Закон о призыве? Нет, настоящая опасность для коалиции Нетаниягу кроется в другом

Закон о призыве? Нет, настоящая опасность для коалиции Нетаниягу кроется в другом

Пока еще ничего не произошло. Никто не принял решение прекратить финансирование йешив и немедленно призвать их учащихся в ЦАХАЛ. Поэтому разразившаяся сейчас в Израиле буря является, в общем, иллюзорной. Вряд ли коалиция Нетаниягу развалится из-за закона о призыве.

БАГАЦ не вынес постановления о призыве 60 000 ультраортодоксов, провозгласивших, что изучение Торы является делом их жизни. Суд ограничился тем, что потребовал от государства разъяснить, почему эта категория граждан по-прежнему освобождена от воинской повинности, а их йешивы финансируются из госбюджета. При этом суд не установил крайний срок для обсуждения этого вопроса.

Правда, юридическая советница правительства Гали Бахарав-Миара напомнила, что временная отсрочка призыва ультраортодоксов истекает в конце марта. Но не исключено, что ее продлят до 30 июня.

В любом случае, ультраортодоксы не будут массово служить в армии до тех пор, пока государство не решит, когда и в каком объеме должен проходить их призыв.

У государства для этого, по крайней мере, еще два года. Впрочем, и это решение может быть опротестовано в БАГАЦе, и тогда  дело затянется еще на несколько лет. То же самое касается финансирования йешив – вряд ли оно будет прервано прямо посреди года.



Не будем забывать: призыв ультраротодоксов – это давно обсуждаемая проблема, а вовсе не гром среди ясного неба. Религиозные партии как раз и заключили союз с Нетаниягу, рассчитывая на то, что он сконструирует наиболее удобный для них вариант призыва. Им прекрасно известно, что предлагают Бени Ганц и Гади Айзенкот.

Ультраортодоксам нет никакого смысла разваливать нынешнюю коалицию, чтобы получить тот же вариант призыва, только от менее дружественного правительства. Не стоит на это надеяться.

Их мнимое потрясение – не более, чем тактическая уловка. Это затягивание времени в расчете на то, что либо умрет падишах, либо сдохнет ишак. Кто-нибудь может сказать, что будет твориться в этом сумасшедшем доме еще через четыре месяца?

Резервисты придумывают отговорки

Несмотря на охватившую канцелярию премьер-министра панику, складывается впечатление, что недавнее предложение министра обороны Йоава Галанта решить проблему с призывом ультраортодоксов носило профессиональный, а не политический характер.

Галант выступил с этим предостережением потому, что премьер-министр игнорирует и его, и ЦАХАЛ. Нетаниягу, как обычно, избегает принятия каких бы то ни было решений.

На прошлой неделе газета «Йедиот ахронот» сообщила, что армии не хватает 7000 военнослужащих. Но на подготовку тысяч солдат требуется немало времени, и речь здесь идет не о новобранцах. Можно предположить, что сейчас ЦАХАЛ больше беспокоит нарастающее недовольство в среде резервистов.

Число резервистов, придумывающих различные отговорки, чтобы не возвращаться на службу, растет. «Не все, кого мы отпускаем на побывку, возвращаются в часть, — рассказал офицер-резервист. — Некоторые говорят: все, хватит. Это продолжается уже слишком много времени».

Резервисты, возвращающиеся к своим усталым семьям, рушащимся бизнесам или запущенной учебе, внезапно обнаруживают, что ведущаяся в Израиле политическая дискуссия оторвана от реальности. Они сталкиваются с обществом, будто бы не знающем, что у нас продолжается война. Они слышат заявления лидеров общины уклонистов — и не верят своим ушам.

Как может быть, что в такой атмосфере резервисты получают повторные повестки на конец марта, май или июль, а министерство обороны и ЦАХАЛ продвигают закон о продлении срочной резервистской службы? Это может привести к еще большему расколу в обществе.

Нетаниягу, как обычно, тянет время, а свинство ультраортодоксальных политиков бьет новые рекорды. Поэтому у Галанта просто не осталось иного выбора, кроме как призвать к скорейшему принятию нового закона о призыве.

По сути, он призывает связать продление резервистской службы с призывом ультраортодоксов. Это можно описать как справедливое распределение общественного бремени. И, честно говоря, это было бы не так уж страшно для ультраортодоксов.

План призыва, представленный партией «Государственный лагерь», – лучшее, на что могут рассчитывать «харедим», и их лидерам это прекрасно известно. Этот план не предусматривает обязательной воинской повинности для всей религиозной молодежи.

Поэтому крики отчаяния ультраортодоксов не стоит воспринимать всерьез. Это просто их способ ведения переговоров и затягивания времени.

Приглашение в Вашингтон за спиной Нетаниягу

Что действительно не дает покоя Нетаниягу? Например, наступление месяца Рамадан. Через неделю у мусульман начинается пост, и любая провокация или просто глупость, которой гордятся некоторые наши министры, может привести к резкому обострению обстановки на северной границе на Западном берегу. Это вызывает гораздо большее беспокойство.

Еще одна проблема – это давление, направленное на достижение сделки с ХАМАСом. И это не только приглашение Ганца в Вашингтон, сделанное за спиной Нетаниягу.

Ко внешнему давлению добавляется внутреннее. Айзенкот прямо заявил, что если Нетаниягу отвергнет серьезное предложение об освобождении заложников, то он покинет правительство.

В окружении Ганца еще раздумывали над тем, как нужно будет поступить в подобной ситуации. Но тут подоспели результаты очередных опросов — по поводу количества мандатов, на которые может рассчитывать «Государственный лагерь» в случае, если его возглавит Айзенкот. И все стало понятно: Ганц присоединился к Айзенкоту. Но остался третий партнер – Гидон Саар.

Чем громче звучали угрозы Айзенкота, тем больше нарастало сопротивление возглавляемой Сааром партии «Новая надежда». Зеэв Элькин и Ифат Шаша-Битон на каждом углу твердили, что время для выхода из правительства еще не настало. Сам Саар на прошлой неделе сотворил сенсацию, заявив, что более не поддерживает бойкот премьер-министра. Таким образом он проложил дорогу к вероятному расколу в «Государственном лагере».

Прощение «Ликуда» в обмен на «отмывание» имени

Может быть, Саар и Нетаниягу заключили сделку? Неизвестно. Но возможно, что Нетаниягу предложил Саару нечто подобное. С политической точки зрения, это напрашивающийся ход.

Саар получил бы портфель министра юстиции или главы МИДа и прощение за уход из «Ликуда» в придачу. Нетаниягу похвалил бы его за то, что он «отбросил личные интересы и присоединился к борьбе за спасение Израиля». Ну или что-нибудь в том же духе.

Блудный сын еще не вернулся в отчий дом, но его уже готовы принять с распростертыми объятиями. Около полугода назад Саар начал появляться на 14 телеканале – «вотчине» сторонников Нетаниягу.

Его возвращение в «Ликуд» позволило бы Нетаниягу продержаться у власти еще полтора года. Вместо чрезвычайного правительства было бы создано правительство национального единства.

Четыре депутата от «Новой надежды» позволят Нетаниягу избавиться от унизительной зависимости от голосов «Еврейской мощи». Бен-Гвир будет вынужден прекратить свой шантаж. И, в дополнение к этому, «Государственный лагерь» распадется, Ганц вернется в оппозицию и его виртуальные мандаты начнут таять.

Для Саара это тоже был бы стратегически верный ход. После ухода Нетаниягу в центре политической арены станет тесно, зато на правом фланге образуется вакуум. Для Саара это будет прекрасная возможность.

Насколько мы знаем, Саар пока не принял решения. Пока все это лишь домыслы. И, по иронии судьбы, к расколу «Государственного лагеря» Саара подталкивает Ганц.

Большой любви между ними не было никогда. Но Ганц все еще не согласился забронировать для представителей «Новой надежды» места в предвыборном списке «Государственного лагеря» в соответствии с прежними договоренностями: 3 места в каждой десятке. Это привело к росту напряжения внутри фракции.

Кроме того, масла в огонь подлили и муниципальные выборы. В Хайфе во второй тур вышли бывший мэр города Йона Яхав и Давид Эциони, которого поддерживает Саар. Но фракция «зеленых» в городском совете, поддерживаемая «Государственным лагерем» и Ганцем, неожиданно призвала своих избирателей отдать голоса Яхаву и поспешила подписать с ним коалиционное положение. С ним, а не с кандидатом Гидеона Саара.

Следите за деньгами

Итак, месяц март наверняка станет драматическим для Израиля, но вовсе не из-за закона о призыве. В ближайшие недели напряжение возрастет из-за наступления Рамадана, из-за переговоров об освобождении заложников, из-за кризиса с резервистами, из-за конфликтной ситуации в «Государственном лагере» — и из-за еще не утвержденного бюджета на 2024 год.

Пока неизвестно, какая сумма из «коалиционных денег» будет заложена в бюджет, и будет ли она включать распространение программы повышения зарплат для педагогов, «Офек хадаш» на ультраортодоксальных учителей. В этих деньгах чрезвычайно заинтересованы партии «Еврейство Торы» и ШАС, и, если их не окажется в бюджете, над коалицией нависнет еще более серьезная угроза, нежели та, которую представляет закон о призыве.

Ави Бар-Эли, TheMarker, Б.Е. Фото: Оливье Фитусси ∇

Новости

Родители заложника обратились к сыну: «Будь сильным и выживи»!
Израильский фильм внезапно сняли с кинофестиваля в Пекине
11-й канал: в Израиле пытаются придумать новый план сделки с ХАМАСом

Популярное

Гендиректор «Авиационной промышленности»: «Такой эффективности ПВО мы даже не обещали покупателям»

Успешным отражением иранской атаки Израиль в первую очередь обязан противоракетному комплексу «Хец»...

Израильский международный аэропорт готовится к рекордным нагрузкам

Уже в ближайшее воскресенье израильский аэропорт«Бен-Гурион» обслужит более 50 тысяч пассажиров, а спустя...

МНЕНИЯ