Закон о камерах в детсадах неэффективен. Родители: «Проблема насилия не решается должным образом»

Закон об обязательной установке камер наблюдения в детских садах вступил в силу полтора года назад. Тем не менее, новый отчет раскрывает массу проблем с его применением.


После многочисленных случаев насилия в детских садах был принят закон об обязательном видеонаблюдении. Он вступил в силу, но отчет, подготовленный центром исследований и информации кнессета говорит, что его эффективность до сих пор остается под вопросом.

Согласно формулировке закона, камеры должны фиксировать все, что происходит в детском саду, классах, во дворе и во всех других местах, где находятся малыши, кроме ванных и туалетов. Видеозапись ведется без звука. Закон устанавливает дополнительные требования относительно расположения камер, хранения отснятых материалов и прочего. Родители и сотрудники должны знать о о наличии камер. За исполнение закона отвечает министерство образования, которому в начале года были переданы полномочия от Министерства экономики и промышленности.

Некоторые сады освобождены от обязанности устанавливать камеры. Например, детский сад, который служит местом жительства, или тот, где 70 процентов родителей детей выступили против видеосъемки. Согласно отчету исследовательско-информационного центра кнессета, в 750 из 5323 детсадов в Израиле камеры не установлены. Только 532 из них освобождены от этого по закону. Остается непонятным, почему оставшиеся 218 не установили камеры. Однако, поскольку данные почти полностью основаны на сообщениях из детских учреждений, цифры, вероятно, не отражают истинной серьезности ситуации.

В отчете также показано, что бюджет, переданный на реализацию закона, не исчерпан — из восьми миллионов шекелей, выделенных на помощь садам в закупке и установке камер, использовано чуть более шести миллионов шекелей. Все заинтересованные стороны признали, что не располагают данными о масштабах использования отснятых материалов. Министерство экономики и промышленности передало обязанности Министерству образования, при этом должно было предоставить все данные за два месяца до передачи полномочий. Это не сделано. Полиция заявила, что компьютеризированная система не может показать, использовались ли копии видеодокументов в делах, возбужденных по подозрению в насилии в отношении детей. Суды сообщают, что не знают ответа на вопрос о том, по скольким делам были подписаны ордера об изъятии видеоматериалов.

Сыну Ор, жительницы Бат-Яма, было два года, когда он начал плакать во сне и вести себя не так, как обычно. В то время началось дело Кармель Мауды, воспитательницы, которая издевалась над своими воспитанниками. Это заставило Ор проверить в интернете признаки, которые могут указывать на насилие. Она и не предполагала, какое ужасное у этого будет продолжение. «После того, как мы были в полиции, мы пошли к воспитательнице детского сада и попросили ее посмотреть записи за 14 дней. Но она ответила, что записи по какой-то причине утрачены», рассказывает Ор. Она считает, что воспитатель не должен нести ответственность за хранение материалов и нуждается во внешнем контроле. Многие родители не знают об этой обязанности, об этом не слишком много говорят. Сейчас родители уже сами начинают устанавливать записывающие устройства».

Йоэль Перри, житель Явне и отец девочки в детском саду, говорит, что вообще не знал о существовании такого закона. «В нашем саду есть камеры, но у нас нет к ним доступа. Конечно, в свете недавних случаев, я думаю, что это важно, и что сады нужно контролировать».

К., жительница Шарона, подвергла критике реализацию закона. «Для меня это деликатный вопрос. Я думаю, что родители должны иметь свободный доступ к камерам, а не только через подачу жалобы в в полицию, когда уже может быть слишком поздно» — сказала она.

Как и К., в штабе по борьбе с жестоким обращением с детьми младшего возраста, который иницировал дебаты в кнессете, считают, что закон не выполняется должным образом. Там говорят, что проблемы из-за положений закона. Единственным органом, который уполномочен исследовать записи камер, является полиция. Следователям приходится часами и днями сидеть перед экраном, если они хотят просмотреть весь записанный материал. Кроме того, материалы часто поступают к ним с купюрами. Это делается, чтобы замести следы, используя лазейку в законе — с момента подачи заявления в суд до подписания постановления об изъятии видеоматериалов проходит время. Представители полиции говорили, что не справляются с нагрузкой, а в ответ им пообещали им дополнительный бюджет и ставки. Но это так и не было сделано.

Штаб по борьбе с насилием в отношении детей требует, чтобы детские сады могли использовать онлайн-программное обеспечение для дистанционного контроля. А проверяющие просматривали бы записи случайным образом в рамках процедуры надзора. Это должно предостерегать от жестокого обращения с малышами.

Walla, Ури Сэла, «Детали», Фото: Эяль Туэг