Tuesday 19.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фотоиллюстрация: Pixabay
    Фотоиллюстрация: Pixabay

    Ядерное соглашение нужно заключать не с Ираном, а с Россией

    При поддержке почти половины стран мира новый договор ООН о запрещении обладания и применения ядерного оружия вступит в силу в начале следующего года – в прошлом месяце его ратифицировала пятидесятая по счету страна, Гондурас. Генсек Антониу Гутерриш назвал договор «данью памяти выжившим после ядерных взрывов и испытаний, многие из которых выступали за этот договор».


    Многие государства, не обладающие ядерным оружием, а также активисты и организации, выступающие за разоружение, считают это соглашение вехой в глобальных усилиях по предотвращению ядерной войны. Однако оно вызвало сильное сопротивление со стороны ядерных держав, особенно пяти постоянных членов Совета безопасности ООН: России, Китая, Франции, Великобритании и США.

    Ранее на этой неделе НАТО в очередной раз отвергло новый договор о запрещении ядерного оружия, заявив, что он не приведет к видимому результату. Североатлантический альянс заявил, что в представленном договоре не было «каких-либо строгих или четких механизмов проверки». Кроме того, он не был подписан ни одним государством «ядерного клуба». По словам представителей НАТО, единственным надежным путем к ядерному разоружению по-прежнему является существующий Договор о нераспространении ядерного оружия 1970 года, а новое соглашение рискует подорвать глобальную «архитектуру разоружения».

    Судя по всему, в 2021 году тема ядерного оружия будет одной из главных в мировой повестке дня – и, вероятно, одним из дипломатических вызовов для нового президента США Джо Байдена. Об этом пишет World Politics Review.


    Новый договор о запрещении ядерного оружия запрещает подписавшим его сторонам разрабатывать, испытывать, производить, приобретать, обладать, хранить и использовать или угрожать применением ядерного оружия. Он также требует, чтобы они не «помогали, не поощряли и не побуждали» кого-либо к деятельности, запрещенной договором, и не обращались за такой помощью. 

    Новый договор отражает разочарование государств, не обладающих ядерным оружием, неспособностью их "ядерных коллег" выполнить свою часть сделки, лежащей в основе предыдущих ядерных соглашений. Эта сделка призывает государства, не обладающие ядерным оружием, навсегда отказаться от его приобретения или разработки в обмен на доступ к мирным ядерным технологиям и обязательство ядерных держав «вести добросовестные переговоры об эффективных мерах» в отношении ядерного разоружения.

    После окончания холодной войны страны, обладающие ядерным оружием, в первую очередь США и Россия, значительно сократили свои арсеналы с 70 тысяч единиц оружия в 1980-х годах до 15 тысяч единиц сегодня. Бывший президент Барак Обама придал новый импульс усилиям по разоружению, когда в своей речи в Праге в 2009 году призвал перейти к «миру, свободному от ядерного оружия», и заключил с Россией Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, известный как СНВ-III.

    Однако возвращение Владимира Путина на пост президента России в 2012 году, за которым последовала аннексия Россией Крыма и военная интервенция на востоке Украины в 2014 году, нарушили эти планы. Несмотря на свои усилия по разоружению, Обама также приступил к модернизации ядерного арсенала США на сумму 1,2 триллиона долларов. Тем временем Россия предприняла собственную масштабную программу модернизации ядерного вооружения.

    В то же время ядерные державы, особенно США, стремились усилить положения о нерапространении, чтобы помешать таким странам, как Северная Корея и Иран, приобретать или накапливать ядерную мощь. Государства, не обладающих ядерным оружием, сочли, что ядерные державы не выполняют свои обязательства, и в июле 2017 года был заключен новый договор о ядерном разоружении, призванный оживить застопорившийся процесс.

    Некоторые эксперты называют новый договор неадекватным, поскольку в нем не устанавливаются четкие параметры разоружения – например, не разъясняется, каким образом ядерные страны должны ликвидировать свои арсеналы.


    Тем не менее, в будущем договор может создать политическую проблему для членов НАТО и других стран. Одно из его положений состоит в призыве не поддерживать действия, несовместимые с договором. Таким образом, пять стран-членов НАТО, на территории которых находится примерно 150 американских ядерных боеприпасов передового базирования – Бельгия, Германия, Нидерланды, Италия и Турция – автоматически нарушают этот пункт договора. Чем большей популярностью пользуются идеи разоружения среди политиков в этих странах, тем сложнее будет Джо Байдену разрешить эту дипломатическую задачу. 

    В статье для Foreign Affairs эксперты в области ядерного разоружения Сэм Нанн и Эрнест Мониц приводят конкретные шаги, которые Джо Байден может и должен предпринять, чтобы не допустить эскалации ядерной гонки. 

    Во-первых, пишут Нанн и Мониц, Байден должен выполнить свое обещание продлить новый договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-III) с Россией до истечения срока его действия 5 февраля. 


    Во-вторых, Байден должен объявить о сокращении развернутых стратегических ядерных вооружений – с 1550, разрешенных по договору, до, скажем, 1400 к концу 2021 года – и призвать Россию взять на себя аналогичные обязательства. 

    В-третьих, необходимо проверить системы ядерного командования, контроля и предупреждения США, включая меры по защите от киберугроз и несанкционированного, непреднамеренного или случайного применения ядерного оружия.

    Соединенные Штаты также могли бы побудить другие ядерные государства провести свои собственные внутренние проверки ядерных систем. Они могут послужить основой для более широких мер по снижению риска, которые ядерные державы могли бы принять на двустороннем или региональном уровне: например, установление «правил дорожного движения» в киберпространстве, исключающих кибератаки на ядерные объекты. 

    «Американо-российские отношения находятся в плачевном состоянии, но Вашингтон и Москва должны признать, что они разделяют экзистенциальную заинтересованность в предотвращении применения ядерного оружия, – пишут авторы статьи. – Работа с противниками на ядерной арене требует дипломатии, а не позерства. И администрация Байдена, и конгресс должны создать политическое пространство для Соединенных Штатов и России, чтобы возобновить взаимодействие между военными, дипломатами и учеными».

    Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. Фото: Pixabay

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend