Главный » Общество » Яир Лапид: «Сейчас не время экономить — надо помочь предпринимателям!»

Яир Лапид: «Сейчас не время экономить — надо помочь предпринимателям!»

«Никто не знает, кто руководит сегодня израильской экономикой. В кабинете по борьбе с короновирусом министр здравоохранения ругается с министром финансов, председатель коалиции тоже устраивает войны, а глава правительства вообще исчез. Так не управляют кризисом!», — сказал в интервью «Деталям» председатель партии «Еш атид» и глава парламентской оппозиции Яир Лапид.

— В свое время на посту министра финансов вам пришлось бороться с дефицитом, который оставил Юваль Штайниц. Какие шаги вы предприняли бы сегодня?

— Я не думаю, что те меры актуальны сегодня. Потому что нынешний кризис совершенного другого типа. Сегодня надо сосредоточиться не на дефиците, а на сокращении безработицы, на сохранении работоспособности предприятий. Сейчас у нас один из самых высоких уровней безработицы среди западных стран — 900 000 безработных, это 22-24 процента всего рынка труда!

Главная задача – уберечь от закрытия малые предприятия. Но в ближайший месяц перед угрозой закрытия окажутся и заводы, потому что число заказов резко сократилось, а с них продолжают взимать налоги и сборы, как раньше. Сейчас, когда они пытаются не увольнять людей, несмотря на то, что число заказов упало вдвое — надо отсрочить им выплату НДС. Даже если кому-то поставили товар, производитель получает оплату не «одним чеком», как раньше, а например, десятью – но налог все равно просят выплатить в ближайший месяц.

Государство должно заняться этим вопросом, а также — немедленно создать систему мгновенной компенсации малым бизнесам. Сегодня более 50 процентов малых предприятий сообщают, что находятся под угрозой закрытия. Это тоже  больше, чем во всем мире. Даже в Италии, которая пострадала от коронавируса гораздо сильнее, чем мы, этот показатель – 25 процентов. Нам следует ориентироваться на модели тех государство, чьи экономики продолжают функционировать вопреки эпидемии.

— У нас есть для этого ресурсы? В последнее время выясняется, что фонды, на которые государство могло рассчитывать в случае такого кризиса, почти пусты. Например, в спецфонде от эксплуатации месторождения «Левиафан» — всего 450 миллионов шекелей, хотя прогнозировалось, что там будут миллиарды…

— Причин, по которым это произошло, несколько. Но главная из них в том, что уже несколько лет правительство ничем не управляет. Это — провальное, произвольное, халатное руководство. «Корона» просто выявила управленческие провалы этого правительства.

Да, мы возлагали большие надежды на разработку месторождения «Левиафан». Но ведь правительство все время объявляет о каких-то шагах, которые не происходят на практике. Например, они говорят, что выделили 80 млрд. шекелей [на преодоление последствий корона-кризиса] – кто-то видел эти деньги?

Проблема даже не в том, сколько денег выделили. Вот они пришли и попросили, чтобы оппозиция проголосовала вместе с ними за дополнительные 14 млрд. Мы согласились, но теперь они не могут выделить эти деньги, потому что не знают, как! Потому что нет единого учреждения, которое могло бы упорядоченно это планировать.

Государство оказалось не готово к кризису, без структур внутреннего управления. Я вижу, как управляют кризисом в Германии, Тайване, Южной Корее, даже в Греции – в стране, чья экономика находится в кризисе, им управляют намного лучше нас! Около двух недель назад мы беседовали с премьер-министром Греции: вместо того, чтобы проводить телевизионные брифинги, как Нетаниягу, он создал профессиональные группы для этой работы.

В последние годы мы значительно сократили государственный долг. Когда я оставил минфин, он составил 60 с чем-то процентов от ВВП. Сейчас – время его увеличить. В кризисном положении можно поднять его до 78-80 процентов от ВВП. Сейчас не время экономить — надо вливать деньги в экономику, потому что важнее всего не допустить снижения экономической активности.

— Но что может сделать оппозиция, да еще такая разношерстная? 

— Конечно, кризисом управляет правительство, а не мы. И верно, что оппозиция не гомогенна. Но именно по экономическим вопросам нам легко объединиться. Ведь малые бизнесы есть у всех секторов. Здесь меньше политики.

— Можно привести пример такой успешной работы?

– Правительство добавило 14 млрд. шекелей на поддержку малых бизнесов, мы вместе продвигали этот закон.

— Но это — пример сотрудничества по предложению коалиции, а удалось ли провести какой-либо закон, поданный оппозиционной партией?

— Несколько дней назад я внес в кнессет законопроект о пособии по безработице для индивидуальных предпринимателей (частников). Есть согласие среди профессионалов, что это нужно сделать, особенно в нынешних условиях. Но правительство его провалило! Конечно, если коалиция хочет провалить законопроект, она в состоянии это сделать.

— Провалила, потому что в казне нет денег?

— Что это значит? Они объявили о гигантских суммах, которые  выделяют – но на деле их нет. Между тем каждый шекель, который они сегодня не заплатили индивидуальным предпринимателям, обернется пятью шекелями, которые им придется заплатить через полгода, когда этот человек закроет свой бизнес и пятеро его работников станут требовать пособие по безработице. Так что не поддерживать предпринимателей в такое время – просто не умно.

А требовать в нынешней ситуации принять двухлетний бюджет — вообще безумие. Ведь бюджет строят, сверяя желаемые расходы с прогнозом налоговых поступлений. Но никто во всем мире, а не только в Израиле, не может сказать, как будет выглядеть экономика через год, тем более – через два года! Нам надо принять бюджет, действующий до конца этого года. Может быть, до января-февраля 2021-го. Никакой другой возможности создать ответственный бюджет нет, потому что мы не знаем, как эпидемия повлияет на экономику в будущем году.

— Есть надежда на перемены к лучшему?

— Я не верю, что это правительство удержится. Оно прекратило действовать почти в первый же день своего появления. Не думаю, что среди политиков кто-то всерьез верит в ротацию. Практически все они согласны, что перемены могут произойти в начале 2021 года.

— Но если ротация все же произойдет, вы согласитесь войти в правительство под руководством Бени Ганца?

— Не реагирую на вещи, которые не произошли. Нет шанса на то, что это случится – так что нет смысла отвечать на этот вопрос.

Эмиль Шлеймович, «Детали». Фото: Томер Аппельбаум.˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend