Saturday 23.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Моти Мильрод
    Фото: Моти Мильрод

    Зачем Израилю второй Биби

    27 июня издание TheMarker опубликовало статью Гая Рольника, написанную на основе его интервью с известным геологом, отставным полковником военной разведки Йоси Лангоцким, который недавно подал в суд на бывшего директора «Моссада» Йоси Коэна. Поводом послужило выступление Коэна в популярной программе 12 телеканала «Увда» («Факт»).


    Как пишет Рольник, даже на фоне саморекламы политиков в соцсетях и телестудиях интервью Коэна выделялось исключительным высокомерием и самолюбованием. Коэн постоянно отождествлял «Моссад» с самим собой и подчеркивал личную роль в его успехах.

    Хотя у него было много времени, чтобы подготовиться к вопросам о связях с миллиардерами Джеймсом Пакером, Арноном Мильченом и Рами Унгером, он давал на них смехотворные ответы.

    Свою потребность общаться с миллиардерами он объяснял тем, что это «его среда». Но налогоплательщик, финансировавший Коэна и «Моссад», не получил выгоды от его связи с миллиардерами. Напротив, легко понять, что они получили от контакта с ним: деловые люди очень выигрывают от того, что их воспринимают на деловом рынке, как близких к правительству.


    По мнению Рольника, Коэн использовал интервью, чтобы подтвердить свою заинтересованность в посте премьер-министра. При этом его не пугают сомнительные отношения с миллиардерами. Тем более, что все премьер-министры Израиля за последние 20 лет, в особенности Нетаниягу, испытывали чрезмерную тягу к миллиардерам: Ариэль Шарон, Эхуд Ольмерт и Эхуд Барак постоянно искали их близости.

    Как отмечает Рольник, «роль миллиардеров в коррумпированности израильских политиков скрывается от общественности , главным образом потому, что в пяти основных средствах массовой информации доминируют местные и иностранные миллиардеры. Так что карьеры высокопоставленных политиков и журналистов зависят от их близости к высшим эшелонам власти».

    В статье также приводится мнение Лангоцкого, который привлек внимание к другой, не менее тревожной проблеме: объему информации, предоставленной Коэном о действиях «Моссада».

    Прежде чем стать геологом и предпринимателем, Лангоцкий 40 лет прослужил в системе обороны, включая военную разведку.

    «Когда я посмотрел это интервью, у меня подскочило давление. То, что сказал Коэн, просто невероятно. Я на 100 процентов уверен, что каждую неделю по воскресеньям начальники разведслужб Тегерана, Бейрута и Газы говорят переводчикам: «Скорее несите перевод материалов израильских СМИ, – цитирует Рольник его мнение. – Море материалов разведки, появляющееся в печатных или визуальных СМИ, приносит пользу лишь тем организациям, с которыми мы сражаемся».

    Лангоцкий не сомневается, что информация, которую Коэн представил в телеинтервью, была рассчитана только на цели саморекламы.


    Рольник замечает, что ведущая программы Илана Даян повторила в эфире, что при Коэне «Моссад» достиг огромных успехов. Но у общественности и журналистов нет возможности по-настоящему оценить качество работы спецслужб. «Моссад» контролирует всю информацию о своих действиях, а СМИ не могут получить подробности без разрешения руководителя. Даже политическая система имеет лишь частичную информацию о внешней разведке. Известно, что ее бюджет за последнее десятилетие увеличился вдвое. Но насколько она эффективна ? Кто определяет ее действия? Достигают ли со временем кажущиеся успешными действия стратегических целей? Никто этого точно не знает.

    Лангоцкий был одним из немногих профессионалов в Израиле, которые в последние годы выступили против «газовой схемы» – серии уступок энергетическим монополиям, которые Нетаниягу провел с помощью министерств энергетики и финансов.

    Когда премьер столкнулся с противодействием тогдашнего начальника Управления по антимонопольному регулированию, он решил обойти его, используя пункт, по которому в случае угрозы безопасности решения Управления можно проигнорировать. Для этого Нетаниягу должен был получить мнение, что выбранный им способ регулирования газовой экономики имеет важное значение для безопасности государства. Он получил его от Йоси Коэна, который в те годы занимал пост председателя Совета национальной безопасности.


    Рольник надеется, что при новом правительстве оборонный истеблишмент перестанет быть политическим инструментом в руках премьер-министра. Но Нетаниягу и Коэн оставили новому правительству тяжелое наследие: энергетическую отрасль, регулирование которой служит интересам газовой монополии.

    Рольник приводит ответ Лангоцкого на вопрос, возможно ли, что цепочка регуляторов, которые должны были регулировать газовый рынок, на самом деле стала объектами манипуляций монополий: «Нет никаких сомнений: магнаты в различных компаниях обводят вокруг пальца самых важных чиновников в израильской экономике», – заявил эксперт.

    Как утверждает Рольник, «результаты назначений нового правительства за последние две недели неоднозначны: наряду с отстранением приближенных Нетаниягу из «Ликуда» с ключевых постов в пользу профессионалов, израильская политика получила ряд аналогичных назначений. Ожидаемое назначение Дани Наве, соратника Авигдора Либермана, на должность президента организации «Бондс» показывает, что аппетит нового правительства к поддержке приближенных за счет налогоплательщиков не менее велик, чем у Нетаниягу».

    Настоящим испытанием для нового правительства будет высвобождение регулирования и законов из тисков таких заинтересованных групп, как газовая монополия. Через несколько месяцев станет ясно, хочет ли оно что-то изменить, особенно, если это чревато конфликтами с людьми и организациями, которые окрашены лишь в один цвет: цвет денег.

    Владимир Поляк, «Детали». Фото: Моти Мильрод˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend