Thursday 02.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Imamedia via AP
    Фото: Imamedia via AP

    Ядерная бомба или ядерная сделка? 

    Иран все ближе к ядерной «сделке» или к ядерной бомбе. Вашингтон, Иерусалим, Тегеран, европейские столицы, а также Москва и Китай вовлечены в сложную игру с непредсказуемым исходом. Израильские аналитики пытаются предугадать ходы и шансы  главных игроков в этой смертельной игре.


    США

    Амос Харэль в «ХаАрец» обращает внимание на молниеносный визит гендиректора МАГАТЭ Рафаэля Гросси в Тегеран в конце минувшей недели. Он сообщил о достижении временного соглашения с иранским правительством, по которому инспекторам агентства ООН будет разрешено продолжить свою деятельность на иранских ядерных объектах в течение еще трех месяцев.

    Договоренность была достигнута так быстро, чтобы опередить вступление в силу закона, принятого иранским парламентом.


    Закон был призван предотвратить внезапные посещения инспекторами подозрительных объектов. Другими словами, МАГАТЭ выиграло время для возобновления переговоров между США и Ираном о возвращении к ядерному соглашению. Иран тоже выиграл: эти шаги побуждают администрацию Байдена вернуться за стол переговоров.

    Но у президента США остается не так много времени.  Президентские выборы в Иране состоятся в июне этого года, и к власти могут прийти более радикальные круги, не желающие возврата к ядерной сделке.

    Израиль

    Премьер-министр Биньямин Нетаниягу на днях заявил, что Израиль придерживается своей позиции не допустить обретения Ираном ядерного оружия. Как полагает Харэль, премьер предлагает Байдену придерживаться позиции «максимального давления» на иранцев. Судя по всему, Нетаниягу собирается проводить конфронтационную политику по отношению к американцам. Но, несмотря на возобновление израильской угрозы применения  военного варианта, сомнительно, что это произойдет. Нетаниягу знает, что в новой игре, которая началась с Байденом, у него на руках  нет козырей. Но и другие высокопоставленные деятели в Израиле, в первую очередь армейские круги, также обеспокоены действиями Ирана, который де-факто продвигает ядерный проект.

    Иран

    Тегеран ожидает полной отмены санкций в обмен на прекращение нарушений со своей стороны, а затем ускоренного возврата США к ядерному соглашению. Шансы на то, что президент Байден добьется от верховного лидера Ирана Али Хаменеи соглашения, которое устроит Израиль, очень малы.


    Сет Францман из «Джерузалем пост» пытается объяснить, почему Иран переигрывает западных дипломатов. На его взгляд, это происходит потому, что Запад отказался от  известного девиза Клаузевица, что война – это продолжение политики иными средствами. А Иран, напротив, взял этот лозунг на вооружение.

    Для западных  дипломатов бесконечные дискуссии о переговорах важнее применения силы. Они склонны рассматривать это, как крайнее средство. По их мнению, если начались боевые действия, то они потерпели неудачу. Но это не относится к иранским, а также российским и турецким дипломатам. По их мнению, дипломатия – это не политика кнута и пряника, а «просто две части кнута».

    Таким образом, главный дипломат Ирана Джавад Зариф не считает, что атаки проиранских формирований на силы США в Ираке каким-то образом подрывают его миссию по взаимодействию с Западом; напротив, скорее, это средство торговли. Поэтому посол Ирана в Ираке, КСИР и ставленники Ирана, такие как отряды  «Катаиб Хизбалла», могут планировать ракетные удары. Поскольку США декларировали, что возврат к сделке – их главная цель, Иран может маневрировать своими силами и в других странах.


    Они могут прекратить использование повстанцев-хуситов в Йемене, а затем устроить нападения на Саудовскую Аравию. Нет никаких «сделок» или «услуга за услугу». Эти мало завуалированные сообщения звучит так: «Если вы вернетесь к сделке, мы сможем остановить эти атаки». Тегеран  понимает, что единственный способ для Запада помешать ему получить ядерное оружие – это война. Западные страны и США не хотят войны. Следовательно, единственный способ замедлить производство Ираном ядерного оружия – это дать Ирану то, что он хочет.

    Но если Иран не получит возврата к сделке, он  будет иметь «право» использовать свои прокси-силы в Ираке, Йемене, Сирии и Ливане. Если сделка состоится, Тегеран сможет уменьшить количество атак и дать Западу спокойствие в регионе.

    Эта методология позволяет Ирану успешно влиять на общую повестку дня и добиваться того, чего он хочет. Иран может даже не стремиться к скорейшему получению ядерного оружия. Но он знает, что может в любое время возобновить обогащение урана.

    Как замечает Францман, цель  Запада – избежать войны и появления ядерного Ирана. Но целью Ирана может быть не получение ядерного оружия, а использование этой угрозы для обретения возможности маневра в других областях.

    Но при этом он также хочет достичь той степени свободы, которая даст ему возможность создания ядерного оружию таким образом, чтобы не нарушать условия сделки.  В СВПД был указан ряд временных рамок, по истечению которых Иран сможет начать снова импортировать необходимые ему технологии и в конечном итоге вернуться к своей ядерной программе, когда сочтет необходимым.

    Надо учесть, что если это понимают израильские аналитики, то и все другие участники игры видят лежащие на столе карты. А это означает, что помимо предъявленных дипломатических ходов, в «запасниках» генштабов и спецслужб всех стран лежат и другие козыри, вроде ликвидации генерала Кассема Сулеймани, взрывов израильских посольств или бомбардировки ядерных объектов.

    Владимир Поляк, «Детали». На снимке: запуск ракет на учениях иранского КСИР. Imamedia via AP˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend