наемники с Кавказа и из Чечни заявляли, будто полностью захватили порт Мариуполя. Это не так, они не захватили полностью порт. Много фейков и обмана, но мы не обращаем на это внимания. Они публикуют их в расчете на свою аудиторию.

    В целом в городе идут тяжелые уличные бои. Они отличаются от обычных боев. Мариуполь разрушен почти полностью. Тактика российских войск варварская, жестокая, они просто ведут непрекращающийся огонь танками, артиллерией, корабельной артиллерией, авиацией – скидывают 500-килограммовые бомбы на дома. Уничтожают город. Если есть позиция, где наши ребята, начинают по ней лупить, полностью разрушают здания. Очень много хаотичных обстрелов. Бомбы падают по всему городу.

    – По вашим оценкам, сколько людей уже погибли в Мариуполе?

    – Подсчитать очень сложно. В начале войны называли цифры: тысяча-две. Сейчас мы понимаем, что не менее десяти тысяч только среди гражданских, а то и больше. Но точную оценку дать невозможно (несколько часов спустя украинские власти опубликовали уточненную оценку потерь в Мариуполе – более двадцати тысяч человек. – Р. Я.). Множество погибших похоронены в парках, на детских площадках, стадионах. Люди сами хоронят своих близких где придется. А есть еще фильтрационные лагеря. Один из них находится в поселке Мангуш (поселок в Донецкой области, в пятнадцати километрах от Мариуполя. – Р.Я.), туда свозят беженцев. Город в блокаде с 1 марта, его покинуть нельзя. Люди на своих машинах пытались уехать по гуманитарным коридорам, но в итоге все оказались в этих лагерях. Оттуда после проверок очень многих отвозят в Донецк и Ростов-на-Дону, а что дальше с ними происходит, мы не знаем. Связь с ними теряется. Семьи наших военнослужащих пропадают без следа в Ростове-на-Дону. Детей забирают. Всех, кто патриотически настроен, допрашивают, а потом контакт с ними пропадает. Есть факты расстрелов, грабежей и изнасилований.

    война-в-Украине-российская-агрессия-мирное-население-военное-преступление-Мариуполь
    Мариупольцы в бомбоубежище. AP/Alexei Alexandrov

    Вот пример: мы убили несколько оккупантов в бою. Решили посмотреть их документы, нашли у них сережки, кольца, доллары. Это же понятно, что ни один нормальный человек не будет носить у себя в кармане двадцать сережек. Добавьте к этому заложников в больнице, авиаудар по драмтеатру. Опять же, мы никак не можем зайти на ту позицию, где было распылено ядовитое вещество, там бьет артиллерия. Они заметают следы.

    В центре города стояла вышка связи компании «Киевстар». Во всем Мариуполе уже не было сотовой связи, а там еще была. Люди выбирались из подвалов, чтобы отправить эсэмэску родным, что они еще живы. Это место сознательно обстреляли «Градами». На месте убитые, раненые, прибыла полиция, военные, пытались оказать помощь пострадавшим, изучали завалы, чтобы начать их разбирать. И ровно через пятнадцать минут после первого залпа – второй, по тому же месту. Погибло еще больше мирных. С драмтеатром такая же история. Скинули на него авиабомбу. Ребята пробовали начать разбирать завалы. Их расстреляли из ствольной артиллерии. Это какие-то бесчеловечные методы ведения войны.

    Гражданских убеждают то ли обманом, то ли силой надевать белые повязки – такие опознавательные знаки у врагов. Это мешает нам нормально вести бои. Мы распознаем, кто военный, а кто нет, но это военное преступление, ведь их используют в качестве живых щитов. Это усложняет боевые действия.

    – Сколько людей осталось в городе в данный момент?

    – Это тоже сложно оценить. Власти города говорят, что около ста тысяч. Но сказать достоверно нельзя. Есть люди под завалами. Прячутся в подвалах пятиэтажек, а танки разрушают эти дома, и из подвалов уже никак не выбраться. Разобрать руками солдат пятитонные плиты невозможно, нужна спецтехника. Для спасения этих людей необходимо политическое решение, чтобы допустили такую технику, но они (российские военные - Р.Я.) никого не пускают. Боятся, что люди со стороны увидят происходящее и зафиксируют, а потом весь мир узнает, что они натворили. Люди сидят по подвалам уже более сорока дней. Им нужна вода, еда. Их надо спасать, и я призываю мировое сообщество отреагировать.

    – Вы сами помогаете людям?

    – Все что можем, мы делаем. Это же наши граждане. Мы передаем еду в те бомбоубежища, про которые знаем. Мы разбираем завалы, несмотря на то что это усложняет нам жизнь. То, что творится здесь, – это геноцид. На город сбрасывают все что можно. Солдаты рассказывали, что по одному из районов города били «Солнцепеки» (тяжелая огнеметная система. – Р. Я.). Это был кошмар, потому что лупили по жилым кварталам. А потом выставили видео в Сеть, хвастались. Мол, так они наносят удары по «Азову». А наши люди слышали, как там живьем сгорали и кричали гражданские. Парни бежали к ним, чтобы хоть как-то помочь, и тут по ним била артиллерия.

    война-в-Украине-российская-агрессия-Мариуполь-мирное-население-военное-преступление
    Прямое попадание в жилой дом AP Photo Evgeniy_Maloletka

    Самое печальное, что никто не видит реальной картины – множество убитых. Они заметают следы, чтобы скрыть число погибших гражданских от бомбежки. Мы не посчитаем их, потому что тела сжигают. Они используют против города фосфорные бомбы, фугасные бомбы (ФАБ), корабельную артиллерию, реактивные системы залпового огня «Ураган», баллистические ракеты, танки, обстреливают снарядами 152-миллиметрового калибра (пушки), 122-миллиметрового калибра (гаубицы), 120-миллиметрового (минометы). И что делают эти нацисты? Разбомбили весь район, убили тысячи граждан, потом дарят коробку конфет детям на камеру и показывают этот момент по телевизору. Это бессовестно.

    – Как у вас обстоят дела с запасами? У вас ведь нет снабжения...

    – У нас техническая вода, сухпайки. Один раз правительство забрало раненых и передало нам кое-какое продовольствие. Я даже не знаю, можно ли об этом говорить. Ситуация сложная. У нас очень много раненых, которых нужно лечить. В таких условиях нормально лечить людей невозможно. Мы призываем либо к деблокаде, либо политическим путем решить проблему вывоза раненых. Они не комбатанты, уже не могут держать в руках оружие. К тому же, по всем правилам войны, убитых надо похоронить, то есть их тела передать семьям. Им же плевать на тела своих погибших. Тела разлагаются, трупный яд просачивается в землю, отравляет подземные источники воды. Я уже молчу про отвратительных запах разложения. А своих они совсем не жалеют. Один пленный нам рассказал – берут добровольцев, вручают автомат и четыре рожка с патронами и без бронежилета пускают в бой. Мы их уничтожаем в сражении, но они их тела не забирают.

    война-в-Украине-российская-агрессия-Мариуполь-мирное-население-военное-преступление
    Фото: ТВ-канал «Украина 24»

    – Город окружен со всех сторон, и россияне отрезали вам пути снабжения. Как вы думаете, сколько вы еще сможете продержаться?

    – Мы держимся надеждой. Мариуполь – украинский город. И мы будем бороться за него, пока не победим. У нас были случаи, когда ребята, как в финскую войну, сжигали танки «коктейлями Молотова». Мы надеемся на военное либо политическое решение.

    – Вы чувствуете, что украинская армия пытается пробиться к вам?

    – Мы надеемся, что украинские военные делают все возможное. Я не думаю, что нас списали. Мы продолжаем верить в то, что делаем все правильно. Как любые солдаты, мы верны присяге и приказу. Приказа на выход из города не было. Мы стоим насмерть и верим, что будет деблокада либо политическое решение.

    – Вы обвинили некоторых политиков в том, что они перестали отвечать на ваши звонки. Кто именно и почему?

    – Я не хочу называть имен.

    – Зеленский или кто-то из его офиса с вами на связи?

    – Есть политические вопросы, а есть военные. Мы в политику не лезем. Мы держим связь с военным командованием.

    – Давайте разберем некоторые вещи, о которых сейчас много говорят. Каков сейчас статус «Азова»? Кому вы подчиняетесь?

    – Мы подразделение специального назначения Национальной гвардии Украины. Подчиняемся МВД. Но когда в стране война, цепочка командования немного другая.

    – Костяк подразделения составляли люди, пришедшие в него во время Майдана. Это до сих пор так?

    – Да, есть люди, которые были на Майдане в 2013-2014 годах. Есть много других, кто пришел уже позже. Командиры подразделения – люди, пришедшие в «Азов» 2014 и 2015 годах, которые в нем выросли и получили военное образование.

    – Вас тренировали инструкторы НАТО?

    – Мы прошли обучение в учебных заведениях Украины.

    – Откуда люди, входящие в состав «Азова»?

    – Отовсюду. Очень много бойцов из Крыма, Донецкой и Луганской областей, но также из центральной и западной Украины.

    – Какую роль сейчас играет правая идеология в полку?

    – Мы патриоты, националистическое подразделение. Наша идеология – любовь к своей стране. Не надо путать нас с нацистами. Чем нацизм отличается от национализма? Нацизм – это когда ты хочешь захватить другие территории, покорить другие народы. Нацисты считают, что они лучшие, а потому им все должны подчиняться. У нас ничего подобного нет. Мы не хотим никого завоевывать, и за всю историю страны мы ни разу не воевали на территории другой страны. Мы не ищем народы, расы, которые выше или ниже. Наша задача другая – развивать свое государство и защищать его территориальную целостность. Мы собрались вместе в 2014 году, потому что на нас напали. И теперь это повторяется. Но если бы Путина остановили тогда, сейчас бы ничего не было.

    – Насколько сейчас распространены неонацистские взгляды среди бойцов батальона?

    – Не распространены. Судите сами. У нас в подразделении служат этнические украинцы, белорусы, русские, греки, крымские татары, евреи, болгары. Как бы все они собрались в одном месте? Это все ярлыки, которые на нас повесили. Они сделали это, чтобы оправдать свои намерения. Превратили нас в страшилку для своих граждан. Их обманули. И вот как вышло – те, кому все эти сказки рассказывали, сами напали на другую страну и убивают ее мирных жителей. Это подмена понятий по Геббельсу. Они разрушили памятник жертвам Холокоста в Бабьем Яре, как только рука поднялась. Убивали людей в Буче и Краматорске. Кто вы после этого?

    – Но ведь среди основателей «Азова» были люди неонацистских взглядов?

    – Не путайте, есть ветераны «Азова», а есть сам полк. Это другое дело. Я не хочу говорить за кого-то другого, могу говорить только за боевое подразделение, которое ведет сейчас тяжелые бои в Мариуполе. Мы недавно общались с российским журналистом Александром Невзоровым. Он делает правильные вещи, открывает глаза тем, кто может думать, на их государство. Он все понял.

    война-в-Украине-российская-агрессия-Мариуполь-мирное-население-военное-преступление
    AP/Alexei Alexandrov

    – В ваш адрес звучали обвинения, что вы издеваетесь над военнопленными...

    – Мы не издеваемся над ними. Мы делим с ними нашу воду и еду, даже учитывая наше положение. И показываем, что они живы. Мы четко разделяем: на поле боя можем быть жестоки, уничтожаем врага, который пришел на нашу землю, но, если солдат поднял руки, сдается, он превращается в военнопленного. Да, условия у нас сейчас плохие. Нас постоянно бомбят. Был такой случай. Мы взяли в плен двух танкистов – офицера, командира танка, и сержанта. Пока переводили их из одного укрытия в другое, рядом разорвался снаряд. Один из них погиб, другой был ранен. Но мы сами никого не убиваем и ни над кем не издеваемся.

    – Где вы содержите пленных?

    – Там же, где живем. Они с нами. В точно таких же условиях, как и мы.

    - Многие россияне верят официальному объяснению, что в роддоме на территории городской больницы №3 располагался штаб «Азова», поэтому по ней был нанесен удар (по другой российской версии удара не было, а все видеозаписи и фотографии - фейк). Там хотя бы какое-то ограниченное время находились бойцы вашего полка?

    - На территории больницы не было ни одного бойца «Азова», это все брехня.

    – В соцсетях опубликовали фотографию мертвой девушки, которую пытали перед смертью и выжгли на ее спине свастику. В России в этом злодеянии обвинили «Азов»...

    – Я очень хотел бы ошибаться, но, видимо, эта девочка была патриоткой. Поэтому ее замучили и нарисовали ей эту штуку. Это ужасная, мерзкая, циничная пропаганда. На российском ТВ показывали мальчика, вывезенного в Донецк, и он рассказывал, как его маму убило бомбой. И у меня возникает вопрос: а кто сбросил эту бомбу? Кто убил маму этого мальчика? И зачем вы это показываете? На самом деле все, что они делают на территории нашего государства, – это убивают, мучают, насилуют, грабят. Только за этим они сюда пришли. Я верю, что в нормальных, свободных странах умеют отличать, кто есть кто. Кто защищает страну и умирает за нее, а кто пришел сюда и с какими целями. Очень жаль, что только такой страшной ценой к миру приходит понимание происходящего.

    Для меня символ борьбы – Израиль, который постоянно воюет. В его армии служат девушки, как и у нас. Вы надеетесь в первую очередь на себя, на свою армию, ее хорошо подготовленных солдат. Вы защищаете своих граждан системой «Железный купол». Вы научились воевать с террористами и жить.

    Мы обращаемся к вашему правительству: наберитесь смелости и подключитесь. Помогите эвакуировать людей, которые сейчас мучаются в Мариуполе, Изюме, Мелитополе и Херсоне. Их убивают и насилуют каждый день. В Мариуполе это происходит с 1 марта, но мир потрясла – только сейчас – новость о том, что применено какое-то ядовитое вещество. От этого даже никто не погиб. Хотя все это время идет война, гибнут люди. Когда Пентагон сообщал, что за сутки российские пилоты совершили двести вылетов, надо понимать, что более ста из них пришлись на Мариуполь. Каждый самолет несет с собой по две 500-килограммовых бомбы. Если запущены десять баллистических ракет, пять из них летят в нашу сторону. Здесь нет систем ПВО, а потому никто не сбивает самолеты и ракеты. И небо не закрыто. А еще четыре российских корабля встали и прямой наводкой били по Мариуполю. Как выжить в этом всем, я не знаю.

    – Почему такое внимание уделяется именно Мариуполю?

    – С идеологической точки зрения, Путину важно уничтожить город, который в 2014 году не подчинился ему. Мы сопротивлялись тогда силам ДНР и выстояли. А теперь сравните Мариуполь с Донецком. Я в Мариуполе с 2014 года, и он с каждым годом становился все прекраснее. Жемчужина Приазовья, он процветал и развивался. Путин не мог такого допустить. Ему важно разрушить его, чтобы показательно наказать в назидание другим. С военной точки зрения, это крупный порт и сухопутные ворота в Крым. Потому борьба за Мариуполь идет отчаянная.

    война-в-Украине-российская-агрессия-батальон-Азов
    Добровольцы "Азова" AP Photo Efrem Lukatsky

    ***

    Отдельный отряд специального назначения «Азов» был сформирован в мае 2014 года как украинский добровольческий батальон. В сентябре 2014 года преобразован в полк. В ноябре 2014 года вошел в состав Национальной гвардии при МВД.

    Так как при формировании батальона в него набирали всех желающих, а главными критериями были патриотические взгляды и готовность с оружием в руках защищать родину, в его состав вошли националистические и праворадикальные организации и их активисты, а также группы футбольных фанатов. В сентябре 2014 года «Азов» возглавил Александр Билецкий, активист и руководитель ультраправых организаций «Патриот Украины» и Социал-национальная ассамблея, которые позже стали частью политического движения «Правый сектор».

    Одним из символов нового подразделения стал так называемый «волчий крюк» (Wolfsangel) – стилизованные буквы N и I, которые расшифровывают как «национальная идея». Он используется в геральдике, но также применялся в нацистской и применяется в неонацистской и националистических символиках, что дает повод российским федеральным СМИ называть «Азов» неонацистами.

    Сначала в подразделение было легко попасть, и в нем среди прочих оказались люди не только с радикальными взглядами, но и уголовным прошлым. Из-за них «Азов» получил одиозную репутацию, его название даже фигурировало в отчетах управления верховного комиссара ООН в 2016 году в связи со случаями мародерства, насилия и убийства, а Япония вплоть до апреля 2022 года считала его террористической организацией (исключив затем из этого списка с формулировкой, что тот был внесен в него ошибочно из-за дезинформации).

    Все это активно использовалось и до сих пор используется в России для демонизации как полка, так и всего государства Украина. В качестве целей российского военного вторжения на территорию Украины в феврале 2022 года президент России Владимир Путин назвал «демилитаризацию» и «денацификацию».

    После 2015 года некоторые основатели и ветераны полка занялись политикой, произошел раскол на политическую структуру и боевую (профессиональную). К тому же, российские федеральные СМИ обошли вниманием тот факт, что в последние годы силовые структуры Украины были коренным образом реформированы, фактически созданы заново, что привело к повышению эффективности их работы. Такая реформа преобразовала и полк «Азов». Хотя символика и идеология в целом остались прежними, его состав изменился как численно, так и качественно. Часть бойцов первого, «майданного» созыва, покинула его. На их место пришли новые люди. Все они получили профессиональную военную подготовку. В данный момент «Азов» – это одно из наиболее боеспособных подразделений Украины. С самого начала многие его бойцы в повседневной жизни говорили по-русски. В последние годы полк основательно работает над сменой имиджа, занимается пиаром и ведет соцсети. Это приносит свои плоды.

    Поворотным моментом в отношении украинцев к «Азову» стала нынешняя война. Еще недавно даже в Мариуполе, где он базируется, ему симпатизировали далеко не все. Но после почти полутора месяцев упорной защиты блокированного со всех сторон портового города – без какой-либо поддержки извне или снабжения – «азовцы» обрели героический ореол. Именно они стали последней надеждой Мариуполя и, судя по комментариям в соцсетях, многие украинцы буквально молятся, чтобы они выстояли.

    Отступать им некуда. Судя по свидетельствам очевидцев, российские военные бойцов полка в плен принципиально не берут, а всех, кто решается покинуть город, тщательно изучают на предмет наличия татуировок с характерной символикой.

    Журналист Александр Невзоров об «Азове»:

    Роман Янушевский, «Детали», А.У. На снимке: Святослав Паламарь. Фото: снимок экрана/Facebook √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend