Tuesday 30.11.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Зачем мне Украина, если есть Израиль!

    В эти дни, когда в обезлюдившем аэропорту им. Бен-Гуриона нет туристов, приятным сюрпризом становится каждый новый репатриант, которого не останавливает ни продолжение эпидемии, ни обязательный двухнедельный карантин. Лучший пример таких оптимистов – молодая пара, которая объяснила, почему они покинули Украину и приехали  в Израиль.


    Женя Давидова (21) и Евгений Офер (23), живут в Рамат-Гане. Для израильского уха комбинация Женя-Женя звучит странно, поэтому далее она – Женя, он – Евгений.

    Где вы познакомились?

    – Мы приехали по программе «По праву рождения» и сразу влюбились друг в друга. Но Евгений остался в Израиле по другой программе «Маса» («Путешествие», программа «Сохнута» для молодых взрослых), собираясь репатриироваться. Мы поддерживали отношения полгода, а когда я вернулась, стали жить вместе. Через 11 месяцев он сделал мне предложение. Это было год назад. Теперь я возвращаюсь в Киев, чтобы сдать экзамены в университете и получить диплом.


    Когда у вас свадьба?

    – Скоро.

    Почему вы решили переехать в Израиль?

    Евгений: Я никогда не был в Израиле, но достаточно прожил в Украине, чтобы понять, что не хочу там оставаться. С первого же дня приезда в Израиль было ясно, что это – билет в один конец.

    Что же такого ужасного в Украине?

    – В Украине огромная разница между высшим и низшим классом, но, в отличие от Израиля, нет среднего класса. Там во всем коррупция, это – образ жизни. Все держится на взятках, включая полицию. Это – психология.


    Женя: Я думаю, проблема не в психологии. Дело в правительстве, которое оставляет людей в нищете. Но в прошлом году избрали нового президента Владимира Зеленского, комика по профессии. Он выглядит хорошим человеком, которого заботят проблемы народа. В день, когда его выбрали, мы с Евгением купили бамбук, который назвали его именем.

    А у других домашних цветов тоже есть имена?

    – Конечно: Грубиян, Кубик и, как я сказала, Владимир Зеленский.


    Как ваши родители отнеслись к вашему отъезду?

    – Моя мама и дедушка поехали следом за мной и живут в Бат-Яме. Маме – 45 лет, дедушке – 80. Он получает пособие из-за Катастрофы, а мама нашла работу. При всех трудностях она очень довольна.

    Евгений: моя мама и сестра приехали навестить меня полгода назад. Сестра хочет приехать по программе «Маса». А мама сейчас учит иврит. Ей 52 года, но она настойчива и у нее хорошо получается.

    А ваш отец?

    – Он оставил нас, когда мне было 8 лет – у него другая семья. Почти то же самое случилось с Женей. В Украине это обычное дело.

    Почему?

    – Из-за денег. В советское время студенты, у которых после свадьбы рождался ребенок, получали от государства квартиру. Много молодых семей ждали квартиру, когда рухнул Советский Союз. Они остались с детьми и без денег. Так эти семьи и распались.

    Женя: не совсем так. В Украине много красивых молодых женщин. Потрясающих женщин. В прошлом они выходили замуж, рожали детей, но жизнь была ужасно трудной. Мужчинам приходилось тяжело работать, чтобы заработать деньги, а женщинам надо было растить детей и тоже работать. Мужья уставали, жены старели и уже не были ни красивыми, ни ухоженными. А вокруг всегда хватало молодых и красивых женщин.

    Евгений: когда я родился, отцу был 21 год – совсем мальчишка. Но они пошли на этот риск, потому что ожидали помощи от своего правительства.

    Женя: у мужчин тогда вообще не было чувства ответственности. Они очень легко бросали семью. Мой отец просто вышел из дома и не вернулся.

    Евгений: мы с отцом восстановили отношения в последние годы. Он стал старше и понял важность этих связей. Но такое уж это было поколение — отца нет, и мать растит детей в одиночку.

    Женя: из всех моих подруг в Одессе только у одной-двух была «полная» семья.

    А как насчет вашего поколения?

    – У нас больше ответственности. Мы не планируем заводить детей, пока у нас не будет экономического будущего и психологической стабильности.

    Как вы пережили эпидемию коронавируса?

    – Мы работали на удаленном доступе, что было очень удобно. Я была счастлива, обнаружив, как нам хорошо вдвоем. Как чудно в любую минуту встать и сказать: «Поцелуй меня!»

    Ноа Эпштейн, «ХаАрец», Р.Р. Фото: Элиягу Гершкович˜.

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend