Saturday 23.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Моти Мильрод
    Фото: Моти Мильрод

    Зачем Израилю президент?

    В Америке президента выбирают 300 миллионов человек открытым голосованием. В Израиле это делают 120 человек тайным голосованием. Это – депутаты кнессета, которые никого не представляют, кроме себя, и попали на такое хлебное место исключительно по воле председателя партии.


    2 июня 2021 года они в очередной раз проголосуют за нового президента, которым станет либо председатель «Сохнута» Ицхак Герцог (сын шестого президента Израиля), либо педагог, лауреат Госпремии Мирьям Перец, потерявшая на войне двух сыновей.

    Со дня создания Государства Израиль было решено, что парламентской республике под руководством главы правительства необходим президент, который стоит над политикой.

    В чем же роль нашего президента? Он – «свадебный генерал», лишенный полномочий и украшающий своей персоной государственные церемонии.


    В странах с президентским правлением президент обладает огромной властью. В Израиле гражданин номер один безвластен.

    Самым существенным правом, оставшимся в руках президента, всегда было помилование преступников и наделение мандатом на формирование правительства наиболее перспективного депутата кнессета после очередных выборов.

    Десятка израильских президентов позволяет увидеть их калибр и проверить, чем они запомнились.

    Что касается калибра, Бен-Гурион метил в заоблачные выси, когда предложил пост Альберту Эйнштейну. Тот вежливо отказался, пояснив, что привык иметь дело с неодушевленными предметами, поэтому с людьми (добавим, да еще с евреями!) ему не справиться.

    В результате первым президентом стал профессор химии Хаим Вейцман (1949-1952), которого Бен-Гурион с трудом терпел, но ценил его известность и связи. Сам Вейцман весьма афористично подвел итог своего пребывания на посту: «Единственное место, куда мне было позволено совать нос – мой носовой платок». Именем Вейцмана назван один из лучших в мире НИИ в Реховоте, на территории которого находится его дом-музей и могила.

    Второй президент Ицхак Бен-Цви (1952-1963) был ученым-историком, который специализировался на еврейских общинах Востока. Он исповедовал скромность и, даже став президентом, остался в деревянном домике в Иерусалиме, пока государство не улучшило его жилищные условия. В память Бен-Цви назван основанный им НИИ еврейской истории, а в 90-х годах многие израильтяне впервые увидели портрет покойного президента на 100-шекелевой купюре.


    Третий президент Залман Шазар (акр. Шмуэль-Залман Рубашов, 1963-1973) родился в хасидской семье, получил религиозное образование, но ушел из религии. Он уделял много времени литературе, будучи известным прозаиком и поэтом, который писал на иврите и на идише.

    Четвертый президент, профессор биофизики Эфраим Кацир (Качальский, 1973-1978), которого наука занимала гораздо больше политики, запомнился одной фразой после Войны Судного дня: «Мы все виноваты». Иными словами, никто ни в чем не виноват.

    Пятый президент Ицхак Навон (1978-1983) был в молодости зав. канцелярией Бен-Гуриона, женился на самой красивой израильтянке своего времени, писал рассказы и сочинил мюзикл. Он был единственным арабистом среди всех израильских президентов и премьеров и говорил с арабами на одном языке в прямом смысле слова. Лучшей памятью о Навоне стал центральный ж/д вокзал в Иерусалиме, носящий его имя.


    Шестой президент Хаим Герцог (1983-1993) был среди основателей израильской военной разведки и полпредом в ООН, где в 1975 году поднялся на трибину Генассамблеи и демонстративно разорвал резолюцию ООН, приравнявшую сионизм к расизму. Он также запомнился тем, что помиловал руководителей Службы общей безопасности, обвиненных в убийстве пленных террористов («дело автобуса № 300») и фальсификации показаний.

    Седьмой президент Эзер Вейцман (1993-2000), племянник первого президента. В юности – экстравагантный плейбой, бывший командующий ВВС, который в старости стал невоздержанным на язык: на похоронах Рабина он не нашел ничего лучше, как сказать: «Мы с ним хорошо выпили и закусили». А девушке, закончившей летные курсы, сказал: «Деточка, тебе не самолет пилотировать, а носки штопать». Ему пришлось покинуть пост раньше времени из-за шумного финансового скандала.

    Восьмой президент Моше Кацав (2000-2007). Собственно, этим все сказано: насильник и развратник, отсидевший в тюрьме, покрыл позором институт президентства.

    Девятый президент Шимон Перес (2007-2014) был чуть ли не самым известным в мире израильтянином, что превратило его в своеобразный МИД-2. На закате долгой и яркой политической карьеры его репутация неудачника неожиданно сменилась народной любовью, которой он так добивался всю жизнь.

    Десятый президент Реувен Ривлин (2014-2021) запомнится только бесконечными консультациями с политическими партиями по одному и тому же вопросу: кому дать мандат на формирование правительства.

    В этом списке нет четырех спикеров кнессета (Йосеф Шпринцак, Кадиш Луз, Авраам Бург и Далия Ицик), которые на один месяц были временно исполняющими обязанности президента в период пересменки после выборов.

    Так мы подошли к вопросу, вынесенному в заголовок – зачем Израилю президент?

    Для госказны содержание президента с его резиденцией, канцелярией и частыми зарубежными визитами – немалое бремя, чему была посвящена недавняя статья в «Деталях».

    В то же время отдача минимальна: это воистину «свадебный генерал», без которого государство вполне может обойтись, если... Если в будущем в Израиле не решат ввести президентское правление.

    Вполне возможно, что это спасет Израиль из политического болота, в котором он погряз в последние два года. Всенародное избрание президента помогло бы влить в израильскую политику свежую кровь. А полнота власти позволит президенту решать вопросы, с которыми не в состоянии справиться многопартийное правительство.

    Впрочем, это уже вопрос для научных дикуссий, обсуждения в СМИ и общественной полемики. Тем более, что предполагаемое избрание президентом «второго Герцога» даст Израилю семь лет, чтобы окончательно решить, нужен ли нам президент.

    Владимир Лазарис, «Детали»˜. На фото: Ицхак Герцог. Фото: Моти Мильрод

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend