БАГАЦ: у кого — красная кровь, у кого — голубая

15 октября члены Высшего суда справедливости (БАГАЦ) подвергли критике новое распоряжение юридического советника правительства Авихая Мандельблита.

Согласно этой директиве, в случае возникновения первых подозрений в отношении общественного деятеля следует проводить проверку до того, как принимается решение начать уголовное расследование. Аргумент юридического советника: необходимо соблюдать «процедурную осторожность» по делам, к которым причастны министры и депутаты, «ввиду чувствительности для общества и возможных последствий для органов власти, в которых служит подозреваемый».

Поводом для слушания стала апелляция, поданная два года назад депутатом кнессета Мики Розенталем («Сионистский лагерь») против предыдущего распоряжения Мандельблита на ту же тему. Розенталь назвал эту директиву юридического советника «неопределенной и дискриминационной».

В ходе обсуждения судья Давид Минц спросил: «Отличается ли кровь общественного деятеля от крови обычного гражданина? Она более красная или более голубая?». А председатель суда Цви Гендель попросил уточнить определение: кто может считаться общественным деятелем, на которого распространяется требование соблюдать «процедурную осторожность»? Гендель поинтересовался также, на основании чего решают, в отношении кого обязательна предварительная проверка.

Представитель прокуратуры Йонатан Берман ответил: «Имеется в виду расследование по делам таких людей, которое может причинить вред органам власти, где они занимают те или иные должности». Берман отказался дать более детальный ответ даже после того, как судьи спросили, распространяется ли это определение, к примеру, также на директора банка или  директора школы?

Судья Минц спросил: «Человек приходит в полицейский участок и подает жалобу. Что делает полицейский? Если он считает, что это — разумное подозрение, тогда надо начинать расследование, а если нет – как поступить? В чем в этом смысле различие между общественным деятелем и обычным человеком?» Минц хотел установить, каков необходимый порог, с точки зрения доказательств, для начала предварительной проверки, а также отличия общественного деятеля от  обычного человека и в этом отношении тоже, но представитель прокуратуры не дал прямого ответа. Формальный ответ на вопрос, что приводит к началу расследования —  наличие разумного подозрения. Но Берман признал: нет четкого определения того, что такое «разумное подозрение». По словам представителя прокуратуры, «на практике речь о сложных вещах, с точки зрения доказательств. Мы собираемся, обсуждаем и решаем».

Судья Минц снова спросил: «Что оправдывает расследование?» И представитель прокуратуры ответил, что «жалоба не приходит с биркой «разумные подозрения». Существует процесс принятия решения, является ли это разумным подозрением». После этого  ответа Минц сформулировал суть дискуссии: «Почему нужно особо осторожно относиться к общественному деятелю?»

Адвокат Юваль Йоаз, представляющий истца, утверждал на слушании, что новая директива юридического советника — это «фасад, видимость критериев, которая на самом деле не имеет к ним никакого отношения. Цель директивы в том, чтобы обеспечить снисходительное отношение к избранным должностным лицам и предотвратить уголовные расследования против них». Йоаз добавил, что проведение предварительной проверки — это «процедура, которая полностью зарезервирована для привилегированных граждан. Ясно, что у нас разные процедуры для разных людей. Мы отступаем от принципа равенства перед законом».

Как сказал адвокат Авигдор Фельдман, также представлявший интересы Розенталя, в соответствие с новой директивой, во время предварительной проверки полиции не разрешается прослушивать телефоны гражданина . «Полиция может заключить, что подозрения ни на чем не основаны, потому что она не провела необходимые и желательные следственные действия», — добавил он.

В директиве, опубликованной 14 октября в газете «ХаАрец», Мандельблит привел два примера необходимости предварительной проверки. В первом случае информация в отношении «высокопоставленного должностного лица»  получена не из первых рук и недостаточна для обоснованного подозрения, чтобы начать расследование.

Во втором случае, по словам Мандельблита, важно прояснить, существует ли основание для жалобы, которая приведет к расследованию «из-за чувствительности для общества и возможных последствий для системы, в которой служит данный гражданин». В этой ситуации, пояснил юридический советник,   целесообразно провести предварительную проверку до принятия решения о закрытии дела.

Равиталь Ховель, «ХаАрец», Д.Н.

На фото: Авихай Мандельбит. Фото: Оливье Фитуси.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend