Thursday 24.06.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Alexei Druzhinin, Sputnik, Kremlin Pool Photo via AP
    Alexei Druzhinin, Sputnik, Kremlin Pool Photo via AP

    Ядерная сделка с Ираном нужна для сдерживания России и Китая

    Несмотря на громкие заявления, что ядерная сделка 2015 года должна быть восстановлена в полном объеме, и ни о каких дополнительных условиях речи идти не может, Иран неделю за неделей продолжает переговоры в Вене и, судя по всему, готов проявить некоторую гибкость. И неудивительно: в долгосрочной перспективе Тегеран может много выиграть в экономическом и геополитическом плане, при незначительных уступках в плане тактическом. Главное, чего Иран надеется добиться – ослабления его зависимости от двух сверхдержав, России и Китая, в тисках которых страна оказалась из-за американских санкций. 

    В период усиленного давления со стороны Вашингтона Тегерану не оставалось ничего другого, кроме как искать дипломатической и оборонительной защиты у двух других великих держав. Россия превратилась в главного гаранта безопасности Ирана, военного партнера и поставщика военной техники. Китай так же быстро расширил свое сотрудничество в этих секторах. И Россия, и Китай воспользовались своим правом вето в Совете безопасности ООН, чтобы защитить Иран от требований Америки. Также Москва и Пекин публично выступили против требований Вашингтона расширить условия ядерной сделки в качестве условия для возвращения США за стол переговоров. 

    Это не первый раз, когда Иран оказался в губительной зависимости от сторонних сил. В XIX и XX веках Иран в разной степени зависел от России, Советского Союза, Великобритании и США, которые с готовностью использовали его ресурсы и пресекали любые попытки обрести самостоятельность. Вспомнить хотя бы переворот, соркестрированный ЦРУ, когда премьер-министр Мохаммед Моссадык решил национализировать нефтегазовый сектор.  

    Теперь иранская промышленность опасается очередной потери внутреннего контроля. Поэтому заключение 25-летнего всеобъемлющего договора о стратегическом партнерстве, о котором Тегеран и Пекин объявили в марте, вызвало сдержанную, а то и негативную, реакцию – даже несмотря на то, что китайские инвестиции в него составляют 400 млн долларов. 

    Тем не менее, история колониальной эксплуатации Ирана предрасполагает его политическую систему к тому, чтобы с глубоким подозрением относиться к любой зависимости от глобальных игроков в национальных и международных делах. У иранских официальных лиц есть веские основания для осторожности.

    Как пишет Foreign Affairs, в 2015 году Россия якобы предприняла тайную попытку остановить ядерную сделку, используя борьбу внутри иранского правящего класса. А благодаря недавно объявленному иранско-китайскому партнерству Китай стремится получить военный и наблюдательный доступ и контроль над иранскими портами и аэропортами. Иранцы осознают, что снятие санкций, особенно банковских ограничений, путем возобновления ядерной сделки важно для восстановления экономической независимости их страны. Возрождение ядерной сделки ослабит хватку двух сверхдержав над Тегераном и вернет ему геополитическую автономию. 

    По этим причинам, несмотря на кажущуюся непреклонной позицию президента Хасана Рухани о том, что «Соединенные Штаты, как сторона, нарушившая сделку, должны снять все санкции и предпринять практические шаги, чтобы иметь возможность вернуться» к ней, Иран продолжает переговоры. 

    Хотя Иран значительно продвинулся в обогащении урана, министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф подчеркнул, что «наши действия полностью обратимы» при полном соблюдении всеми сторонами условий соглашения. Ясно, что Тегеран готов снова работать с Вашингтоном, как он делал это в период с 2015 по 2018 год. 

    Для США простое возвращение к соглашению 2015 года будет недостаточным. И лидеры Ирана, несмотря на жесткую публичную риторику, подают сигналы, что готовы пойти навстречу. В своем ежегодном обращении к нации 21 марта верховный лидер Али Хаменеи намекнул, что Иран может быть открыт для внесения изменений в сделку – при условии, что изменения будут «в пользу Ирана», то есть принесут пользу нации в экономическом плане. «Венские переговоры завершатся победой иранского народа», – сказал Рухани.

    Сдерживание России и Китая отвечает не только интересам Ирана. Как уже писали «Детали», с недавнего времени Пекин позиционирует себя не только как торговый партнер стран региона, но и активный игрок со своими политическими интересами. Инициатива Китая «Один пояс, один путь» направлена ​​на то, чтобы поставить Китай в центр мировой торговли, а его «Цифровой Шелковый путь» – в авангард инноваций и технологий. Ради реализации этих планов Китай готов влиять на отношения внутри региона, что, в свою очередь, может нарушить сложившийся баланс сил. Скажем, все большая вовлеченность Пекина в израильский хайтек становится горячей темой американо-израильских отношений. 

    Активность России в регионе может носить как сдерживающий, так и контрпродуктивный характер. Именно поддержке со стороны Москвы обязан сохранением своей власти сирийский диктатор Башар Асад. И именно Россия, по мнению экспертов, откладывает или вовсе делает невозможным мирный процесс в Сирии. Большую роль Москва хочет играть и в урегулировании палестино-израильского конфликта, на что указывают ее дипломатические усилия во время недавней военной операции в Газе. 

    Александра Аппельберг, «Детали». Alexei Druzhinin, Sputnik, Kremlin Pool Photo via AP

    Читайте также: 

    Новая сверхдержава на Ближнем Востоке – Китай

    Китай хочет примирить Ближний Восток ради своих коммерческих интересов

    Зачем Россия срывает мирный процесс в Сирии?

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend