Monday 25.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo
    AP Photo

    “Заберите меня вместо него!”. Выжившая в Катастрофе минчанка столкнулась с террором белорусских властей

    22 декабря в Минске судили 79-летнюю минчанку Ларису Соусь. В начале войны ей было 3 месяца, ее семья чудом пережила Катастрофу. А теперь она, инвалид второй группы, столкнулась с террором белорусских властей.


    На суд Лариса Соусь не пришла – ее интересы защищала адвокат, сообщает белорусское “Радио Свобода”. Пожилой женщине-инвалиду присудили штраф в размере 810 белорусских рублей (около 315 долларов). Это в полтора раза больше, чем ее пенсия за месяц.

    Ларису Соусь задержали во время протестного марша в Минске 6 декабря. Как рассказала журналистам сама женщина, в тот день она не участвовала в марше, а просто гуляла по своему району. Несколько лет назад минчанке сделали сложную операцию. Чтобы поддерживать себя в форме она старается больше двигаться и каждый день гуляет.

    Однако 6 декабря ее прогулка завершилась кошмаром, напоминающими фильмы о войне.


    “Радио Свобода” записало рассказ Ларисы Соусь о том дне. Приводим его с незначительными сокращениями.

    “Я увидела людей и остановилась посмотреть, почему они собрались. И вдруг люди начали убегать. Одна минута, секунда, может быть. И появилось просто море людей в черной форме  автоматами. Они бежали в арку дома на углу улиц Воронянского и Жуковского, догоняли молодых людей которые убегали. Через некоторое время я услышала выстрелы. А потом стали выводить людей из этой арки к милицейским автобусам.

    Нормальная реакция каждого человека, особенно женщины моего возраста, у которой есть дети и внуки, это кричать: “Что вы делаете”. Люди кричали: “Фашисты!” Потом вижу – ведут человека, руки за спину заломили, в наручниках. Видеть это – невозможно… Каждый сразу представляет на этом месте своего сына или внука. Я стала кричать: “Заберите меня вместо него!”.

    Их вели к автобусам, и мы, женщины, шли за ними. И когда я сказала – «Заберите меня» - они сначала не хотели. Но их какой-то большой начальник сказал взять. Они схватили меня и повели к микроавтобусу. От них сильно пахло водкой.

    В этом микроавтобусе была женщина, которая вышла с мужем просто гулять. Она кричала: «Где мой муж, где мой сын?!» Всех хватали без разбора, независимо от того, участвовал ты или нет.

    Я это все видела своими глазами, а когда ты видишь – это шок, просто невозможно пережить. Сидел человек, руки за спиной связаны каким-то пластмассовым жгутом. Он все время просил «Развяжите, мне неудобно». Они говорили «Мы не можем, это только кусачками». У него была порвана куртка и очень большой синяк фиолетовый под глазом».


    Позже вместе с другими задержанными Ларису доставили в РОВД, где она увидела еще больше пострадавших от действий силовиков.

    «Видела одного мужчину в синей куртке, который был в очень плохом состоянии. Люди просили: «Вызовите доктора, ему плохо, в автобусе он два раза терял сознание». Но «скорую» вызвали совсем не скоро. Часа четыре, наверное, он там просидел.

    Еще передо мной сидел молодой парень, ему прострелили бедро. Я видела, как все время капала кровь на пол, капельки крови. Видеть все это, конечно, невозможно».


    После того, как ее продержали несколько часов в РОВД и отпустили, составив протокол за участие в несанкционированной акции, женщина не смогла ночью заснуть из-за шока и переживаний.

    «Я все время думаю: ну как, как такое может быть?!  - поражается Лариса Соусь. - В нормальной стране, Беларуси. Белорусы столько горя пережили в своей истории. Вот я вам скажу про мою семью: я родилась в 1941 году, три месяца мне было, когда война началась. Маме пришлось со мной маленький и братом идти в деревню к сестре, убегать из Минска, потому что бомбили. И мы там остались. Хоть уже были немцы. И был приказ собраться в гетто. Всем евреям, потом их всех уничтожили. А моя мама была еврейка. Так вот: ни один человек в деревне их не предал. Хоть это было опасно для всех людей. Вот такие белорусы.

    Мой папа воевал, был ранен под Сталинградом. И несмотря на это, когда война уже закончилась, и наш дом отстраивали пленные немцы, мой папа их подкармливал. Другой бы сказал: «это фашисты, они нам столько горя принесли», - а он понимал, что это простые люди – эти солдаты.

    У белорусов есть вот такая черта – такая доброта. Потому я и думаю, ну как у нас теперь могут быть такие люди? Неужели у них есть матери? И они знают, что их дети устраивают сафари на людей, убивают, калечат? Наверное, не может этого быть! Просто в голове не укладывается. У каждого человека был шок от того, что он видел.

    Вот поэтому – и не только поэтому – я сейчас хожу на марши пенсионеров. Потому что понимаю, что другого пути нет, только вот так протестовать. Самое главное, надо не бояться. Они рассчитывают на то, что мы боимся. Эта власть держится только на лжи и насилии».

    «Детали», Д.Г. Фотоиллюстрация: AP.

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend