Monday 24.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Iranian Presidency Office via AP
    Iranian Presidency Office via AP

    Ядерные переговоры в Вене возобновились – но мало кто верит в их успех

    В Вене возобновились переговоры по возвращению к ядерной сделке Ирана с мировыми державами. Высокопоставленный европейский дипломат, принимающий участие в процессе, «позитивно» оценил первый день переговоров и сказал, что Тегеран продемонстрировал готовность к «серьезной работе» в течение ближайших недель в поисках соглашения.


    «Новая иранская делегация признает работу, проделанную нами за последние шесть раундов, и тот факт, что мы будем развивать эту работу, чтобы идти вперед, – сказал главный ядерный посланник ЕС Энрике Мор. – Я уверен, что мы сможем сделать важные вещи в ближайшие недели».

    ​​Ведущий переговорщик от Исламской Республики Али Багери Кани сказал, что после первого дня в Вене он настроен «оптимистично».

    Но большинство наблюдателей относятся к переговорам все более скептически.


    «После предыдущего раунда переговоров, состоявшегося пять месяцев назад, Иран неоднократно давал понять, что он не настроен серьезно на восстановление соглашения, – пишет «Блумберг». – Более того, он всеми силами старается саботировать переговоры».

    Наиболее очевидное проявление этого – отказ Ирана от прямых переговоров с США – американская и иранская делегации не будут находится в одной комнате, а вся коммуникация будет проходить через европейских посредников.

    Еще одним показателем отношения Тегерана к переговорам является выбор руководителя иранской делегации. Вместо того чтобы сохранить команду, которая успешно вела переговоры по соглашению 2015 года, президент Ибрагим Раиси назначил Али Багери Кани, сторонника жесткой линии и критика изначального соглашения.

    Еще одно доказательство – крайняя позиция, которую Иран занял в преддверии переговоров. Он настаивает на том, чтобы США сняли все экономические санкции, включая те, которые касаются неядерных нарушений международных норм, в качестве предварительного условия для возвращения Ирана к условиям соглашения. И он требует, чтобы президент Джо Байден предоставил железную гарантию того, что будущий хозяин Белого дома не поступит, как Дональд Трамп, и не отменит соглашение.

    «Если первое из этих условий абсурдно, то второе невозможно, – констатирует «Блумберг». – Байден, безусловно, искренне хочет вернуть США в сделку, но ни один президент США не может гарантировать, что его преемник не пересмотрит условия и не придет к другому выводу».

    Издание приводит мнения других экспертов, оценивающих геополитические и экономические аспекты переговоров.


    «Вполне возможно, что мы увидим возобновление переговоров, но так и не придем к их завершению», – считает Майкл Сингх, бывший старший директор по делам Ближнего Востока в Совете национальной безопасности США.

    По словам Фоада Изади, доцента кафедры мировых исследований Тегеранского университета, по мере возобновления переговоров Иран может рассматривать продвижение своей ядерной программы как средство получения рычагов влияния.

    «Это язык, который понимает Вашингтон», – сказал Изади. Поскольку правящая элита страны нашла способ противостоять существующим санкциям, по его словам, «Иран продолжит жить под санкциями, как это было на протяжении последних десятилетий».


    Одна из причин, по которой Иран не спешит с заключением сделки, заключается в том, что его незаконная торговля с Китаем идет относительно успешно. С 2020 года Иран удвоил экспорт сырой нефти до 700 тысяч баррелей в день, причем большая часть этого объема приходится на Китай, говорит Хомаюн Фалакшахи, эксперт по торговле иранской нефтью и старший товарный аналитик компании Kpler, занимающейся сбором данных и анализом сырьевых рынков.

    С другой стороны, успех переговоров в Вене «может означать экономический ренессанс для Ирана», считает Мацей Войтал, основатель и главный инвестиционный директор компании Amtelon Capital, которая управляет инвестициями на Тегеранской фондовой бирже. «Возобновление экспорта нефти принесло бы по меньшей мере 50 миллиардов долларов в год в твердой валюте, что решило бы проблему дефицита бюджета и текущего счета. Это стабилизировало бы обменный курс и снизило бы инфляцию».

    Тем не менее аналитики не очень верят в такую возможность. «Мы считаем, что вероятность того, что США и Иран смогут окончательно согласовать условия соглашения к середине 2022 года, составляет менее 30 процентов, – говорят аналитики по энергетике JPMorgan Chase & Co. – Даже в этом случае, по нашим оценкам, Ирану потребуется около двух лет, чтобы нарастить производство до уровня, существовавшего до 2018 года. Однако длительная задержка или полный срыв переговоров представляется вполне реалистичным сценарием».

    Потенциальные последствия соглашения – или его отсутствия – отразятся на мировых энергетических рынках, а также на стабильности и безопасности Ближнего Востока, поэтому страны региона, особенно давние противники Ирана, пристально наблюдают за развитием событий.

    «Израиль не может смириться с Ираном, обладающим пороговым ядерным потенциалом, – сказал Майкл Орен, бывший посол Израиля в США. – Если Соединенные Штаты теоретически могут сосуществовать с Ираном, обладающим пороговым потенциалом, то Израиль – нет».

    Высокопоставленный чиновник из Саудовской Аравии заявил, что все члены Совета сотрудничества стран Персидского залива, состоящего из шести государств, внимательно следят за ходом переговоров. Хотя они поддерживают восстановление соглашения 2015 года в качестве первого шага, необходимо также рассмотреть более важные вопросы региональной безопасности и стабильности, включая ракетную программу Ирана, сказал чиновник.

    Александра Аппельберг, «Детали». На фото: президент Ирана Ибрагим Раиси, Iranian Presidency Office via AP √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend