Фото: Alexander Natruskin, Reuters

Юлия Латынина: «Для Путина все – разменная монета. Израиль не исключение»

Не только Иран и США определяют повестку дня в сирийском конфликте. Есть факторы, упоминаемые реже: турецкий и северокавказский. Отразятся ли они на решениях, которые примет Путин по итогам переговоров с Нетаниягу?

Турция – Россия: «Когда паны дерутся…»

После того, как Трамп утвердил очередной пакет антироссийских санкций, против этой меры выступила… Турция. Что стало неожиданностью для сторонних наблюдателей, привыкших к мысли, будто Анкара и Москва являются противниками как на поле боя в Сирии, так и на поле дипломатической брани. Но российская журналистка и политический обозреватель Юлия Латынина не удивлена таким поворотом событий.

— С Турцией в свое время у России возникли большие сложности, потому что в лице Эрдогана Путин нашел  достойного противника примерно с тем же мировоззрением и примерно той же степени «отмороженности», – говорит Юлия Латынина. – А ведь все началось с того, что Россия вообразила, будто Турция – это просто удобный инструмент, чтобы указать Европе на ее место. И когда Европа отказалась строить газопровод «Южный поток», то Владимир Владимирович сказал, что поток будет турецким. А Эрдоган, с которым Путин на тот момент об этом еще окончательно не договорился, видимо, очень удивился и обиделся, что «без него его женили». И выставил России дополнительные условия, потребовав, в том числе, скидок в цене на газ.

Однако «Турецкий поток» России был необходим только для того, чтобы Ротенберги и прочее окружение Путина могли зарыть там миллиарды. Потому что никакой технической необходимости его прокладывать нет. И несмотря на отсутствие соглашения, и «Южный поток», и «Турецкий поток» уже физически строились, а Газпром к этому времени успел там зарыть более одного миллиарда долларов. Соответственно, Россия оказалась в странном положении, когда ей надо было во что бы то ни стало подписать соглашение, чтобы утереть нос Европе и хоть как-то оправдать эти гигантские траты денег. Потому Эрдоган и решил, что он может выставить России любые условия.

Но он задел Владимира Владимировича за живое, попросив скидку на газ. А Путин рассматривает карман Газпрома, как собственный. И Путин, соответственно, страшно на это обиделся! И далее отношения между двумя лидерами накалялись, и дошли до того, что Эрдоган сбил российский самолет.

Самолет этот летал через турецкую территорию бомбить этнических турков в Сирии, совершенно намеренно и в полной уверенности, что Эрдоган слабак и никогда ничего не сделает. Это был способ Путина уязвить Эрдогана. Но Эрдоган показал, что Путин не совсем прав.

После этого отношения двух стран переживали очень резкие падения и взлеты. То Путин кричал, что не простит гибели этого пилота, то вдруг сбавлял обороты и заявлял, что Эрдоган извинился за гибель российского пилота, хотя Эрдоган не извинялся! Просто письмо, написанное на турецком, было переведено на русский, и в него добавили извинения Эрдогана, которые в оригинале отсутствуют… Какие-то фантастические вещи происходили, но понимаете,


когда вами правят авторитарные лидеры, им ничего не стоит развернуть политику страны на 180 градусов. Так вот у нас политика России относительно Турции вращалась, как магнитная стрелка на магнитном полюсе. Даже комментаторам на государственном телевидении трудно было угадать ее в точности: бывало, в среду мы с Турцией дружили, а в четверг оказывалось, что они уже пособники террористов!


Уследить было сложно еще и потому что у России и Турции много противоположных интересов. Турция хочет развались Сирию, а Россия хочет, чтобы Асад остался у власти.

Ходят слухи, что между Путиным и Эрдоганом накануне их крупной ссоры была уже достигнута договоренность о расчленении Сирии. Правда, это только они между собой договорились. ИГИЛ, Асад и США к этому соглашению не присоединялись, но, тем не менее, эти два прекрасных человека договорились между собой, и тут вдруг сбитый самолет. Говорят, Путин пришел в ярость и повторял: «Ну как же так, мы ведь уже договорились обо всем!»

Была еще одна замечательная история. Якобы, на том саммите, где они судьбу Сирии решали, Эрдоган сказал: «Только, пожалуйста, не летайте над нашей территорией бомбить этнических турок». На что Путин ответил:  «Ну, считайте, что мы к вам в гости». И засмеялся. На что Эрдоган сказал: «Прошу перевести президенту, что мы в Турции очень не рады незваным гостям». Таким образом, два этих мачо предупредили друг друга, и каждый из них решил, что другой – слабак и это шутка. Однако я думаю, что у двух этих товарищей, которые стоят друг друга, будет еще много возможностей вновь поссориться, и вновь помириться, – говорит Юлия Латынина.

Рамзан Кадыров тоже обещал приехать

Известно, что немало жителей Северного Кавказа уехали на войну в Сирию, где примкнули к ИГИЛ и «Джебхат ат-Нусра» – группировкам, ведущим войну и с войсками Асада, и с курдами, и с другими «непрофильными» бандформированиями, а теперь еще и с Россией. А сам глава Чеченской республики Рамзан Кадыров еще в прошлом году собирался в Сирию – в гости к Асаду, по его приглашению. Но не смог найти время.

Несколько дней назад, в разгар очередного витка напряженности в Иерусалиме вокруг Храмовой горы, Кадыров примкнул к недружной очереди «защитников Аль Аксы» (в которой, кстати, застолбил себе местечко и сам Эрдоган) и написал в своем Instagram, что «руководство Израиля не совсем осознает, что творит, и, какие могут быть последствия». СМИ распространили также заявление Кадырова о его готовности сложить с себя политические полномочия и приехать в Иерусалим, чтобы лично защищать мечеть Аль Аксы.

— Нам стоит обращать внимание на его слова?

— Рамзан Кадыров периодически обещал ехать то рядовым на Донбасс, то еще куда-то… А разговоры о том, что люди с Кавказа поедут освобождать Иерусалим, стары, эта тема там бродит еще с 1996 года. Например, были в Дагестане братья Хачилаевы, люди знаменитые, как-то даже взяли штурмом Дом правительства. Вот один из них, Надыр Хачилаев, потом написал целый рассказ о том, как он едет освобождать Иерусалим от проклятых жидов, – напоминает Юлия Латынина. – То есть эта идея перманентно там муссируется. Просто, я думаю, в Государстве Израиль до сих пор не знали, что в России, на Северном Кавказе, живут такие люди, которые вот-вот освободят Иерусалим! Поверьте, вам можно оставаться в таком неведении.

Относитесь к этому спокойнее. Я помню, что, когда Чечня еще была почти независимой и там был президент Аслан Масхадов, он однажды поехал в Америку устанавливать дипломатические отношения. И в этот самый момент его собственный заместитель сказал, что Чечня объявляет Америке третью мировую войну за угнетение бедных мусульман. Как вы понимаете, успеху дипломатического визита Масхадова это не способствовало. Но и про то, что Чечня объявила им войну, большинство американцев так и не узнали.

— Большинство мусульман в России – сунниты. Не странно ли, что и в Сирии, и за ее пределами Кремль предпочитает сближаться с шиитами, алавитами?

— Думаю, такие вещи Владимира Владимировича никогда не беспокоили, и в данном случае ему это тоже абсолютно все равно. Россия неоднократно пыталась сблизиться и использовать не только Иран, но и Северную Корею (в частности, Россия предложила выступить посредником по урегулированию конфликта между США и КНДР – прим. «Детали»), а там вообще исповедуют чучхе!

Путин всегда дружит не «с кем», а «против кого». Дружит против Соединенных Штатов, и ему кажется, что чем больше шума, чем мутнее вода, тем лучше в ней ловится рыбка.

— В таком случае, на встрече с Нетаниягу он может интересы Израиля тоже использовать в качестве разменной монеты?

— Для Путина все является разменной монетой. Включая и тех русских на Донбассе, которым он устроил веселую жизнь, защищая их от украинских фашистов. Или тех 140 тысяч русских в Туркменистане, от которых он отвернулся, когда надо было подписать договор, отдающий экспорт туркменского газа компании, которая, как поговаривали, контролировалась Семеном Могилевичем, с уставным капиталом в 12 тысяч долларов и зарегистрированной в венгерском поселке Чабды… Согласитесь, что если для Путина разменной картой является его собственный этнос, то странно было бы требовать не относиться так же к Израилю! Пусть даже сам он не антисемит, в отличие от многих людей из его окружения. У меня есть сильное подозрение, что Путин – а я, как видите, не его сторонник –  так вот, Путин, как человек, к Израилю относится очень хорошо. Он благоговеет перед силой, и Израиль для него – по-настоящему крутые пацаны. Европа – слабаки, Обама  был слабак, а вот Израиль – это крутые пацаны! Если в глубине души Путин просто презирает европейских политиков за слабость, он совершенно точно не презирает Израиль.

Разумеется, это ни на что не влияет, и Израиль для него, как и все остальное – разменная монета. И российские ракеты могут оказаться у кого угодно, от «Хизбаллы» и далее по списку. Но, с другой стороны, я не представляю себе, чтобы кто-то смог использовать Израиль в качестве разменной карты, вопреки его воле. Пока что это у всех получается плохо.

Эмиль Шлеймович, «Детали». Фото: Alexander Natruskin, Reuters К.В.

(первая публикация — август 2017 года)


Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend