Понедельник 19.04.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Bibi_Pompeo_Kobi_Gideon_GPO

    Зачем Помпео поспешил в Израиль

    Госдепартамент по-прежнему пребывает в режиме карантина, большинство сотрудников работают из дома. Все следуют рекомендации не путешествовать. У чиновников Белого дома, присутствовавших в последние дни на встречах с участием Помпео, был диагностирован COVID-19.

    Тем не менее, госсекретарь США Майк Помпео сегодня, 13 мая, прилетел Израиль с кратким визитом, чтобы встретиться с премьер-министром Биньямином Нетаниягу, лидером «Кахоль-лаван»  Бени Ганцем и будущим министром иностранных дел Габи Ашкенази еще до того, как новое правительство Израиля будет приведено к присяге. Многие израильтяне спрашивают: почему?

    В принципе, визиты высокопоставленных чиновников США в Израиль – дело обычное. У этих двух близких союзников есть так много общих интересов и общих дел, что, как правило, для очередной встречи не нужен конкретный повод.

    Тем не менее, в связи с глобальной вспышкой коронавируса, с марта, когда Помпео побывал в Афганистане, он не выезжал за границу, и в этой поездке он не делает никаких дополнительных остановок. Израиль только начинает выходить из режима блокирования и всех, кто прибывает в страну из-за границы, отправляют в 14-дневный карантин; правда, для Помпео и небольшой группы сопровождающих это правило будет отменено. Предположительно, встречи будут проходить в соответствии с израильским протоколом – в масках и на безопасном расстоянии.

    Зачем же нужно было совершить этот визит в Израиль именно сейчас?

    В сообщении госдепартамента о поездке Помпео говорится, что в повестку дня включены два вопроса: усилия США и Израиля по борьбе с COVID-19 и реагирование на деятельность Ирана в регионе. Но в тени этого скрывается третий пункт: маячащее на горизонте решение Израиля в одностороннем порядке аннексировать территории на Западном берегу.

    Что касается COVID-19, тут Помпео есть чему научиться у израильтян. То, что Израилю удалось выровнять кривую роста заражений, свести к небольшим цифрам число смертельных случаев и избежать ситуации, когда больницы не в состоянии справиться с потоком больных, резко контрастирует с трагическим хаосом в американской системе здравоохранения вследствие неудачных попыток правительства США обуздать эпидемию. Уровень смертности в Израиле с 260 смертельными исходами не сравним с США, где коронавирус унес жизни более 80 тысяч человек, и эпидемия не идет на спад.

    Израиль принадлежит к числу небольших стран, где правительства действовали быстро, а население следовало инструкциям, и теперь они готовы постепенно начать выходить из режима карантина и восстанавливать пострадавшую экономику. Этот опыт, а также достижения Израиля в области медицинских технологий, таких, как создание недорогих аппаратов искусственной вентиляции легких и исследования в области вакцин, могут помочь США в их противостоянии коронавирусу.

    Конечно, этого недостаточно, чтобы исправить ущерб, который причинили США беспомощная реакция президента Трампа на проблемы дома и его полное безразличие к тому, что происходит в остальном мире. Но, скорее всего, принимающая сторона из вежливости обойдет эти малоприятные вопросы.

    Иран в качестве источника опасности в сфере ядерного оружия и в том, что касается его агрессивной региональной политики, всегда находится в центре внимания в ходе американо-израильских встреч на высоком уровне. Настоящий момент, когда активность Ирана в Сирии все еще вынуждает Израиль наносить авиаудары по иранским военным объектам в этой стране, не является исключением. Но Помпео приезжает в Израиль в критический момент, когда политика Трампа по разрушению ядерной сделки с Ираном достигла своего апогея.

    В настоящее время Соединенные Штаты прилагают усилия к тому, чтобы провести новую резолюцию Совета безопасности ООН о продлении эмбарго на поставки оружия Ирану, срок действия которого истекает в октябре. Россия и Китай, скорее всего, наложат вето на эти усилия, несмотря на очевидные преимущества ситуации, при которой передовое вооружение не попадет в руки лидеров агрессивного режима в Тегеране.

    Это будет означать окончательный крах ядерной сделки, которая и без того дышит на ладан, поскольку на санкции США по оказанию максимального давления на Иран Тегеран отреагировал нарушениями тех ограничений, которые наложены на его ядерную программу.

    С одной стороны, для Нетаниягу, всегда отчаянно критиковавшего ядерную сделку, это — приятный момент. С другой стороны, остается совершенно неясным, какой стратегии надлежит придерживаться после краха сделки, и как быть с тем, что сейчас Иран всего в шести месяцах от ядерного прорыва, а не в 12 месяцах, предусмотренных ей. Представители США и Израиля могут обсудить свои дальнейшие действия с учетом того, что после президентских выборов в ноябре позиция США может измениться.

    Но ни один из этих вопросов не требует молниеносного визита госсекретаря накануне приведения к присяге нового израильского правительства. В отличие от желания скоординировать позиции по вопросу односторонней аннексии Израиля на Западном берегу.

    В апреле Помпео утверждал, будто Соединенные Штаты предоставили Израилю самому решать, аннексировать территории или нет. Коалиционное соглашение, в котором указано, что для проведения аннексии необходимо согласие США, говорит об обратном. Тем временем администрация Трампа совершенно ясно дала понять, что она настаивает на том, чтобы аннексия произошла как можно скорее после даты, указанной в коалиционном соглашении, а именно после 1 июля.

    Помпео, в отличие от большинства госсекретарей, не оставляет без внимания внутреннюю политику США. В последние недели он часто посещал радиопрограммы и не обходил вниманием другие СМИ, в основном рассуждая о преступной роли Китая в происхождении коронавируса.

    Подобные комментарии имеют право на существование, но в такой ситуации они являются элементом стратегии по активизации избирателей Трампа, цель которой — побудить их несметными толпами прийти в ноябре на избирательные участки.

    Той же цели служит для Трампа односторонняя аннексия Израилем 30 процентов территории Западного берега, которой он дал зеленый свет в опубликованной в январе «сделке века».

    В США аннексия не пользуется массовой поддержкой: широкая общественность и, в частности, американская еврейская община относятся к ней негативно. Но среди евангелистов и правых евреев-сторонников Трампа аннексия, которая окончательно похоронит двугосударственное решение израильско-палестинского конфликта, пользуется огромной популярностью.

    По мере того, как растет озабоченность международного сообщества по поводу односторонней аннексии, европейские правительства и министр иностранных дел ОАЭ присоединяются к предупреждениям со стороны палестинских и иорданских официальных лиц, и бывший вице-президент Джо Байден и его коллеги из Демократической партии заявляют о своей оппозиции этому шагу, Помпео и Нетаниягу будут формулировать единую стратегию продвижения плана Трампа.

    Но если Ганц расскажет о многих серьезных нерешенных проблемах этой схемы в самых разных аспектах – составлении карт, безопасности, бюджета и последствий аннексии для региона в целом, Помпео может вернуться домой с другими вестями: что в новом израильском правительстве по-разному оценивают мудрость этого курса.

    Даниэль Б. Шапиро, посол США в Израиле с 2011 по 2017 год, «ХаАрец», М.Р. Фото: Коби Гидеон,  GPO˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend