Monday 24.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Захава Гальон — о жизни и смерти левого лагеря

    "Открылась очередная парламентская сессия, но этим утром вместо привычных мыслей, что одеть в Кнессет, — снова черное? Платье? - я просто взяла джинсы и кроссовки. В "Ма боэр" ("Что горит" – программа радиостанции Галей ЦАХАЛ - прим. "Детали") у меня спросили, о чем я буду скучать больше всего. Мне будет недоставать утреннего кофе с моими друзьями, но особенно — той взволнованности и  наэлектризованной атмосферы при каждом открытии сессии кнессета. Мне этого уже не хватает".


    Так написала на своей странице в "Фэйсбук" председатель партии МЕРЕЦ Захава Гальон. В интервью "Деталям" она отвергла "теорию конспирации", которую выстроили после ее ухода из кнессета  израильские СМИ.

    - Левый лагерь переживает кризис. Новых идей нет, несколько парламентариев покинули кнессет — похоже, Израиль стремительно правеет. Может, левый лагерь себя исчерпал и ему нечего предложить народу?

    - Действительно, страна смещается к правому полюсу, но это еще не приговор. Это сложный процесс, включающий несколько аспектов. Нужен новый левый лагерь, сильный и крупный. А для этого он должен быть разнообразным и распахнуть двери перед всеми, кто хочет активно участвовать в политической жизни: выходцами из стран Востока, новыми репатриантами и др.


    Люди покидают кнессет по разным причинам. Одни разочарованы и чувствуют, что своей парламентской деятельностью не в состоянии повлиять на происходящее в стране. Другие, как профессор Трахтенберг, возвращаются к научной работе.

    Что касается меня, я решила покинуть кнессет, чтобы спасти МЕРЕЦ. Я думаю, что настало время, когда левый лагерь должен ответить правому лагерю на войну — войной. Вместо того, чтобы вкладывать деньги в медицину, образование, строительство, их направляют на строительство 3500 единиц жилья на территориях. Я считаю борьбу, которую ведет левый лагерь, очень важной. Это война за окончание оккупации, за демократию, за справедливое общество. Но сегодня люди опасаются говорить об этом вслух.

    - А что происходит в партии Авода? Почему ее новый председатель Ави Габай заявил, что не будет в коалиции с арабами и поддерживает поселенцев?

    - Ави Габай разработал свою стратегию — он как бы подмигивает правым. Я в этот путь не верю. Его предшественники уже пробовали подобное, и ничего из этого не вышло. И думаю, что партии МЕРЕЦ это пойдет только на пользу, ряды умножатся. У нас есть возможность стать большой партией.

    - Каковы шансы у Арэля Маргалита переманить к себе сторонников левого лагеря, если он создаст новую партию?

    - Не уверена, что Маргалит создаст новую левую партию. Если же это произойдет, то лишь приведет к расколу в рядах левого лагеря. Единственная левая партия, которую я знаю, это МЕРЕЦ, и я хочу только одного — чтобы она росла и получила 12 мандатов в Кнессете.


    - Высказывалось предположение, будто ваш уход из кнессета не более, чем политический трюк, с целью удержаться во главе партии. Как вы это прокомментируете?

    - Звучит довольно мелочно. Все знают, что если до конца года мне не удастся привлечь в партию новых членов, я уйду. То есть, если мне не удастся провести в ЦК партии предложение об открытых праймериз — чтобы в выборах председателя партии участвовали не только члены ЦК, но и все члены партии – я уйду в отставку. Я пошла на этот решительный шаг, чтобы спасти МЕРЕЦ и весь левый лагерь. Удастся — останусь, нет — уйду домой. Так за что я, скажите, цепляюсь? Я уступила свое место Ницану Горовицу, я ушла из Кнессета, что я еще должна доказывать?

    Максим Рейдер, "Детали". Фото: Томер Аппельбаум


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend