Главный » Общество » Яир Лапид: «Факты мертвы, их больше нет»

Яир Лапид: «Факты мертвы, их больше нет»

«В государстве Израиль царит несогласие – базовое, тяжелое и удручающее – по трем вопросам: что было, что есть и что должно произойти». Этими словами начал свое выступление на конференции, организованной израильским Институтом межрегиональной политики, сопредседатель блока «Кахоль-лаван» Яир Лапид.

«Давайте начнем с того, что было. Наша история полностью зависит от того, как ее излагают. У нас нет согласия по поводу нашего прошлого. С 1967 году у нас нет единой истории государства, с который мы были бы согласны.

Результат Шестидневной войны - успех или трагедия? Наш контроль над Иудеей и Самарией – освобождение или оккупация? Война Судного дня разразилась из-за того, что наше правительство было слепым и не увидело воинственных намерений арабского мира, или осталось глухим к мирным предложениям Анвара Садата? Явилось ли создание ПА «трагедией Осло» или наше сотрудничество в сфере безопасности с ПА показывает, что архитекторы Осло были правы? Было ли размежевание – депортацией и изгнанием, или жестоким, но необходимым шагом, потому что нам нечего было искать в Газе?

Почти все ключевые моменты израильской истории стали спорными.

Раскол между правыми и левыми когда-то проходил по вопросу, что надо делать. Сегодня он пролегает по вопросу о том, что было. Не только реальность вызывает споры, но и то, что к ней привело. И внутри спора, что было, зарождается не менее тяжелый спор о том, что происходит сейчас. Израильское общество не в состоянии сегодня сформулировать для себя даже единый набор фактов, который мог бы стать отправной точкой для спора.

Сколько палестинцев живут в Иудее и Самарии? У нас процветание, подобного которому не было прежде, или дефицит и экономический кризис? СМИ – левые, или премьер-министр клевещет на них? Мы переживаем «государственный ренессанс», как утверждает Нетаниягу, или превращаемся в государство апартеида, как говорят левые? Есть ли здесь религиозный диктат, или государство утрачивает свою еврейскую сущность?

Все это могло бы стать вопросами о фактах, на которые можно дать ответы на основе фактов. Но чтобы вести какие-либо дебаты на экономические, социальные или политические темы, мы должны иметь согласованное представление о мире. О ценности денег, уровне бедности, о том, что считать образованием, каковы законы войны… - общепринятые определения.  Политические дебаты должны опираться на объективную информацию, предоставленную неполитическими органами. Но сегодня мы оказались в ситуации, когда политики просто отказываются принимать информацию, которая не соответствует их позициям!

Больше нет такого понятия, как «объективная информация». Вся информационная модель, вся медиа-система рассыпается на наших глазах.

В США доходы от рекламы в печатных изданиях снизились на две трети с 2006 года. А количество пишущих журналистов сократилось с 2008 по 2018 год на 47 процентов. Все эти деньги ушли в два места: Google и Facebook. Две системы, у которых есть единственная специализация: давать людям только то, что они хотят услышать. Только те факты, которые подкрепляют их точку зрения. И ситуация в Израиле не сильно от этого отличается.

Это пламя знаний погашено, его больше нет. Порядок изменился. Люди уже не основывают свое мнение на фактах – они формируют мнение, и потом начинают получать бесконечный поток информации, подтверждающей, насколько они правы. И мир политики стал первым, кто адаптировался к этой новой ситуации. Когда-то политики хотели монополии на правду - сегодня они хотят монополии на ложь.

Однажды я участвовал в заседании подкомиссии по делам разведки, и там был один ультраправый депутат, который сильно рассердился на представителя гражданской администрации, потому что тот утверждал, что в Иудее и Самарии живут 2.9 млн. палестинцев. Эти данные также соответствуют сведениям ЦРУ, аналогичные есть и у европейцев. Но у этого депутата и его коллег есть собственный демограф, который утверждает, что на Западном берегу живут менее 2 миллионов палестинцев. И он не хочет слышать ни единого факта, который шел бы вразрез с его мнением.

Подавление и отрицание когда-то были понятиями из частной жизни. Сегодня они правят в общественном пространстве. Фактов больше нет. Факты мертвы. Есть только истории, которые каждая из сторон рассказывает себе самой.

Так это происходит и на местах, и даже на международной арене.

Уходящее правительство отказалось от попыток сложить историю Израиля. Того, про кого неизвестно заранее, что он на нашей стороне, игнорируют. Разрушен МИД. Разрушена наша система пропаганды. Израильское правительство перестало тратить силы на людей и на страны, которые с ним не согласны. Мы не ведем диалог с ЕС. Говорим только с теми, кто думает так же, как мы, или с теми, кому все равно.

Вместо одной информационной цифровой магистрали мы построили ряд дорог с односторонним движением. Одна дорога для тех, кто поддерживает Верховный суд, другая – через разделительный бордюр – для тех, кто говорит, что все определяет большинство. Одна дорога для тех, кто за изучение Торы, другая - для тех, кто за службу в армии. Дорога для сторонников открытой рыночной экономики, и дорога для сторонников бюджетирования социальных программ. И никто на своей цифровой дороге не думает иначе. Незачем путаться. Нет шанса, что остановишься на светофоре в своем «Фейсбуке» и увидишь рядом кого-то, чье мнение отличается от твоего.

Два месяца назад были опубликованы данные, по которым только 41 процент первоклассников в этом учебном году учатся в системах светского образования. 59 процентов - в национально-религиозных, арабских, ультраортодоксальных школах. Я выложил это в "Твиттере", приписав только одну строчку, один вопрос: «Что это говорит о будущем наших детей?» Реагируя на это, партия «Еврейство Торы» опубликовала статью «Кто боится детей, читающих «Шма, Исраэль»? Лапид, стыдись!»

Оказалось, что в оригинале статьи была фотография – дети из ультрарелигиозных семей, читающие «Шма». Конечно, у меня нет никакой проблемы с тем, что дети читают эту молитву. У меня большая проблема, когда дети не учат математику и английский. Это не спор о религии, это спор об экономических моделях. Но обсуждения не состоялось. Вместо этого они пошли по своей дороге, а я - по своей. И каждый получил выгоду – в политике и в СМИ. Но сам спор о том, какой набор инструментов получают дети в израильской образовательной системе – не состоялся!

Мы делаем все возможное, чтобы избежать обсуждения того, что действительно важно. Но когда ты не согласен с тем, что было – с историей, и не согласен с тем, что есть – с фактами и их значением, неудивительно, что нет никакой возможности прийти к согласию по вопросу о том, что должно быть.

Раньше основу структуры составляли аксиомы, а поверх велись споры и обсуждения. Кто побеждал в споре, ту позицию и принимали – но и лучшие аргументы второй стороны принимали во внимание. А сейчас нет аксиом и нет арены, на которой можно вести конструктивные дебаты.

Я приведу один пример того, как мы перестали аргументированно спорить о нашем будущем. Выбрал именно его, потому что этот вопрос критически важен для государственной безопасности. Вот вопрос, который мог стать определяющим для военно-политических дебатов в Израиле: можно ли отделить иранскую проблему – от палестинской?

Есть ли у Израиля две главные проблемы в сфере безопасности, или одна? И можно ли действовать на одной из этих арен в отрыве от другой?

Оптимальное решение для того, чтобы Иран не получил ядерное оружие, не стал региональным гегемоном и не поддерживал террор – падение его нынешнего режима. Если режим аятолл падет, антиизраильская деятельность Ирана прекратится. И для нас бесспорно, что для свержения режима аятолл Израиль должен быть частью коалиции, оказывающей давление – экономическое, политическое, военное. Мы не сможем добиться этого в одиночку. Мы должны быть штурманом этого корабля, а не капитаном. Капитан – Америка, двигатели – коалиция, включающая и суннитские государства, экономические краны Европы, правильная работа с русскими и китайцами.

Но вопрос в том, может ли все это произойти без прогресса на палестинском направлении? Можно ли мобилизовать во имя этой цели и Саудовскую Аравию, и американский конгресс, и еврейство США, и ЕС, и финансовые ресурсы стран Персидского залива, и международные институты? Уходящий премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу говорит вам, что можно. Большинство источников в органах безопасности говорят, что нельзя.

Нетаниягу избегает любых переговоров с палестинцами и делает вид, что между этими вещами нет никакой связи. А я верю, что прогресс по иранской теме зависит от палестинского вопроса. Мы должны стараться достичь политического урегулирования с палестинцами, но только в рамках региональных дебатов и в региональном контексте.

Можно и нужно думать иначе. Чтобы вопрос находился на повестке дня, можно и даже нужно, чтобы звучали голоса тех, кто считает иначе. Потому что нельзя игнорировать саму проблему. А сейчас никаких дебатов нет. Ни в прессе, ни в военно-политическом кабинете, ни в правительстве, ни в Совете по национальной безопасности. Тема не обсуждается, потому что тут речь идет о неприятных фактах, способных заставить нас думать о вариантах, которые нам не нравятся. Которые не понравятся избирателям. И вместо того, чтобы иметь дело с реальностью, политики говорят людям, на кого им злиться. Не ищем решения – ищем виноватых! Левые, арабы, фашисты, коррупционеры… - у всего свои виновники. Это куда легче, чем решать проблему.

Результатом стало то, что сегодня Израиль действует, не имея перед собой никаких целей. Без того, чтобы сказать себе: где мы хотим быть через пять лет? А через десять? Так происходит потому, что для определения целей надо сделать неприятные вещи. Признать былые ошибки. Признать, что проблема существует. Объяснить людям, что от них потребуется. Не просто что-то им обещать, а сказать, какие усилия придется приложить им самим! Сделать то, что перестала делать политика: относиться к гражданам, как к людям, способным справляться со сложностями. Построить порядок приоритетов, который понравится не всем.

Они понимают, что кричать на кого-то – это не социальная активность. Вот быть учителем в системе социального образования – это социальная активность! В этом мы нуждаемся сегодня. В периоде перестройки. В смелости меняться. В соединении разрывов. Мы нуждаемся в новой власти – знающей прошлое, правильно анализирующей настоящее и не боящейся изменить будущее».

Яир Лапид, сопредседатель блока «Кахоль-лаван». Публикуется с незначительными сокращениями. К.В. 

Фото предоставлено пресс-службой Яира Лапида

тэги

Реклама

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Партнеры

  • Все новости | Cursorinfo: главные новости Израиля
  • Error
  • Error
  • Error

Глава турецкого МИДа Мевлют Чавушоглу заявил турецким журналистам, что Анкара допускает применение в ...

Андрей Вадимович Макаревич - российский музыкант, певец, поэт, бард, композитор, художник, продюсер, ...

Глава Минобороны США Марк Эспер в ходе выступления в Палате представителей Конгресса США заявил, что ...

Полиция Нью-Йорка идентифицировала личности стрелков в Джерси-Сити. ...

Администрация Тайваня готова помочь тем жителям Гонконга, которые намерены покинуть регион из-за неп ...

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

Send this to a friend