«Я сцеживала молоко – и возвращалась в бой». 7 октября решило вопрос о женщинах в ЦАХАЛе?

«Я сцеживала молоко – и возвращалась в бой». 7 октября решило вопрос о женщинах в ЦАХАЛе?

7 октября у доктора Шани Свораи заканчивался декретный отпуск после рождения третьего ребенка. Двум другим детям было 3 и 5 лет. Это не помешало 37-летней женщине-медику отправиться в Газу – в качестве командира передового медицинского подразделения 14-й бронетанковой бригады: «Никто не ожидал, что я приду на службу, но я не могла поступить иначе. Моя мама взяла 3-месячного ребенка и сказала: «Иди, все хорошо». То же самое было и с родителями моего мужа — его тоже призвали в резерв. Три месяца нас практически не было дома».

Свораи получила медицинское образование в рамках академической программы «Атуда» в ЦАХАЛе. Она служила офицером-медиком в пехотном батальоне и в бронетанковой бригаде. На службе ей уже приходилось бывать в опасных ситуациях. Но в Газе она впервые оказывала помощь раненым под огнем – в составе передовой реанимационной роты.

Для матери 3-месячного ребенка это оказалось посильной работой. «Было бы гораздо тяжелее сидеть дома и ничего не делать», – признается она.

Свораи – одна из примерно 40 тысяч женщин-резервистов, принявших участие в наземной войне в Газе. Это в 18 раз больше, чем во время войны в Ливане в 2006 году. Тогда в резерв было мобилизовано всего 2210 женщин.



«Я сцеживала молоко в полном снаряжении, а иногда и в бронежилете. Иногда люди разговаривали со мной, пока я сцеживала молоко, и даже не замечали этого, потому что я делала это под формой», – говорит она.

С начала войны в наземной операции приняли участие 73 женщины-врача и фельдшера. Они действовали на передовой, плечом к плечу с солдатами боевых частей, участвуя в бесчисленных спасательных операциях с риском для жизни.

Бойцы-мужчины, по словам Свораи, очень поддерживали ее.

«Это была бригада резервистов, а не дети 18-20 лет. Они понимают, что значит оставить дом и детей. Я жила, ела и спала вместе с ними. Гендерные границы еще больше размылись, когда мы стали говорить о воспитании детей. Служить в военное время сложно всем родителям – не только матерям», – вспоминает она.

Война в Газе стала новой главой в истории ЦАХАЛа. В том числе и в плане участия женщин в боевых действиях.

Атака ХАМАСа 7 октября привела к ситуации, которую не могли предвидеть военные стратеги. Женщинам пришлось участвовать в длительных и сложных боях с террористами. Они впервые вошли в Газу в составе наземных сил, выполняя боевые, коммуникационные, медицинские, логистические, технологические и кадровые задачи.

Газа-Танк-Солдатка
Фото: Элиягу Гершкович

В то же время за 5 месяцев войны стала очевидна тяжелая ситуация с кадрами в ЦАХАЛе. Армии уже сейчас не хватает солдат боевых частей – сотни были убиты, тысячи – получили ранения. И это в момент, когда Израиль, возможно ждет еще одна длительная война – с Ливаном.

Одновременно стало ясно, что на одни только высокотехнологические средства полагаться нельзя. Концепцию «маленькой и умной» армии можно забыть. В ближайшие годы Израилю потребуется много наземных сил.

Отсюда и решение увеличить срок службы – как резервистам, так и солдатам-срочникам. Законопроекты об этом уже лежат на столе в кнессете – и вызывают немалый гнев у общественности.

Его значительная часть направлена против ультраортодоксов. За последний год 66 000 молодых «харедим» получили освобождение от призыва как изучающие Тору. Несмотря на потрясшую Израиль трагедию 7 октября, с начала войны в армию записались только 540 ультраортодоксов, из них только 188 – в боевые части.

Эта и другие проблемы, указывают, что государству следует обратить внимание на кадровый резерв, существующий прямо у него под носом, – женщин, требующих дать им больше боевых должностей. И в отличие от молодых «харедим», мотивация к службе у неультраортодоксальных женщин очень высока.

По данным ЦАХАЛа, во время первого с октября призыва, прошедшего в ноябре-декабре, рекордное число девушек пытались призваться в боевые подразделения. Желающих было больше, чем мест в подразделениях, где служат женщины.

Например, женщин, желающих призваться в пехотный батальон пограничной охраны «Барделас» («Гепард») было 116 процентов от запланированного числа. Та же ситуация была в МАГАВ (119 процентов) и артиллерийских войсках (132 процента).

«В период судебного разбирательства по делу Алисы Миллер в середине 1990-х, когда женщинам разрешили поступать на курсы пилотов ВВС Израиля, это было вопросом «безопасности против равенства». Но с тех пор это уравнение утратило актуальность. Стало ясно, что равенство служит безопасности, позволяя в полной мере реализовать потенциал женщин», – говорит Идит Шафран Гиттлман, старший научный сотрудник Института исследований национальной безопасности Тель-Авивского университета.

По мнению Галит (псевдоним), до недавнего времени проходившей боевую службу в пехотном подразделении, ситуация очевидна.

«Армии нужно больше женщин на боевых ролях, поскольку общая доля призывающихся в ЦАХАЛ очень мала, особенно в боевые части. Кто-то должен выполнять грязную работу – защищать границы страны», – говорит она.

Сегодня, после решения Высокого суда по делу Алисы Миллер, а также других решений и гражданских протестов, для женщин открыто около 90 % всех боевых и небоевых ролей. Тысячи женщин сегодня служат на боевых должностях – их число выросло на 220 % за десять лет.

Тем не менее, и сегодня большинство подразделений сухопутных войск, например, бригады «Голани», «Гивати», десантные войска, бронетанковый корпус и бригада «Нахаль», по-прежнему недоступны для женщин.

На пороге перемен

В месяцы, предшествовавшие войне в Газе, в обществе разгорелась бурная дискуссия о призыве женщин в боевые части. Она отражала борьбу между консерваторами и либералами, религиозными и светскими общинами – за природу израильского общества.

«Служба в совместных подразделениях вредит оперативному потенциалу ЦАХАЛа и способности выполнять свои задачи», – утверждал Бецалель Смотрич – глава партии «Религиозный сионизм». Его однопартиец Симха Ротман пошел дальше и заявил, что ЦАХАЛ «выбросил оперативные возможности в окно, чтобы интегрировать женщин».

Однако многие из этих аргументов рассыпались в прах 7 октября, когда женщины-военные показали примеры великолепного героизма.

Подполковник Ор Бен Иегуда, командир батальона легкой пехоты «Каракал», 7 октября возглавила бой с террористами на заставе ЦАХАЛа Суфа. Бойцы под ее командованием уничтожили более 100 террористов.

Ярден Шукрун Йифрах, первая в истории женщина-командир батальона в спасательно-учебной бригаде Командования тыла, участвовала в трех различных сражениях с террористами – на перекрестке Гилат, на базе в кибуце Урим и в Офакиме.

Особняком стоит пример девушек-танкисток из батальонов пограничной охраны. 7 октября они сражались против террористов 17 часов подряд, во взаимодействии со спецназом. Женщины принимали критические решения в режиме реального времени и, как сообщается, уничтожили 50 террористов, защищая жителей кибуцев.

Женские танковые экипажи получили похвалу от руководства ЦАХАЛа. Интересно, что всего за месяц до этого армия сообщила Верховному суду, что не собирается поддерживать интеграцию женщин в обычные бронетанковые войска.

Начальник генштаба ЦАХАЛа заявил тогда судьям, что, по его мнению, женщин, способных пройти отбор в бронетанковый корпус, слишком мало, поэтому усилия по их интеграции не стоят труда. Менее чем через месяц реальность высветила нелепость этого заявления.

Большинство израильтян поддерживает службу женщин в боевых частях. В ходе опроса, проведенного через месяц после начала войны, 70 % респондентов заявили: ЦАХАЛ должен разрешить женщинам отбор на такие роли. Только 7 процентов высказались против этого.

«Мы стоим на пороге перемен, проистекающих из потребностей ЦАХАЛа. Армия должна изменить подход: активно искать женщин, готовых поступить на военную службу, и поощрять их проходить отбор. ЦАХАЛ не сможет обойтись без женщин-бойцов», – говорит Офра Эш, исполнительный директор Forum Dvorah, ассоциации за расширение участия женщин в сферах национальной безопасности и внешней политики.

Впрочем, рано думать, что люди, выступающие против интеграции женщин в боевые подразделения, теперь отступят.

Газа-Солдатки
Фото: Илан Ассаяг

Если женщины будут служить в армии – религиозные призывники откажутся?

«Возможно, раввины  теперь будут умереннее высказываться против службы женщин в боевых частях  – после самопожертвования и успехов женщин на войне. Но настоящей революции в этом отношении не будет, – говорит раввин Натанель Эльяшив, преподававший в поселении Эли на Западном берегу. – Возможно, они заговорят осторожнее и уважительнее, ибо их тон порой был уничижительным. Но суть не изменится. Некоторые раввины в принципе выступают против призыва женщин на военную службу, особенно религиозных, независимо от подразделения. Другие за призыв женщин, но не в боевые части».

«И, если мы уже говорим о боевом подразделении, то будет ли в нем разделение по половому признаку или нет? – беспокоится он. – Я не знаю ни одного раввина, даже среди умеренных, который поддержит службу в совместном боевом подразделении, где нет разделения по половому признаку, как в батальоне «Каракаль».

Эльяшив жалуется, что перспектива совместной службы с женщинами заставит многих религиозных призывников отказаться от службы. «Так произошло в артиллерийском корпусе – многие религиозные мужчины перестали выбирать эту службу, поскольку в боевых частях корпуса появились женщины», – говорит он.

Для депутата Матана Каханы, бывшего командира эскадрильи ВВС и министра по делам религий в правительстве Беннета-Лапида, дебаты о более широкой интеграции женщин в ЦАХАЛ тоже еще не закончены.

«Меня не удивили впечатляющие результаты женщин в боях 7 октября и во время наземной операции. Будучи командиром эскадрильи, я отправлял женщин-пилотов на опасные задания, не задумываясь ни на секунду. В ВВС и других частях они уже давно зарекомендовали себя как превосходные бойцы, – говорит он. – Но интеграция женщин представляет собой двойную проблему: их значимость в оперативном плане и физиологические проблемы, а также проблема религиозно-сионистского населения, расколотого почти по всем вопросам, кроме одного: что с точки зрения Галахи есть проблемы с боевой службой женщин».

«Вся страна – это фронт»

Есть еще один сложный вопрос, который нельзя обойти, обсуждая службу женщин в ЦАХАЛе. 7 октября как гражданских, так и солдат похищали в Газу и, по свидетельству очевидцев, подвергали там сексуальному насилию.

Вопрос о захвате в плен – неотъемлемая часть дискуссии, особенно о женщинах в боевых подразделениях.

Однако, как говорит Шафран Гиттлман, «когда я участвовала в дискуссиях с женщинами, желающими стать солдатами, и вставал вопрос о плене, ответ всегда был таким: “Я сама решу, что делать”».

«Кроме того, многие женщины-военнослужащие, захваченные ХАМАСом, были наблюдательницами. То есть, служили в небоевых подразделениях, – продолжает Гиттлман. – Многие из похищенных женщин – вообще гражданские лица. Так что же, нам теперь вообще не допускать женщин к границам страны? Сегодняшняя ситуация с безопасностью привела к пониманию того, что вся страна — это фронт».

Что еще мешает интеграции женщин в ЦАХАЛе?

«Война доказала, что женщин не измеряют весом, который они могут тащить на спине. Война изменила представление о пехоте – пехотинец тоже не все делает пешком и не должен постоянно таскать 70 процентов веса своего тела, – говорит доктор Свораи. – Я носила то же снаряжение, что и ребята. Снаряжение не обязательно должно быть таким тяжелым, вес можно уменьшить. Есть парни, которые весят 65 килограммов, и для них найдены решения – их не отстраняют от боев».

Офра Эш из Forum Dvorah отмечает, что, помимо необходимости справляться с физическими проблемами, успешная интеграция женщин в боевые части связана с их продвижением в высшие эшелоны командования.

«Сегодня в форуме Генерального штаба всего три женщины, – отмечает она, – очень достойные, но ни одна из них не из оперативной сферы. В ЦАХАЛе уже есть женщины-командиры батальонов и бригад. Надо создать больше карьерных возможностей для женщин в звании выше майора. Если ЦАХАЛ не будет развивать лидерство женщин-командиров на оперативных должностях, мы останемся на том же месте. Даже те женщины, которые не продолжат службу в армии, получат силу и потенциал, чтобы стать лидерами в израильском обществе, а это крайне важно».

Рони Линдер, «ХаАрец», Н.Б. Фото: AP Photo Tsafrir Abayov ∇

Новости

Байден: мое послание Ирану - DON'T
Новый вид вандализма в Израиле: царапают на припаркованных машинах изображение палестинского флага
ЦАХАЛ сбросил на Рафиах листовки с фотографиями заложников: "Помогите их найти, обеспечьте свое будущее"

Популярное

«Битуах леуми» досрочно выплатит пособия в апреле: подробности

Служба национального страхования в апреле  досрочно выплатит большинство социальных пособий. По случаю...

Раввин, призвавший уклоняться от армии и оскорблявший выходцев из экс-СССР, получит премию Израиля?

Поначалу это звучало как шутка: премию Израиля получит главный  сефардский раввин Израиля Ицхак Йосеф. Этот...

МНЕНИЯ