Saturday 27.11.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Офер Вакнин
    Фото: Офер Вакнин

    Зачем израильские спецслужбы оседлали Pegasus

    Утверждение властей Палестинской автономии, что Израиль якобы взломал мобильные телефоны высокопоставленных чиновников, прибегнув к шпионскому программному обеспечению Pegasus, на первый взгляд кажется немного странным.


    Если Pegasus в какой-то степени родственен шпионскому ПО, разработанному израильскими службами и куда более эффективному, действующему без какой-либо огласки вообще, то зачем Общей службе безопасности – ШАБАКу – или любой другой спецслужбе «гражданское» ПО, да еще и с таким оттенком скандальности, как у NSO (израильская компания, разработавшая программу Pegasus. – Прим. «Деталей»)? Тем более что NSO именно сейчас находится в центре пристального внимания многих западных стран и правозащитных организаций, что может бросить тень на любую структуру, которая вдруг захочет воспользоваться ее услугами.

    Как сообщалось, следы Pegasus впервые засекли в телефонах активистов общественных организаций (некоторые из них Израиль объявил вне закона, указав на то, что они замешаны в террористической деятельности). В минувший четверг министерство иностранных дел ПА заявило, что шпионскую программу обнаружили подключенной к трем телефонным номерам высокопоставленных чиновников этого ведомства, кстати, принимавших целенаправленное участие в составлении жалоб от имени ПА против Израиля еще до их подачи в Международный трибунал в Гааге.

    Есть, впрочем, нечто, что объясняет, почему, возможно, Израиль предпочел использовать шпионское ПО: это, вероятно, связано с самим характером объектов, служащих для наблюдения. В обоих случаях речь идет о так называемых уязвимых целях – то есть об организациях и должностных лицах, вовлеченных либо в политическую, либо в дипломатическую деятельность, но напрямую с терроризмом не связанных. Бывает, что спецслужбы могут быть заинтересованы в намеренном использовании гражданского программного обеспечения, а не собственного, специального, чтобы не давать явных доказательств его существования и скрыть от постороннего глаза личность тех, кто стоит за наступательными кибервозможностями. Использование разработанным гражданской компанией программного продукта, которым пользуются другие и порой весьма странные клиенты на Ближнем Востоке, может позволить Израилю своего рода «свободу отрицания». Однако если в этом состояли намерения израильской стороны, то, похоже, надо говорить об их полном фиаско, поскольку на практике был достигнут прямо противоположный результат.


    На международной арене, судя по всему, Pegasus отныне рассматривается как своего рода токсичный товар – те, кто пользовался этим продуктом, вызывают подозрение: во-первых, потому, что деятельность компании вызвала серьезное возмущение в правительствах стран, где высшие должностные лица находились под наблюдением, а во-вторых, из-за того, что идентификация программного обеспечения на мобильных телефонах по всему миру позволяет диагностировать общую закономерность, что в значительной степени упрощает сканирование других телефонов в дальнейшем.

    В последние годы активность палестинцев в Гааге вызвала серьезную озабоченность у политического израильского эшелона – и было дано указание разведывательному сообществу и правовой системе попытаться контролировать эту активность и анализировать возможные ее последствия. В прошлом министерство юстиции и военная прокуратура опасались, что западные страны могут взять на себя полномочия по судебному преследованию, арестовывая израильских военных, которые могут оказаться на территории этих стран, а затем требуя, чтобы их предали суду за предполагаемую причастность к военным преступлениям. На самом деле эти опасения оказались беспочвенными, и в тех немногих случаях, когда инциденты имели место, в особенности в Великобритании и Испании, юридические меры прекращались, едва начавшись.

    Напротив, вовлеченность Международного суда в Гааге рассматривается как куда более ощутимая потенциальная угроза, особенно потому что ПА, как уже говорилось, в значительном степени активизировалась в этом направлении. Экс-премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу в свое время провел ряд совещаний с обсуждением указанной проблемы с участием представителей министерства юстиции и Армии обороны Израиля.

    Между тем положение компании NSO, похоже, усугубляется. Так, на прошлой неделе американская администрация постановила, что деятельность компании подрывает национальную безопасность и внешнюю политику США, введя санкции против NSO и другой израильской киберкомпании Candiro. С тех самых пор компания пытается давить на премьер-министра Нафтали Беннета и его министров, чтобы те предприняли необходимые шаги для снятия санкций. По мнению компании, в противном случае это чревато ее ликвидацией и потерей сотен рабочих мест. В системе безопасности возникли серьезные разногласия по поводу того, как можно уладить возникший конфликт. Через несколько дней после того, как министерство торговли США занесло NSO в черный список, ушел в отставку новый генеральный директор компании Ицхак Бенбеништи, которого назначили только в конце октября.

    Иран, вероятно, также активизирует использование наступательного киберпрограммного обеспечения, а также порой прибегает к маскировке пользователей, стоящих за кибератаками. За последние два месяца Израиль столкнулся с резко возросшим темпом кибератак, включая взлом серверов больницы «Гиллель Яффе» в Хадере (компьютерная система здесь была практически полностью отключена на несколько дней). Эта активизация напрямую связана с Ираном, хотя порой он действует через некие аффилированные лица, подобно хакерским группам. И в данном случае подобного рода стратегия дает иранской стороне также определенную «свободу отрицания». Обмен «киберуколами» между Израилем и Ираном в киберпространстве продолжается на протяжении нескольких лет. Иран стал действовать намного интенсивнее еще и потому, что, скорее всего, им движет желание отомстить за две мощные кибератаки, приписываемые Израилю, когда в Иране было нарушено движение поездов в мае, а в прошлом месяцев возникли перебои с поставками топлива.

    Амос Харель, «ХаАрец»  М.К. Фото: Офер Вакнин √


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend