Главный » Общество » Здоровье » Забастовка медсестер: почему началась, когда закончится?

Забастовка медсестер: почему началась, когда закончится?

"Мы долгие годы пытаемся втолковать чиновникам, что работа медсестер в больницах невыносима из-за катастрофической нехватки рабочей силы. Но ничего не меняется", - сказала в беседе с "Деталями" Белла Исраилова, представительница профсоюза медсестер в холонской больнице "Вольфсон".

Забастовка медсестер началась утром 20 июля после того, как правительство отказалось выделить дополнительные бюджеты системе здравоохранения, в том числе – на увеличение ставок. Несмотря на то, что нагрузка на персонал в больницах выросла из-за эпидемии коронавируса. Забастовка носит ограниченный характер: часть больниц и других медицинских организаций работает в прежнем режиме. Но в центрах матери и ребенка, а также в системе школьного здравоохранения медбратья и медсестры прекратили работать, а в отделениях госпитализации младший медперсонал работает в субботнем режиме.

- В феврале, марте и апреле больницы занимались только неотложными случаями. Но сейчас, хотя началась вторая волна, больницы работают в полную силу: делаются плановые операции, проводятся плановые процедуры, а кадров как не хватало, так и не хватает, - объясняет Исраилова. - Плюс ко всему в отделения, где содержатся больные с коронавирусом, перевели персонал из других отделений. И нагрузка увеличивается изо дня в день.

Например, в больнице "Вольфсон", где я работаю, нехватало от одной до четырех ставок медсестер и медбратьев в каждом отделении еще до того, как началась эпидемия. А после того, как добавили людей в коронавирусные отделения, персонал сократили - и мы, оставшиеся, работаем на последнем пределе. К тому же время от времени медсестер или медбратьев отправляют в карантин. В данный момент по всем больницам в карантине находятся около 1000 сотрудников, и это еще сильнее усугубляет проблему.

- Чем вызвана нехватка медсестер?

- Помимо работы в детском приемном покое, я еще инструктирую студентов. Те, кто уже закончил учиться и получил диплом – профессионалы, их можно брать на работу, но... не берут! Ставки определены, но заморожены. Если бы сейчас всем больницам добавили тысячу-полторы тысячи ставок, это снизило бы нагрузку. Но правительство не дает такого разрешения.

- Тем не менее, насколько этично бастовать во время эпидемии?

- Вопрос правомерный! Но мы постарались свести к минимуму возможный ущерб. Приемные покои работают, в отделениях медсестры не оставляют без внимания тяжелых больных, коронавирусные отделения трудятся в обычном режиме... Но поймите, медсестры пошли на такой шаг не от хорошей жизни. Мы хотим, чтобы нас, наконец, услышали! Сколько можно годами терпеть все это? Ведь, в конце концов, страдают пациенты...

- Но если пациенты страдают, нормально ли в такой ситуации требовать повышения зарплаты?

- О зарплатах мы даже не говорим! Мы просим кадры, чтобы каждый пациент получал полное обслуживание, а не половинчатое.

Бюрократические, административные обязанности тоже висят на нас кандалами, и вместо того, чтобы заниматься пациентами, мы заполняем бумажки и отчеты, строчим объяснительные - за счет времени, которое могли бы уделить больному. Дайте, наконец, медсестрам нормально работать, перестаньте терзать их этим бумагомаранием!

Проблема только одна: кадры. Они у нас есть, мы их сами воспитываем, им нужно только дать возможность работать, оформить их. Еще во время первой волны коронавируса обещали добавить ставок – но ничего не сделали.

Не хватает не только ставок для младшего персонала, но и врачебных. В приемном покое на всю больницу, на смену - всего один или два рентгенолога. Сделали рентгеновский снимок, а его еще необходимо проверить, проанализировать, определить проблему, и это занимает время – а пациент часами ждет ответа.

Вот другой пример. В детском приемном покое, где я работаю, очень часто нужны консультации врача-отоларинголога или ортопеда. Вы себе не представляете, как они загружены: один отоларинголог на всю больницу вечером, или один офтальмолог на время дежурства. А приемный покой перегружен, и больные ждут часами, когда, наконец, к ним подойдет специалист.

Но и это еще не все. Далеко не всегда больного после проверок можно сразу отправить в соответствующее отделение - медсестры там не смогут его принять по причине собственной занятости! И все это – на фоне лучших в мире, поверьте мне, препаратов и супер-современного оборудования…

Сейчас в связи с коронавирусом приобрели много аппаратов искусственной вентиляции легких. Но где взять людей, которые обслуживали бы эти ИВЛ? А если их найти – их надо сначала обучить работать с этим оборудованием. Таких специалистов катастрофически не хватает.

Мы понимаем, что бюджеты нужны многим организациям, но, как нам кажется, здравоохранение все же должно стоять если не на первом месте, то хотя бы на одном из первых мест в списке приоритетов! Колледжи, вузы, курсы выпускают достаточное количество специалистов, которыми можно было бы укомплектовать больницы и поликлиники, но нам говорят: мест нет!

- Как долго вы намерены бастовать?

- В отличие от социальных работников, мы не можем себе позволить надолго оставить свои рабочие места. Я думаю, 21 июля мы еще будем бастовать, а потом все вернется на круги своя.

(По прошествии нескольких часов после этого интервью однодневная забастовка закончилась победой профсоюза медсестер и медбратьев, который получил от минфина немедленное добавление 2000 новых ставок - прим. "Детали")

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Офер Вакнин

тэги
 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend