Главный » Общество » Закон » Задержать разбирательство дел Нетаниягу, чтобы защитить правосудие

Задержать разбирательство дел Нетаниягу, чтобы защитить правосудие

Разногласия, возникшие в настоящее время по вопросу,  ожидает ли Нетаниягу справедливый суд («ХаАрец», 29 октября), сосредоточены на способности судей отстраняться от шума, издаваемого СМИ, когда речь идет о делах, вызывающих большой общественный интерес. «Очевидно, его ждет справедливый суд», - пишет судья в отставке Давид Бар-Офир в письме в редакцию («ХаАрец», 31 октября). «Не о чем беспокоиться в суде над Нетаниягу», - отозвалась доктор Анат Пелег («ХаАрец», 31 октября).

На мой взгляд, этих ответов недостаточно. Судьи выполняют свою работу добросовестно и по справедливости, в соответствии с законом и представленными им доказательствами, а не в соответствии с распространенным (в СМИ) мнением о виновности или невиновности обвиняемого. Однако это справедливо до тех пор, пока результаты судебного разбирательства не будут влиять на вопросы, которые считаются судьбоносными для будущего государства. Когда судом принимаются решения, важные для определения будущего Израиля, и судьи считают, что это зависит от них, результаты судебного процесса могут быть искажены в соответствии с их взглядами, и не всегда в соответствии с доказательствами.

Ясный пример был дан в Верховном суде (заседавшем в качестве Высшего суда справедливости), когда он обсуждал ходатайства "Движения за качество власти" и других ассоциаций, требующих от генпрокурора Мени Мазуза подать обвинительное заключение во взяточничестве против Ариэля Шарона (по делу о «греческом острове»). Подача такого обвинительного заключения могла привести к отставке Шарона с поста премьер-министра, а вместе с этим и отмене плана размежевания.

Дело разбирали семь судей. Шестеро решили с порога отклонить ходатайства. Единственным, кто предложил продолжить разбирательство, был судья Мишаэль Хешин. Большинство судей постановило, что «судебное преследование премьер-министра почти наверняка приведет к изменениям в политике государства, что может оказать драматическое влияние, по крайней мере, в некоторых областях политических и общественных действий. По этой причине генпрокурор обязан принять специальные меры и повышенную осторожность при формулировании своего решения».

Из этих слов мне ясно, что только страх перед изменением политики, предложенной Шароном (эвакуация Гуш-Катифа), побудила БАГАЦ утвердить решение генпрокурора не предъявлять Шарону обвинения. Мое мнение подтверждается комментариями Хешина после его ухода на пенсию в интервью, опубликованном 25 мая 2006 года. «Я не могу залезть человеку в душу. Я не Бог.  - сказал Хешин. - Я могу только сказать, что, если за поиск в интернете человек получает 600 тысяч долларов и обещание еще 2 миллионов, нужно быть глупцом, чтобы поверить, что он действительно получил деньги за работу. Я не думал, что окажусь в меньшинстве. Но в то время весь народ хотел, чтобы Шарон не предстал перед судом, потому что был план размежевания. И если бы Шарон предстал перед судом, не было бы никакого размежевания. Я не говорю, что так думали большинство судей, не дай Бог».

А я спрашиваю себя, так-таки и не думали? Судья Хешин случайно сказал: «Весь народ хотел, чтобы Шарон не предстал перед судом»?

Из этого следует вывод: нет уверенности, что судьи будут судить только по доказательствам (особенно, если они неоднозначны), выберут интерпретацию в пользу обвиняемого (когда есть несколько вариантов) и, в случае сомнений, оправдают обвиняемого, если, в соответствии с их пониманием и взглядами, судьба народа (которая изменится, если премьер-министр останется на посту или будет отстранен от должности), зависит от их решения.

В нашу эпоху часть израильского общества испытывает по отношению к премьер-министру симпатию, голосует за него, хотя знает о выдвигаемых обвинениях, а другая часть его ненавидит. И поскольку в Израиле нет судьи без политической позиции, не заинтересованного в лучшем будущем страны, как он его понимает, любой приговор (если дело дойдет до суда) будет неприемлем для половины народа.

В случае признания Нетаниягу виновным, судьи будут подозреваться в предвзятости, в желании насильно «спасти народ Израиля от оккупации», которая может закончиться при избрании другого премьер-министра. Если же его оправдают,  судей будут обвинять те, кто считают его правительство угрозой демократии и гражданским правам.

В любом случае, с общественной точки зрения, система правосудия будет главным проигравшим в деле Нетаниягу. Поэтому я согласен с мнением, что в этих исключительных обстоятельствах правоохранительные органы должны взвесить возможность того, что судебное разбирательство по делу Нетаниягу (в случае судебного преследования) будет отложено генпрокурором до срока окончания его полномочий в качестве премьер-министра. Если проигнорировать особые обстоятельства, это может воспрепятствовать справедливому судебному разбирательству.

Решение приостановить процесс должно приниматься при необходимости законодательным путем (чтобы БАГАЦ не смог помешать). Такая задержка не будет новинкой. В просвещенных государствах не спешат смещать премьер-министров путем судебного разбирательства.

Ури Штрузман, судья в отставке, «ХаАрец», И.Н. К.В. Фото: Эмиль Салман

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend